Как нарушить покой автоугонщика

Как нарушить покой автоугонщика

26 ноября 2015 13:00 / Общество

«Угонам нет» готовы обогнать полицию по эффективности в несколько раз

В 2014 году в Петербурге было совершено около 6250 автоугонов. Раскрыто 3,6% дел – чуть больше 200 случаев. Машин владельцам возвращено и того меньше. Государство не справляется с волной угонов и, к счастью, даже в полиции начали это осознавать. Весной 2015-го ГУМВД по СПб и ЛО официально поддержало общественную инициативу «Угонам нет» (ugonamnet.ru). С августа это движение заработало на полную мощность – в месяц активисты находят 60–70 автомобилей.

«Угонам нет» – сайт, аккумулирующий информацию, 3–4 аналитика, ее обрабатывающих, и около двух десятков «файндеров» – людей, которые на регулярной основе занимаются тем, что ходят по городу и ищут подозрительные автомобили. Плюс волонтеры, которые через сайт всегда могут проверить, находится ли машина в угоне.

Благодаря сотрудничеству с ГУМВД «Угонам нет» получает информацию от полиции и может оперативно определять, является ли тот или иной автомобиль угнанным.

Минус один!

Автомобиль Nissan Teana был найден файндером во дворе дома в спальном районе вечером 18 ноября 2015 года. Автомобиль вызвал у него подозрение, во-первых, потому что была неделя угонов «Тиана» (их пропадало очень много). Во-вторых, номер, на нем висевший, начинался на букву «А» – такие номера выдавались в основном лет десять назад. Так как «Тиана» – модель новая, это показалось файндеру странным.

«Есть много способов заподозрить, что автомобиль, который вы видите, находится в угоне, – поясняет один из лидеров движения Алексей Трофимов. – Чаще всего мест во дворах для парковки не хватает, и автолюбители легко смогут заметить «чужую» машину. Если она стоит несколько дней без движения – высока вероятность того, что она угнана и находится в «отстойнике». Повышает вероятность номерной знак другого региона: полицейская информационная система устарела, и сотрудники ГИБДД, остановив автомобиль, не смогут узнать, что он угнан, если похититель успел заехать в другой регион. Единой базы угонов по стране до сих пор не существует».

Как объясняет Алексей, у угонщиков есть несколько отработанных сценариев работы с украденными машинами. Один из них: угнав машину, поставить ее где-нибудь поблизости, под присмотром, на недельку-другую, с целью понаблюдать, не найдет ли ее хозяин: например, по GPS-маячку и т. п. Если машина обнаруживается, угонщик ничего не теряет. Тогда машину можно найти неподалеку от места угона.

Иногда, прежде чем ставить угнанную машину в отстой, на ней могут поменять номер: чтобы труднее было опознать.

Это и произошло с Nissan Teana. Файндер запросил помощи у аналитиков, и те, используя открытые источники, выяснили, что номер, начинающийся с «А», принадлежит «Вольво-850» 1993 года выпуска. Участники движения вызвали на место полицию, пригласив туда активистов «Угонам нет» – на случай непредвиденных обстоятельств. Потом начался поиск владельцев – как автомобиля, так и номерного знака.

Полиция приехала только через несколько часов и выставила пост; до тех пор активисты блокировали выезд потенциально угнанной машине своим транспортом.

«Если бы угонщик пришел на место и попытался скрыться, мы не стали бы его задерживать, – поясняет Алексей Трофимов. – Это дело правоохранительных органов, и мы не собираемся подвергать участников нашего движения опасности. Тем более что среди наших файндеров есть и студенты, и даже мамы, гуляющие с колясками. Однако заблокировать выезд угнанному автомобилю – относительно безопасно».

Наконец, спустя часов восемь на место прибывает следственная группа, которая проводит осмотр автомобиля. Они выяснили его ВИН-номер (повезло, что угонщики не успели его перебить) и нашли владельца. Машина действительно была угнана из Московской области 20 октября 2015 г.

19 ноября утром владелец угнанного ниссана уже приехал в Петербург и вскоре смог забрать свой автомобиль.

Между тем активисты связались с владельцем вольво, с которого был снят номер, обнаруженный на угнанной машине. Оказалось, тот поставил свою машину на ремонт в один из небольших автосервисов, причем ремонт предполагался долгий.

«Логично предположить, что сотрудники автосервиса могут быть причастны к происшедшему, – рассуждает Трофимов. – Пока машина на ремонте, они могут использовать номер в иных целях. Мы сообщили это следователям. По идее, они должны первым делом проверить, не работает ли кто-либо из сотрудников автосервиса поблизости от того места, где обнаружен угнанный автомобиль».

Как делается в Питере

По мнению активистов «Угонам нет», в Петербурге действует несколько преступных группировок, занимающихся угонами, причем, вполне вероятно, имеющих связи с полицией. Для них это отлаженный бизнес.

Сначала они угоняют автомобили, используя так называемые кодграбберы – электронные устройства, способные взломать центральный замок и отключить сигнализацию автомобиля. Интересно, что кодграбберы находятся в свободной продаже, их может купить любой желающий. А в интернете есть целые сообщества фрикеров – взломщиков электронных систем, которые помогают друг другу бороться с охранными нововведениями. На самом деле простой запрет на продажу кодграбберов уже осложнил бы жизнь преступникам.

Дальше с угнанным автомобилем могут поступить по-разному. Значительную часть предлагают вернуть владельцам за выкуп. Причем часто это делают так называемые частные детективы.

«Деятельность таких людей, на мой взгляд, может подпадать под статью «Вымогательство», – считает Алексей Трофимов. – Я сам занимаюсь детективной деятельностью и не понимаю, каким образом они могут оставаться в правовом поле, если находят машину, предоставляют ее фотографии, в том числе изнутри, истинному владельцу, а потом требуют денег за то, чтобы назвать ему место, где она находится. По закону, если детектив обнаружил похищенный автомобиль, он должен первым делом вызвать полицию, а потом уже решать вопросы с клиентом – в соответствии с имевшимися у них договоренностями».

Если владелец отказывается иметь дело с «детективом»-вымогателем, машина может быть продана. Для чего на ней перебивают ВИН-номер и меняют номера (это называется «переколбас»; а автосервисы, где это делается, – «колбасный цех»). Проще всего это сделать, найдя в интернете сообщения о продаже похожей машины в другом регионе. Тогда угонщик обращается к продавцу и просит его прислать копии документов на машину, а также копию паспорта, якобы чтобы их проверить. Так он узнает госномер и ВИН-номер автомобиля, копирует их на угнанной машине – и получается двойник реально существующего транспортного средства, который ГИБДД не в состоянии отследить, так как он находится в другом регионе!

Затем подделывается паспорт владельца машины (но с фотографией одного из членов банды), и по нему угнанный автомобиль продается ничего не подозревающему покупателю.

Интересно, что при этом в проданную машину нередко ставится маячок – той же ночью угонщик находит ее и угоняет снова, чтобы перепродать, ведь у него собраны уже несколько пакетов документов: госномеров и ВИН-номеров – именно на эту машину.

Наконец, вместо мучений с переколбасом можно просто разобрать угнанную машину на запчасти (отдать в «распил»).

Подобная информация, как и много другой, не является секретом и для полицейских. Однако они почему-то не в состоянии сравниться в поиске угнанных машин с маленькой командой активистов. Это может быть связано с тем, что как показатель эффективности работы полиции имеют значение только раскрытые дела, а не обнаруженные автомобили. Однако и это не объяснение: дел тоже раскрывается крайне мало. В основном лишь в тех случаях, когда ГИБДД ловит угонщика «на горячем», за рулем только что угнанной машины. Значит, есть иная причина крайней неэффективности полиции в делах об угоне. Остается сложить два и два.

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close