Диверсанты на линии обороны
Фото: facebook.com/groups/siegesubstation/

Диверсанты на линии обороны

1 марта 2016 12:14 / Культура / Теги: блокадная подстанция

Блокадная подстанция, переданная на "ответственное содержание" Группе ЛСР, едва не стала жертвой злоумышленников.

Теряя позиции, противники сохранения памятного здания на Фонтанке перешли к диверсионным действиям против него, считают градозащитники, сумевшие сорвать попытку затопления подвала блокадной подстанции. Успех контроперации обеспечило и оперативное вмешательство аппарата вице-губернатора Игоря Албина – его сотрудники, приняв тревожное сообщение активистов, уже к семи утра подняли "в ружье" профильных чиновников.

Попытка подтопления захлебнулась

Первый тревожный сигнал поступил вечером 27 февраля. Защитники подстанции, совершая регулярный контрольный обход территории, заметили, что над козырьком высажена остекленная рама. По соцсетям разлетелось сообщение о возможной попытке проникновения в здание подстанции и угрозе причинения ему ущерба. Повторный, ближе к ночи, выезд на объект усилил эти опасения – из подвала доносился шум воды. Пока одни пытались вызвать на место аварийную службу, другие дозванивались в администрацию Центрального района, чтобы добиться какой-то реакции дежурного по району.

Над козырьком здания выставлена рама. Фото facebook.com/groups/siegesubstation/

"Но у них не было доступа в здание, потому что оно находится "на ответственном содержании" у Группы ЛСР, где-то до часу ночи с этим разбирались, – рассказывает директор центра экспертиз ЭКОМ Александр Карпов. – Послал SMS-сообщение помощнику Игоря Албина – и уже в 7.30 утра этот сотрудник перезвонил сам для уточнения деталей, и следом тотчас подключили к решению проблемы Комтранс (в его ведении находится ГУП "Горэлектротранс", на балансе у которого числится здание подстанции. – Прим. ред.) и прочие профильные ведомства".

Вице-губернатор Игорь Албин взял ситуацию под личный контроль.

Представители службы ГЭТ по итогам осмотра установили: "Неизвестными лицами была открыта задвижка в колодце на улице, которую еще год назад перекрывал "Водоканал" по заявке ГЭТ в связи с выводом подстанции из эксплуатации. В результате подпора воды произошло размораживание труб в подвале и началось подтапливание". Комитет по транспорту доложил, что аварийные службы ГЭТ ликвидируют последствия, бригада "Водоканала" ведет откачку воды (ее уровень в подвале к началу спасательных работ достигал 40 см), "до дежурящих у здания общественников информация доведена".

Очевидно, должное ускорение было придано жесткой рукой Албина и КГИОП – сотрудники ведомства Сергея Макарова, обычно пеняющие на то, что у них нет возможности "приставить охрану к каждому дому", на этот раз соизволили выехать на место происшествия, даже не отобедав. К вечеру 29 февраля глава КГИОП доложил журналистам, что вода из подвала полностью откачана, а комитет ведет подсчет причиненного историческому зданию ущерба.

Правительством Петербурга инициирована проверка по факту подтопления.

Участие в ликвидации последствий "ответственного хранителя" – Группы ЛСР – свелось к фанерке, которой заколотили разбитое над входом окно.

Мочить таких "хранителей"

Депутат Алексей Ковалев обратился к губернатору Георгию Полтавченко с просьбой передать здание подстанции от Группы ЛСР в ведение СПб ГУП "Горэлектротранс", чтобы предотвратить возможные его дальнейшие повреждения. В происшедшей на выходных попытке затопления подвала парламентарий склонен усматривать признаки "целенаправленной диверсии против выявленного объекта культурного наследия".

Ковалев обращает внимание на следующую цепочку событий.

19 февраля на официальном сайте Администрации Санкт-Петербурга появилась информация о прошедшей встрече группы Сокурова с вице-губернатором Игорем Албиным, где тот "обозначил позицию Правительства Санкт-Петербурга: все три блокадных подстанции – "Центральная" (№ 11) на набережной р. Фонтанки, 3а, "Клинская" (№ 15) на Можайской ул., 19, и "Василеостровская" (№ 20) на 6-й линии Васильевского острова, 37б, – рассматриваются как объекты наследия, имеющие большое значение для сохранения исторической памяти петербуржцев (ленинградцев) и всех жителей России, и должны быть использованы для организации общественно полезных пространств. Участники встречи выразили мнение, что наиболее органичным было бы придание зданиям музейной функции. Игорь Албин поддержал эту идею".

23 февраля у блокадной подстанции прошла традиционная встреча ее защитников. А на 8 марта планировались также давно ставшие традиционными памятные мероприятия, приуроченные к очередной дате пуска легендарного блокадного трамвая.

МЧС предупредило о наступающем с 27 февраля похолодании. Для потенциальных злоумышленников совпавшее с уикендом понижение температуры могло быть как нельзя кстати: для фундаментов и других несущих конструкций последствия от замерзания-размерзания куда серьезнее просто разлива воды, а в выходные гораздо труднее оперативно связаться с чиновниками и достучаться до нужных ведомств.

Такая последовательность событий, считает Алексей Ковалев, может позволить квалифицировать случившееся как целенаправленные действия по повреждению или разрушению здания, а не обычное хулиганство.

Фото facebook.com/groups/siegesubstation/

Также депутат обратился к начальнику УМВД Центрального района Анатолию Станаку с просьбой установить ответственных и возбудить уголовное дело по статье 243.1 УК РФ – "Нарушение требований сохранения или использования объектов (выявленных объектов) культурного наследия".

"Группа ЛСР, на ответственном содержании которой находится здание блокадной подстанции, не предприняла никаких действий, чтобы предотвратить покушение на его сохранность. После выведения подстанции из эксплуатации были демонтированы решетки на окнах, что и позволило неустановленным лицам, вынув раму, проникнуть в здание, – обращает внимание Ковалев. – Мы видим, что "ответственное содержание" Группой ЛСР объекта, имеющего важное для города историческое, историко-мемориальное значение, чревато для него серьезным ущербом. Поэтому для сохранения исторической памяти и культурного наследия будет лучше изъять блокадную подстанцию у ЛСР как можно скорее".

Списали у других двоечников

Стоит заметить, что диверсия с подтоплением – вовсе не ноу-хау, а давно взятый на вооружение разрушителями гнусный метод.

В конце 1980-х, когда Группа спасения памятников билась за сохранение приговоренного к сносу дома Достоевского на Владимирском пр., 11, в его подвале тоже с завидной регулярностью "неустановленные лица" свинчивали заглушку. А наш Коля Журавский как на работу приходил туда каждое утро с помпой, откачивать воду.

Владимир Яковлев, трудившийся в те годы главным инженером ТПО жилищного хозяйства и замначальника Жилищного управления Ленгорисполкома, всячески препятствовал несанкционированному проникновению в подвал неформалов, мешавших довести дом до обрушения. Помню его красное от гнева лицо под шляпой-пирожком и злобное шипение: "Достоевский-х..евский! Все снесем к чертовой матери, я сказал!"

…Дом писателя, которому спустя годы губернатор Яковлев будет торжественно открывать памятник у метро "Владимирская", нам все-таки удалось тогда отстоять. Хотя его состояние в сравнении с блокадной подстанцией было куда плачевнее: межевая стена наверху отклонилась от фасадной на десять сантиметров. Но под нажимом консолидированного общественного протеста власти вынуждены были отозвать распоряжение о сносе якобы "необратимо аварийного" здания; опытные специалисты помогли составить план действий и выбрать методику спасения. Дом этот стоит себе до сих пор. И доска на нем такая красивая, с надписью: "Охраняется государством". Государство – это мы, да.

1 комментарий:

Татьяна, спасибо за статью.

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.