Санта-Барбара новгородского разлива
Фото: Карикатура Виктора Богорада

Санта-Барбара новгородского разлива

13 апреля 2016 13:23 / Экономика

Собственность состоятельного наследника утекла в фонд экс-вице-губернатора Новгорода

История Дмитрия Макеева начиналась как сюжет латиноамериканского сериала: его состоятельный отец попал под влияние молодой супруги, вскоре того разбил инсульт и новая жена получила все наследство. Но затем сходство пропадает: в истории появляется типично российский скандал с запахом коррупции в Новгородской области.

Геннадий Макеев приватизировал питерский Домостроительный комбинат № 4 в 90-е годы. В 2003-м он женился на молодой женщине Наталии, но через два месяца его разбил инсульт. Геннадий Евгеньевич стал фактически недееспособен, и управлять имуществом стала жена. Он прожил еще десять лет и умер в 2013-м от повторного инсульта.

Сын бизнесмена Дмитрий Макеев попытался вступить в права наследования, но узнал, что еще в 2003-м, сразу после первого инсульта, было оформлено завещание, по которому вся собственность отошла мачехе.

После длительной тяжбы Дмитрию удалось доказать в суде, что завещание юридически ничтожно. В октябре 2014 г. он наконец стал владельцем двух третей наследства: компании ООО «ДСК 4 Невское» (далее – ДСК-4), стоимость активов которой Дмитрий предварительно оценивал в 100 млн руб.

Распродать наследство

Вскоре Дмитрий Макеев выяснил, что зря считал себя богатым наследником. Еще в 2012 году, до смерти мужа, Макеева продала большой земельный участок в Петербурге. Но на балансе ДСК-4 все еще оставался этаж здания в Московском районе, где находится головной офис компании. Вместе с остальными активами аудиторская компания оценила его в 50 млн руб.

События развивались стремительно. 29.10.2014 вступило в силу решение суда о наследстве. В тот же день Макеева продала 50-миллионные активы за 3 млн рублей некоему ООО «Максторг». Причем документы о продаже подписал никому не известный Смирнов, обозначенный как замгендиректора ДСК-4. Дмитрий Макеев утверждает, что такой человек в фирме не работал, «Максторг» никогда никакой хозяйственной деятельности не вел, а значит, продажу совершил фиктивный представитель (возможно, оформленный на работу на пару дней) через фирму-прокладку. Через месяц, 9.12.2014, «Максторг» за те же 3 млн 100 тыс. руб. продал активы ООО «Воронцовский фонд» и на следующее утро… подал документы на собственную ликвидацию. Из-за затяжек в оформлении решения суда о наследстве Дмитрий Макеев узнал об этом только в январе 2015-го.

В дальнейшем оказалось, что собственность ДСК-4 не только продана, но и заложена. По закону нельзя распоряжаться наследуемым имуществом, если спор о наследстве не завершен, но Макеева получила под нее в Россельхозбанке кредит 100 млн руб. для своей компании – ООО «Золотое собрание».

«Новая» обратилась за комментарием к Наталии Макеевой, но та разговаривать с корреспондентом категорически отказалась.

Гостиничный бизнес

Что же такое ООО «Воронцовский фонд», которому Макеева сделала такой щедрый и скоропалительный подарок?

 Основатель и первый руководитель фонда – бывший вице-губернатор Новгородской области Борис Воронцов. Заняв высокую чиновничью должность, он передал бразды правления некой Наталье Николаевне Воронцовой, которая, судя по анкетным данным, женой его точно быть не может и скорее всего является матерью. Зачем такой респектабельной даме уводить собственность у какого-то ДСК, мы узнать не смогли – Наталья Воронцова от комментариев отказалась.

Зато выяснилось, что у Наталии Макеевой в Новгородской области есть интересные бизнес-проекты. Некоторое время она была гендиректором ОАО «Гостиница Новгородская», которая принадлежала Новгородской области, а затем была приватизирована, причем достаточно мутным образом. Сначала ее выкупил у города Андрей Белов, известный тем, что был членом комитета по займам в скандальном кооперативе «Общедоступный кредит», руководители которого скрылись за границей, когда выяснилось, что это чистой воды пирамида. Кстати, с «Общедоступным кредитом» тесно сотрудничал Борис Воронцов: сначала вложил туда деньги, а потом получал там займы.

Руководитель антикоррупционного центра «Трансперенси Интернешнл-Р» в Великом Новгороде Анна Черепанова говорит, что пыталась выяснить: почему Андрей Белов выиграл конкурс на приватизацию гостиницы «Новгородская» в декабре 2013 года, а оформил покупку только через год? Но в департаменте имущественных отношений Новгородской области сочли, что «приватизация была осуществлена в строгом соответствии с законом», а Белов за просрочку платежа заплатил неустойку. (Подробности см. в публикации "Новгородского портала".) 

Очень близкие люди

Понятно, что окончательным владельцем «Новгородской» оказался не Белов, а некое ООО «Славна». Оно принадлежит Людмиле Пиотух, у которой Наталия Макеева работала гендиректором гостиницы в феврале-марте 2015-го. При этом сама Пиотух работала в ДСК-4, когда его возглавляла Макеева. А если верить сети Linkedin, в «Золотом собрании», которое принадлежит Макеевой, Пиотух трудится до сих пор.

В таком взаимном трудоустройстве нет ничего незаконного. Однако по странному совпадению 18 декабря 2014 г. Пиотух получила от ДСК-4 зарплату за октябрь-ноябрь 2014 года – 261 тыс. руб., в этот же день Макеева провела еще много платежей физическим и юридическим лицам. И в этот же промежуток времени активы ДСК-4 перекочевали сначала в «Макситорг», а потом в «Воронцовский фонд».  Дмитрий Макеев, который в тот момент уже выиграл суд по наследству, но еще не назначил нового директора в ДСК-4, считает, что мачеха таким образом пыталась вывести из утекающейу нее из рук фирмы все, что можно. Чтобы это «все» осело в «Воронцовском фонде».

Цепь совпадений

У Наталии Макеевой есть еще один проект – бывшая гостиница «Мста» в городе Боровичи Новгородской области, которая сейчас реконструируется в жилищно-деловой комплекс. Принадлежит она фирме Макеевой «Золотое собрание».

«Макеева участвовала в приватизации двух гостиниц в Новгородской области, одну из них получила в собственность. Параллельно через прокладку-«Максторг» она продала за бесценок «Воронцовскому фонду», связанному родственными узами с экс-вице-губернатором области, мою собственность. Это совпадение?» – недоумевает Дмитрий Макеев.

Еще посудятся

Сейчас Дмитрий Макеев судится с «Воронцовским фондом» за право собственности на помещения ДСК-4.  В феврале по его заявлению было возбуждено уголовное дело по фактам вывода собственности: продаже помещений через «Максторг», прямой обналичке денег по платежкам вроде той, что была выписана Пиотух. В конце марта, как сообщили Макееву оперативники, были проведены обыски в «Золотом собрании» и «Воронцовском фонде», а Наталия Макеева 30 марта была задержана и помещена в СИЗО, но через несколько дней выпущена под подписку о невыезде.

Однако в гражданском суде попытка оспорить продажу имущества через «Максторг» «Воронцовскому фонду» не увенчалась успехом. 4 апреля Дмитрий проиграл иск в кассационной инстанции. Теперь уже «Воронцовский фонд» подал иск об истребовании имущества из чужого пользования – чтобы выселить ДСК-4 из помещений, купленных через «Максторг» по той самой сделке, которая сейчас находится под пристальным вниманием следствия. Он будет рассматриваться в конце апреля.

Против самого Дмитрия Макеева также пытаются возбудить уголовное дело. «Проводится проверка по моим якобы незаконным действиям, – поясняет Макеев. – Мне показали заявление, по которому проводилась проверка, оно было подписано Борисом Воронцовым. Основание для проверки – то, что я якобы не пускаю его в мой офис, который он считает своим. Хотя представители фонда приходили сюда, мы обменялись нотами и проектами встречных исков».