Тигры в клетке. Лес и озеро – там же

Тигры в клетке. Лес и озеро – там же

25 декабря 2015 15:33 / Расследование

В Выборгском районе количество незастроенных лесных участков уменьшилось еще на 23 га.

Это установили активисты движений «Новый экологический проект» и «Открытый берег», проводя очередной рейд по лесным участкам, сданным в аренду под рекреацию.

Всего в декабре было осмотрено 10 участков – три на берегу Красногвардейского озера и семь – на берегу Финского залива в районе поселка Озерки. Из этих десяти три оказались полностью огороженными, причем в двух случаях захваченной была и береговая полоса. На десять договоров аренды три захвата – согласитесь, нехорошее соотношение. Тем более что остальные участки в скором будущем, очевидно, ожидает та же судьба. Во всяком случае один из наделов площадью 3 га на берегу залива еще месяц назад был открыт для доступа.

Теперь он окружен неприступным забором, а внутри работают несколько единиц тяжелой техники, которые убирают спиленные сосны. Под крышу возведен дом; видимо, он тут будет не один. Принимая во внимание, что большинство арендованных участков расположены плотной цепью вдоль берега залива и имеют весьма большие площади (20–45 га!), есть основания полагать, что в обозримом будущем весь лес на побережье будет застроен.

Напомним, что примерно год назад РОО «Новый экологический проект» совместно с «Новой газетой в Санкт-Петербурге» инициировали общественную проверку арендованных лесов. Несмотря на то что словосочетание «аренда под рекреацию» звучит относительно безобидно, в отличие, например, от «аренды в целях заготовки древесины», это не менее опасный вид лесопользования. В большинстве случаев он означает захват и застройку лесного участка. Хотя Лесной кодекс номинально запрещает приватизацию, огораживание и капитальное строительство в лесу, на деле арендованные участки используются под частные дачи либо закрытые базы отдыха. С 2008 года, когда стала возможна рекреационная аренда, мы уже потеряли несколько тысяч гектаров лесов, расположенных, как правило, на берегах водоемов. Цель нашего проекта – наглядно продемонстрировать темпы лесных потерь.

Конечно, захватчики лакомятся не только лесным фондом. Когда мы осматривали берега (точнее, немногочисленные выходы к ним) Красногвардейского озера в Выборгском районе, обнаружили, что примерно 80 процентов его захваченных берегов относится к землям сельхозназначения. Коттеджные поселки Зеркальный, Солнечный Берег и другие, что выстроились непроходимой стеной между дорогой и водой, нарушают всего лишь Водный кодекс, а перед Лесным – чисты. Впрочем, от этого не легче. Да и оставшиеся между поселками перемычки из лесного фонда – тоже не жильцы. Комитет по природным ресурсам Ленобласти усердно раздает их в аренду. Арендаторами зачастую оказываются местные домовладельцы, которые рады возможности за недорого прирезать к своим владениям соседний лесок.

Захваченный берег поселка Зеркальный к северу плавно переходит в лес (тоже огороженный). Правда, хозяева участка деликатно не стали застраивать его капитальными сооружениями, а оставили для приватных оздоровительных прогулок. Кроме того, на лесном участке устроена ферма, судя по всему – кролиководческая. Это еще одно нарушение в довесок к остальным. Сельскохозяйственная деятельность, а тем более животноводство, в рекреационных лесах запрещено. Арендаторы, видимо, ценят здоровый образ жизни и экологически чистую еду. Только вот почему-то за чужой счет. Забавно, что кроликов разводит организация, называемая «Благотворительный фонд «Медведь». Очевидно, хозяева-благотворители обитают в ближайшем домовладении. У них с лесной фермой общий забор.

За «Медведем» вдоль берега некоторое время тянется свободный лес (но уже переданный в аренду фирме с говорящим названием ООО «Лес-Дом-Строй»), однако он быстро сменяется новой коттеджной застройкой. Теперь это поселок Солнечный Берег (застройщик тот же, что и у Зеркального, – PulexpressGroup). Сразу за ним начинается новый большой участок площадью более 30 га – база отдыха «Семь озер». Схема землепользования здесь примерна такая же, как у «Медведя». Часть надела (10 га) относится к землям сельхозназначения и выкуплена в собственность. А вокруг нее, в том числе вплотную к озеру, расположены арендованные кварталы лесного фонда. Лес и берег огорожены глухим забором, а подходы к озеру – еще и колючей проволокой типа «спираль Бруно». Той самой, которая запрещена международным правом для использования при ведении военных действий. От леса уже мало что осталось – газоны да дорожки. Кстати, владелец базы Сергей Анатольевич Костромин в свободное от рекреационной деятельности время занят обслуживанием энергетических гигантов. Его ЗАО ПГ «Проминдустрия» строит объекты для Роснефти, Газпрома и ЛУКОЙЛа. Очевидно, что «Семь озер» – это просто его «самоокупаемая» дача.

Особая гордость базы – зверинец, где среди прочих волков и енотовидных собак содержатся два амурских тигра. По словам администратора базы, тигров они вырастили с младенческого возраста и сейчас надеются на потомство. Тиграм хорошо – они никогда не знали свободы и привыкли к клетке. А вот мы с вами помним времена, когда юго-западный берег Красногвардейского озера был свободен. Когда там росли леса. Поэтому сегодня, двигаясь вдоль сплошного забора, мы, уж извините, испытываем легкий эмоциональный дискомфорт.

От Красногвардейского мы направились на юг, к Финскому заливу. Там, в районе поселка Озерки, вплотную друг к другу расположены новые кандидаты на огораживание – семь участков площадью от 1 до 45 га. Шесть из них пока не застроены. На седьмой, принадлежащий ООО «Парус», еще месяц назад можно было (в соответствии со ст. 11 Лесного кодекса) зайти и погулять средь сосен. Сегодня территория площадью 3 га огорожена, в нескольких местах рубятся деревья и забиваются сваи. Хозяина можно понять: он строит себе элитное поместье (а может, закрытую базу вроде «Семи озер») по демпинговой цене. Судите сами: даже при повышенной ставке аренды леса за пять лет арендатор заплатит за такой участок не более 2,5 млн рублей. А вот если бы точно такой участок, но расположенный на сельхозземле, приобрести в собственность, то, учитывая цену за сотку в этом месте, пришлось бы сразу отдать не менее 20 миллионов. Неплохая разница, правда?

Даже если арендатор не станет коммерчески использовать участок и предпочтет превратить в собственную дачу, его рыночную стоимость он выплатит не ранее, чем через 40 лет. Если, как «Семь озер», будет сдавать коттеджи, то выйдет в ноль или получит небольшую прибыль, что сделает собственное использование части участка бесплатным. Ну а если изловчится и начнет вопреки всем законам эти коттеджи продавать (как курорт «Лесная Рапсодия»), то прибыль станет весьма солидной.

В общем, интерес арендаторов понять можно. Но вот интерес властей Ленинградской области мы, честно говоря, не понимаем. Отдавая под заведомую застройку тысячи га лесов и берегов, они очень скоро столкнутся с тем, что свободных привлекательных участков просто не останется. Дело не в том, что самим чиновникам будет негде гулять (найдут где, надо думать). Но вот что они тогда будут «пилить»?

2 комментария:

Уважаемый Сергей Анатольевич Костромин. Я отработал на Яро-Яхинском месторождении три месяца, с ноября по февраль. Зарплату выплатили только за прошлый год. Обращаюсь к Вам с просьбой заплатить мне за январь и половину февраля. Я на Север поехал первый раз, Нужда заставила. У меня сын болен ДЦП и нужны дорогостоящие лекарства. Не прошу у вас милостыни. Прошу, выплатите заработанное. Александр Будилов.

Уважаемый Сергей Анатольевич Костромин. Я отработал на Яро-Яхинском месторождении три месяца, с ноября по февраль. Зарплату выплатили только за прошлый год. Обращаюсь к Вам с просьбой заплатить мне за январь и половину февраля. Я на Север поехал первый раз, Нужда заставила. У меня сын болен ДЦП и нужны дорогостоящие лекарства. Не прошу у вас милостыни. Прошу, выплатите заработанное. Александр Будилов.

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.