Последний долг памяти…
Фото: фото Сергея Кагермазова

Последний долг памяти…

13 апреля 2016 14:06 / Политика

Три человека – журналист Галина Артеменко, сотрудник Музея Ахматовой в Фонтанном доме Жанна Телевицкая и автор этих строк – вышли к зданию ЗакСа не потому, что мы надеемся на "пробуждение разума и совести" у большинства петербургских депутатов.

Те, у кого эти свойства ума и души есть, обозначились еще в 2012 году. Тогда эти люди проголосовали против позорного милоновского закона «О запрете пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних», в одночасье превратившего Санкт-Петербург в «столицу гомофобии»… Тех, кто проголосовал против, было совсем немного. Несколько яблочников (за вычетом воздержавшегося Явлинского) и депутат Ирина Комолова. Она и сегодня подошла к нам при входе в ЗакС и выразила поддержку…

Уже тогда, в 2012 году, сразу стало ясно, что, когда власть разливает ненависть к инаким и фактически легализует и разжигает человеконенавистническую агрессию, на общество сразу же наползает «обыкновенный фашизм». Ни в чем не повинных людей начинают травить, избивать и убивать – просто по подозрению в инакости, нетрадиционности. Ибо сама власть де-факто назвала этих инаких людьми второго сорта, низшей кастой, и не просто низшей, а потенциально вредоносной…

Стартовав в Петербурге, гомофобная волна затем захватила страну в целом. В 2013 году была принята серия федеральных законов, по факту институциализировавших в России гомофобию.

И мне как петербуржцу стыдно сознавать, что именно в нашем городе располагается Конституционный суд, который признал эти, на мой взгляд, абсолютно антиправовые законы – не противоречащими Конституции.

Как рассказал на своей странице в фейсбуке депутат Борис Вишневский, Виталий Милонов недавно заявлял с гордостью о том, что благодаря его активности уровень нетерпимости к гомосексуалам в нашем обществе вырос «на десять процентов». И именно в этот день, как мы потом узнали, гомофобом-нацистом был зверски убит известный петербургский журналист Дмитрий Циликин. Прекрасный и умный человек, с которым я работал в газете «Час пик», которого я знал более 20 лет…

Убит только потому, что психопатствующий неонацист решил таким образом «очистить» общество от людей т. н. нетрадиционной ориентации... Подозреваемому – 21 год. То есть его личность, его идеология и его ненависть формировались как раз в те годы, когда депутат Милонов и поддержавшее его депутатское большинство активно раскручивали маховик того, что представляется мне законодательно институционализированной гомофобией.

На наших плакатах было написано: «Депутаты, инициируйте отмену гомофобного законодательства в РФ!», «Милонов, вон из ЗакСа!» и «Гомофобия убивает! Петербург – город любви, а не ненависти!» Большинство депутатов торопливо проходили мимо. В ЗакСе намечался большой день. Ожидался визит губернатора…