Проливной дом
Фото: Собака Татьяны Топильской Мариполька, ее глаз выбит куском штукатурки

Проливной дом

2 ноября 2015 08:33 / Общество

ЖКС № 2 Московского района пытается засудить семью инвалидов.

Древние говорили, что уровень цивилизованности страны можно оценивать по отношению общества к своим старикам. В нынешнее время к этому безусловно важному параметру можно с легкостью добавить еще один – степень ответственности коммунальных служб перед жителями. И здесь наша цивилизованность находится где-то между изобретением каменного топора и колеса. Татьяна Топильская 13 лет пытается бороться с протечками, которые буквально разрушили ее квартиру, а вместе с тем и жизнь ее семьи. Вместо помощи от ЖКС № 2 Московского района она получила иск.

Когда начинаешь писать о проблемах Татьяны Топильской, буквально не знаешь, с чего начать. Может, с того, что ее семья из четырех человек полностью состоит из инвалидов: мама может передвигаться только на коляске, а дочь Нина получила ревматизм, вполне вероятно, из-за расплодившейся в квартире плесени.

Или с того, что отвалившаяся с потолка штукатурка, как рассказывает Татьяна, выбила глаз и повредила позвоночник ее собаке?

А может быть, с поврежденной горячей водой гитары XVIII века, погибших картин и рисунков, уничтоженных протечками синтезатора и двух фортепиано? Все члены семьи Татьяны профессионально занимаются музыкой и изобразительным искусством – вернее, пытаются заниматься, потому что в условиях коммунального ада любая деятельность превращается в подобие строительства песчаных замков в шторм.

Работы Татьяны и ее детей, наименее поврежденные протечками

Бодание с дубом

"У нас в доме давно уже были гнилые трубы, и протечки случались, но настоящая беда началась в 2002 году, когда умерла старушка – соседка сверху, – вспоминает Татьяна. – Ее наследница стала сдавать квартиру, и съемщики относились к состоянию сантехники совершенно безразлично. В какой-то момент даже техник ЖКС признал, что в квартире надо мной нарушена обвязка в ванной. То есть попросту – что вся вода, которая попадает в слив ванной, выливается на пол и потом течет ко мне…"

Первые годы ЖЭК принимал хоть какое-то участие в ее проблемах. По крайней мере, составлялись акты о протечках. Татьяна, слабо знакомая с тонкостями юриспруденции, несколько раз пыталась подать в суд на возмещение ущерба. В итоге ей удалось это сделать только при помощи прокуратуры – правда, прокурорские работники почему-то сократили ее требования до минимума.

"При реальном ущербе около 300 тысяч в 2009 году суд вынес решение о компенсации мне 53 тысяч рублей, – рассказывает Топильская. – Но я и этих денег не получила. Какой-то сотрудник в суде сказал мне, что к приставам с такими мизерными суммами никто не обращается, только по алиментам. И я поверила…"

В результате решение суда осталось неисполненным. Но с тех пор коммунальщики, по словам Татьяны, отказавшиеся выступать на суде третьим лицом и подтвердить факт протечек, чуть ли не объявили ей войну. Как она утверждает, сотрудники ЖКС отказываются составлять акты о новых протечках.

"20 декабря 2014 года комиссии была представлена квартира 36 (принадлежащая семье Топильской.– А. Б.) после очередного залития от 13 декабря 2014 г. по халатности арендаторов кв. 39. Залиты все три этажа (квартира Топильской находится на третьем этаже, кв. 39 – над ней, на четвертом. – А. Б.). В службе "004" есть заявки от других соседей. Приезжала аварийная служба. Техник и представитель ЖКС № 2 в присутствии сотрудника администрации Московского района отказались составить акт о протечке кв. 36 и 33, что опять лишает нас возможности обратиться в суд для возмещения ущерба", – пишет Татьяна в своем заявлении в районную администрацию 23 декабря 2014 г.

В марте 2015-го Топильская получила ответ администрации, в котором утверждается, что сотрудники Жилкомсервиса вышли к ней в адрес, чтобы составить в акт, но им никто не открыл дверь.

"Нас действительно не было дома 5 марта, – поясняет Татьяна. – Мы стараемся поменьше жить в квартире с плесенью и как можно больше времени проводим на даче".

В ответе также говорится, что о своем визите коммунальщики предупредили жильцов по почте. А так как заказное письмо не вернулось назад, то они его якобы получили. Между тем Топильская утверждает, что ей никакого письма не приходило.

После очередной протечки, случившейся в июне 2015 г., она пригласила своих знакомых стать свидетелями того, как поведут себя коммунальщики. В результате за подписью пяти человек был составлен акт от 17 июня 2015 г.: "В ночь на 15.06.2014 произошла протечка из кв. 39. Были залиты два этажа. Протечка зафиксирована в аварийной службе и в "004". В результате залиты: стены, потолок, газовая колонка, размок гипсокартон, испорчены строительные материалы и имущество (мотокультиватор "Мантис", масляный радиатор, патефон, настенный зеркальный шкаф, инструменты).

Разрушенный водой кухонный уголок, который семье Топильских подарили друзья

Пришедшая 17.06.2015 в 12.30 техник Захаренкова в квартиру не вошла, осмотреть следы протечки, состояние и ущерб отказалась. Мастер текущего ремонта, сантехник П. С. Дунаев осмотрел мокрые стены, потолок, тщательно проверил исправность всего сантехоборудования кв. 36. Но оба представителя ЖКС № 2 категорически отказались составить акт залития и дефектационную ведомость и письменно подтвердить исправность сантехоборудования в кв. 36, мотивируя тем, что это не входит в их обязанности. В присутствии свидетелей, подписавших данный акт и произведших фотофиксацию".

Последняя капля

Пока Татьяна собиралась с силами, чтобы судиться то ли с заливающими соседями, то ли с ЖКС № 2, оказалось, что она сама стала ответчиком.

В октябре на нее подала в суд сама ЖКС № 2, требуя возместить почти 20 тыс. руб. по неоплаченным счетам за воду и газ с января по май 2015 г.

"За газ мы платим не по розовой квитанции, а непосредственно поставщику, что подтверждается квитанциями, – поясняет Топильская. – Что же касается воды, то мы в декабре прошлого года поставили счетчики. Но Жилкомсервис все это время отказывается их принять и требует с нас оплаты на общих основаниях. Между тем мы почти за год использовали всего рублей на пятьдесят – большую часть времени живем на даче. Использованную воду я оплачу к следующему заседанию". Действительно, в квартире 36 стоят счетчики на воду, есть все документы об их подключении и пломбировании. Показывает Татьяна и заявление в администрацию района, с входящим номером, в котором требует принять эти счетчики.

29 октября должно было начаться рассмотрение иска по существу, но представитель ЖКС № 2 в суд не явился. Причем не только на заседание Топильской, но и на другие: на этот день у судьи Елены Дола было расписано около десятка исков Жилкомсервиса к разным жильцам.

Мы обратились за комментарием в ЖКС № 2 Московского района. Однако замгендиректора Марина Филонова отказалась давать какие-либо комментарии.

Шефство над несчастливой квартирой обещает взять движение "Красивый Петербург". Участники движения уже ходили на суд к Топильской и собираются оказать ей посильную юридическую помощь.

"Помимо прочего, Жилкомсервис отказывается принимать наши справки о проживании на даче и лечении в больницах и санаториях за несколько лет, – добавляет Татьяна. – Из-за якобы "неоплаты" нам отказывают во всех видах соцпомощи, хотя наша семья по уровню доходов находится за чертой бедности".

Представитель Татьяны, куратор "Красивого Петербурга" в Московском районе Анатолий Канюков утверждает, что в случае, если сторона истца не пойдет на добровольное разрешение всех проблемных вопросов, от имени Татьяны будет подан встречный иск.

"Сначала мы постараемся наладить полноценный диалог, – поясняет Канюков. – Если нам не пойдут навстречу, будем добиваться, во-первых, чтобы безосновательно не взваливали никакой материальной ответственности на семью инвалидов. Во-вторых, чтобы та часть ремонта, которую должен делать ЖКС № 2, была сделана. И наконец, будем добиваться законного перерасчета по коммунальным платежам".

Фото Елены Лукьяновой