Глупости и находки южного берега

Глупости и находки южного берега

20 мая 2016 11:03 / Общество

Впрячь в упряжку коня и трепетную лань – «Стратегию-2030» и генплан – будет крайне непросто

В 2018 году будет создаваться новый генплан Петербурга. На сей раз его планируется делать всерьез и надолго: планируется, что он будет актуален до 2038 года, а если все пойдет исключительно хорошо – то аж до 2043-го.

Делать новый генплан должны на основе «Стратегии-2030», в которой написано много умных и правильных слов, но нет никакой конкретики. Стратегия определяет приоритеты, опираясь на которые должны создаваться детальные проекты и концепции.

Между тем такая конкретика должна появиться в ближайшие месяцы, иначе в основу генплана положить будет нечего: чтобы закончить к 2018 году, Комитет по градостроительству и архитектуре должен начать работу над ним уже в конце нынешнего, 2016-го.

Одним из примеров интересных работ, которые логично использовать в составлении генплана, может оказаться «Концепция формирования рекреационных и спортивных зон Петродворцового района», выполненная рядом уважаемых петербургских специалистов в 2014 году по заказу КГА на средства депутатской поправки Ирины Комоловой.

Беда в том, что КГА в работе над генпланом может как воспользоваться материалами этой и других работ, так и проигнорировать их (даже несмотря на то, что сам составлял техзадание для этой концепции, а потом принимал ее).

Рейтинг бессмысленностей

Концепцию представили журналистам двое из команды ее разработчиков – эксперт по яхтенному делу Александр Уралов и географ Андрей Резников – на семинаре, организованном «Друзьями Балтики» и центром экспертиз ЭКОМ.

Было проведено масштабное исследование юга береговой зоны Финского залива: от Константиновского дворца и до самой дамбы. Концепцию можно назвать «инвентаризацией градостроительных глупостей». В работе сконцентрирована масса информации об этой территории, а главное – обнаружены нелогичные решения, болевые точки и предложены способы их преодоления.

В частности, Андрей Резников рассказал, какие преобразования необходимы с точки зрения охраны природы, а Александр Уралов – что может быть сделано для развития яхтенного спорта и водно-моторного туризма.

«Помимо существующих и планируемых особо охраняемых территорий, мы предлагаем создать еще две. В парке Ольденбургского – здесь черноольховые леса, в которых живут дятлы, таких лесов осталось мало, и их нужно очень тщательно охранять, – пояснил Резников. – Вторая – в нижней части парка «Мордвиновка».

Александр Уралов рассказал о планах создания на южном побережье единого яхтенного кластера с новыми причалами в Стрельне и Ломоносове. В Стрельне эти планы уже осуществляются, в Ломоносове их еще предстоит продавить.

Территории, о которых рассказывали эксперты, сейчас находятся в бессмысленном состоянии – они и не отданы на откуп природе, и никак толком не используются человеком.

«Берег моря – ценнейший ресурс нашего города, – считает Александр Карпов, директор ЭКОМ. – Этот ресурс должен быть по справедливости разделен между горожанами, нуждающимися в отдыхе у воды, бизнесом, которому необходим выход к морю, естественной природой, без которой человеку придется плохо, и властью для выполнения ряда функций. Разделение должно быть, с одной стороны, честным и интуитивно понятным обывателю, с другой – основанным на экономических и научных расчетах».

Печальные итоги «таксации»

Как полагает Карпов, предыдущие разработчики генплана подчас не очень хорошо понимали, что делать с прибрежными территориями. Например, на участке земли между парками «Мордвиновка» и «Сергиевка», что в районе Мартышкино, и так-то не сильно загруженными, нарисовали еще одну зону «Р2» – скверов и парков. Зачем еще один парк между двух парков? Кто будет вкладывать в него деньги? Кто будет в нем отдыхать? Видимо, зона «Р2» появилась здесь просто потому, что нельзя было оставлять белое пятно.

Непродуманное градостроительное решение привело к предсказуемым последствиям: сейчас на этой ценнейшей территории с выходом к морю расположены малопонятные огороды с трудноопределимым статусом. Разработчики концепции предлагают сделать здесь зону «Р3» – спортивных сооружений, чтобы тут можно было организовать клуб или стадион для видов спорта, которым не хватает площадок. Это, конечно, не единственное возможное решение, но в нем хотя бы есть смысл.

Еще один подобный пример – пляж-мираж в Стрельне. Два года назад местная администрация вбухала сюда почти 30 млн руб. Сделали берегоукрепление (причем незаконно заехав в акваторию), дорогущий подземный дренаж, проложили дорожки. Но пляж по-прежнему почти не посещается: на него неудобно пробираться, рядом нет стоянки, да и сама территория облагорожена лишь частично и производит гнетущее впечатление.

По словам экспертов ЭКОМ, работы проводились вовсе без проекта, из-за чего, в частности, была нарушена система водоотведения в ближайшем лесу, который теперь заболачивается и может в ближайшие годы погибнуть.

Накануне экскурсии с журналистами эксперты провели визуальную «таксацию» пляжа: измерили глубину прилегающего моря с помощью собаки породы такса. Гоняясь за палочкой, такса забегала в воду на добрых два десятка метров – именно забегала, а не заплывала. Понятно, что купаться на таком пляже (для тех, кто рискнет, несмотря на запрет Роспотребнадзора из-за плохого качества воды) смогут лишь самые упорные.

Сделать добро из зла

Наконец, самый вопиющий пример безалаберного отношения к берегу моря – незаконный намыв площадью 1 кв. км прямо в Ломоносове, знаменитый «Янтарь». Долгое время здесь собирались сделать порт и под видом «склада песка» осуществили незаконный намыв.

Не так давно планы горе-портовиков окончательно были похоронены. Но нет худа без добра: теперь у ломоносовцев есть гигантская неиспользуемая территория (которую, правда, не так-то просто будет оформить, ведь на бумаге это федеральная акватория). Правда, пока что под боком от намыва происходит неочищенный стокломоносовской канализации – но ее обещают подключить к петродворцовым очистным уже в этом году.

Тогда на бывшем «Янтаре» можно было бы устроить то, чего давно не хватает приморскому городу Ломоносов – выход к морю с набережными, гостиничками, сувенирами, ресторанчиками, яхтенными причалами и морскими трамвайчиками. Особенно если пробить наконец спуск по главной городской лестнице от стелы «Ломоносов – город воинской славы», тупик лестницы расположен как раз над намывом.

Задача петербургской общественности – заставить власть принимать осмысленные градостроительные решения. Один из способов это сделать – проследить, чтобы генплан формировался на основе глубоких исследований и проработанных концепций, которые обсуждались жителями и экспертами. Интересно, что такой подход вполне укладывается в рамки «Стратегии-2030».