Портрет России в жанре реализма
Фото: Обложка книги Бориса Миронова "Российская империя: от традиции к модерну"

Портрет России в жанре реализма

28 марта 2016 09:45 / Экономика

Самым оптимистичным впечатлением последних двух месяцев для меня стало чтение трехтомного исследования петербургского профессора Бориса Миронова "Российская империя: от традиции к модерну".

Эти тома повествуют о прошлом, а не о будущем, но хорошее понимание истории часто способствует четкому видению перспектив. Со страниц книги Миронова (а их в общей сложности почти три тысячи) встает образ не застойной, а постоянно развивающейся, модернизирующейся России.

Автору удается добиться поразительного результата. Миронов не скрывает от читателя ни одной серьезной проблемы нашей истории, но, подобрав множество фактов и дав их оригинальный анализ, он демонстрирует, как проблемы и противоречия стимулировали поиск решений и в конечном счете обеспечивали движение вперед. Менялась экономика, менялось сознание крестьянства, менялся образ жизни населения… Если при поверхностном подходе нам иногда кажется, что Россией по сей день управляют как при Иване Грозном (взять хоть популярный роман Владимира Сорокина «День опричника»), то, проштудировав книгу Миронова, обнаруживаешь десятки важных перемен, постоянно происходивших и обеспечивавших движение вперед. Понять роль этих перемен непросто, но на то ведь и существует серьезная историческая наука, качественно отличающаяся от беллетристики и публицистики.

Для Миронова эта книга – результат полувекового труда. Он окончил истфак ЛГУ 50 лет назад и с тех пор  занимался социальной историей России, все больше расширяя круг исследований и включая свои ранние труды в создание объемной картины, изображающей нашу родину. В трех томах собрано 12 отдельных книг, посвященных  внутренней колонизации, крепостному праву, уровню жизни населения, русской культуре и т. д. А тринадцатая книга обобщает исследования и показывает, как в процессе модернизации страны все тесно связано между собой.

По сути, мы имеем энциклопедию России императорского периода, но разбитую не на маленькие статьи, сгруппированные по алфавиту, а на крупные тематические блоки, к каждому из которых можно обращаться по отдельности, если нет времени сразу прочесть весь труд. При этом, с какой бы стороны мы ни брались за чтение, всюду красной нитью проходят заложенные в основу книги идеи – своего рода методологические принципы.

Во-первых, не пытайтесь синхронно сравнивать состояние России с состоянием западных стран того же времени. Мы всегда отстаем (что, конечно, грустно). Но мы всегда догоняем (что есть повод для оптимизма). Догоним и теперь.

Во-вторых, обидно, конечно, что отстаем, но это скорее не вина наша, а беда. Мы ведь и стартовали позже, что четко видно, если сравнить наш мир с западным в эпоху раннего Средневековья. С тех пор, кстати, разрыв сильно сократился.

В-третьих, у России, как у любой страны, есть свои особенности, но ни одна из них не является фатальной. Особенности не мешают нам двигаться в общем и целом по тому же пути, по которому идет Запад.

В-четвертых, то, что пессимисты часто называют ужасными пороками России, на самом деле является «ужасной» спецификой любого общества, находящегося на ранней стадии развития. Например, лень, склонность к развлечениям и выпивке были характерны в свое время как для немцев, так и для англичан.

«Советы» профессора Миронова полезны, но, увы, не всегда эффективны. По своему опыту научных дискуссий знаю, что эмоционально даже ученые часто не склонны им следовать. Им нужен «краткосрочный оптимизм», не выходящий за пределы человеческой жизни. Покажите, что мы догоним и перегоним Америку лет за двадцать! А если нет, так пусть хоть все в тартарары провалится…

Такого рода обещаний анализ российской истории дать не может. Именно потому, что это научный, рациональный анализ, а вовсе не эмоциональное восприятие. Тех, кто ждет от чтения книг рассказа о происходящих прямо на наших глазах экономических и политических чудесах, исследование Миронова вряд ли заинтересует. Но тот, кто хочет знать, что нашу модернизацию никогда не могли остановить даже самые высокопоставленные консерваторы, прочтет «Российскую империю» с большим интересом