Гомонтово будет жить!

Гомонтово будет жить!

14 января 2016 12:48 / Общество

Но сколько памятников – его "товарищей по приказу" – уже уничтожены и еще под угрозой?

Благодаря совместным усилиям прокуратуры и градозащитных активистов удалось отстоять усадьбу Велио в Гомонтово. Областной комитет по культуре вынужден был исполнить вступившее в силу решение суда и вернул ранее незаконно исключенный объект культурного наследия (ОКН) на учет как вновь выявленный. Дело за малым: заставить чиновников перевести его из «выявленных» в реестр постоянных и вечных памятников.

Когда мы писали об этом деле в первый раз (см. «Новую» от 31 июля 2014 года), дело было далеко от развязки. Суд вполне мог встать на сторону областного комитета по культуре. К счастью, судья Гатчинского горсуда строго следовала требованиям закона, а последующие инстанции подтвердили ее выводы.

Приют, достойный императоров

К усадьбе Велио, расположенной вблизи Таллинского шоссе, ведет тенистая аллея. И хотя господский дом не сохранился, а часть территории бывшей усадьбы, где в свое время бывали и Александр III, и германский император Вильгельм II, позже застроили совхозными строениями или отдали под жилье, сотни полуторавековых деревьев еще стоят, сохраняя уникальную атмосферу места.

В проекте генплана территория усадьбы была отдана под застройку жильем. Несмотря на судебный запрет, по этому генплану в мае 2014-го провели общественные слушания. Муниципалы сделали ход конем: запрет был на проведение слушаний администрацией Бегуницкого сельского поселения, а провели их якобы не подпавшие под эти санкции депутаты Бегуницкого сельского поселения.

Летом 2014-го генплан был утвержден. Теперь активисты видят свою первейшую задачу в том, чтобы заставить муниципалитет отыграть назад и внести в него изменения в связи с официальным возвращением объекта культурного наследия.

Не маленькая победа

К счастью, попытка граждан защитить Гомонтовский парк совпала с аналогичным желанием прокуратуры. В результате прокуратура обязала Росимущество заказать историко-культурную экспертизу усадьбы, которая выявила, что ценность этих мест не утрачена с предыдущего обследования в 1998 году: именно тогда усадьба была поставлена на учет как вновь выявленный ОКН.

Несмотря на это, в 2006 году на основании акта департамента госконтроля за сохранением наследия Гомонтово сняли с учета. Что и привело к возможности перевести парк в генплане под жилую застройку. Новая экспертиза в 2012 году сомнений не оставляла: памятник все так же ценен. Однако Комитет по культуре… отказался эту экспертизу принимать! Формальные основания для такого решения всегда можно подобрать. Например, что «экспертом не проведены дополнительные исследования». Но и дополнительная судебная историко-культурная экспертиза пришла выводу: памятник существует, и его надо охранять.

С этими результатами чиновники также не согласились, упирая на то, что судебная экспертиза подписана только самим экспертом и не имеет печати организации. Чтобы придраться хоть к чему-нибудь? Последующие инстанции, к счастью, согласились с первой: эксперт имеет соответствующую лицензию и предупрежден об ответственности за дачу ложного заключения, по закону его подписи достаточно.

В итоге в мае 2015 года Комитет по культуре вынужден был исполнить решение суда и внести усадьбу Велио в список выявленных объектов. Правда, в решении также написано, что комитет должен «принять меры» по включению усадьбы в единый реестр памятников – уже окончательный. С этим чиновники тянут больше полугода. Непонятно почему.

«Я удивляюсь: прописан ли у них внутренней регламент? – говорит Андрей Рейман, председатель совета по ландшафтной архитектуре Союза архитекторов СПб. – Экспертизы, установившей и точные границы, и предметы охраны памятника, вполне достаточно, чтобы завершить эту работу за пару недель. Можно было сразу выпустить распоряжение о включении в реестр».

Содержание спора о форме

Выступая на круглом столе «Проблемы и перспективы сохранения и развития усадебных комплексов» в июле 2015 года,Андрей Ермаков (зампред Комитета по культуре и начальник департамента госохраны объектов культурного наследия) дал понять, что в Комитете по культуре до сих пор не согласны с решением суда по усадьбе Велио.

«Мы не можем не согласиться с мнением экспертов, что часть объекта обладает определенными признаками ОКН, – вынужден был сказать Андрей Михайлович. – Но категорически не согласны с теми границами, которые были выполнены. Они нарушают действующий порядок в отношении усадеб. На сегодняшний момент та оставшаяся часть, которая есть, чтобы было понятно: посередине вырезали яйцо и сказали, что вот, у нас форма усадьбы стала выглядеть как сыр с дыркой посередине. Усадьба – это некое общее целое, поэтому мы как орган охраны не согласились с выводами экспертов, однако решением суда было полностью принято представление». Поясним: на плане объект действительно выглядит замысловато: из середины бывшей усадьбы изъят значительный кусок, утративший культурное значение.

Такая позиция удивляет Андрея Реймана: «У нас множество объектов культурного наследия с самыми замысловатыми границами. Бывает даже, что один объект состоит из нескольких анклавов, исторически разнесенных на сотни метров друг от друга. Та форма ОКН «усадьба Велио», которая получилась в результате экспертизы, отражает реальное положение дел и позволяет защитить сохранившееся ценные предметы охраны».

Как без экспертиз?!

В результате судебного процесса выяснилось, что подобным образом в 2006 году с учета вновь выявленных ОКН был снят 361 памятник Ленинградской области! Одним приказом № 14 от 28 марта 2006 года. И по всем, как косвенно признал на круглом столе Андрей Ермаков, не было проведено экспертиз!

«Была огромная усадьба Гомонтово с очень хорошей историей, с очень большим потенциалом. В 60–70-е годы порядка 60% этой усадьбы были отрезаны и переданы под частные дачные постройки», – значится в стенограмме выступления Андрея Ермакова. По его словам, в 2006 году по поручению губернатора Валерия Сердюкова была создана комиссия, эксперты которой решили, что данный объект в связи с утратой основных формирующих компонентов можно исключить. Якобы на тот момент в рамках 73-го закона такого понятия, как государственная историко-культурная экспертиза, не существовало.

С данной трактовкой 73-го закона не согласны ни активисты, ни эксперты, ни прокуратура, ни даже суды! Генпрокуратура РФ в августе 2013 г. в рамках проверки, инициированной по жалобам градозащитников, пишет: «Государственными органами охраны памятников Ленобласти требования закона по постановке вновь выявленного объекта культурного наследия на государственный учет не исполнены. Более того, приказом комитета от 28.03.2006 № 14 названный парк исключен из числа выявленных ОКН как не обладающий историко-культурной ценностью, достаточной для включения в реестр. Данное решение является незаконным, поскольку принято без проведения обосновывающей его государственной историко-культурной экспертизы».

Чтобы прояснить, действительно ли в 2006 году без положенной по закону экспертизы был снят с учета 361 памятник, мы направили в Комитет по культуре Ленобласти запрос. Обязательно вернемся к этой теме после получения ответа.