Нехорошие квартиры

20 ноября 2003 10:00

Начиная строительство дома, коммерческая фирма подписывает договор с районной администрацией, по которому той полагается несколько квартир. Данная жилплощадь считается традиционным вкладом в развитие инфраструктуры города. Но иногда этот вклад до города не доходит... Так, в 1996 году в Калининском районе Петербурга исчезли пять квартир, но найти виноватого правоохранительным органам так и не удалось. Зато появился повод насторожиться: если и другие придерживаются того же принципа распределения жилья, то легко представить, какое огромное число квартир уходит «налево», минуя многотысячные очереди тех, кто десятилетиями дожидается жилья...




Бесконечная очередь
Калининский район в каком-то смысле похож на все остальные. Одна из немногих вещей, в коей нет дефицита, - это граждане, стоящие в очереди на получение жилья. Говорят, что если бы они встали в одну цепочку друг за другом, то живая цепь протянулась бы на 10 километров. То есть практически от одной границы района до другой. Но до этого, слава богу, не дошло. Так что на бумаге люди числились стоящими в очереди, а в это время жили, работали, словом, занимались своими делами, зная, что имеют законное право на получение жилплощади от государства.
Видимо, они стояли в очереди скорее ради осознания того, что государство им что-то должно, ведь реальной пользы от этого все равно не было. Примерно половина из них могли рассчитывать на улучшение жилищных условий не раньше чем лет через 50 (учитывая темпы выделения жилья очередникам), а самый последний очередник мог бы справить новоселье через 99 лет, в возрасте... 143 лет.
Впрочем, так или иначе, в прошлом году свои жилищные условия улучшили 136 семей (386 человек), в том числе 14 семей (42 человека) из числа плановых очередников. Правда, всего на учете по улучшению жилищных условий числится 20532 семьи (59 тысяч человек)...
В 1996-м ситуация с жильем была ничуть не лучше нынешней. Даже хуже. Однако в том году нескольким лицам, приближенным к верхушке районной администрации, удалось получить от государства бесплатные квартиры в новом многоквартирном доме на Ключевой улице.

Безграничная щедрость
Особое очарование этой давнишней истории придает то обстоятельство, что в те времена Калининский район возглавлял Михаил Михайловский, еще совсем недавно занимавший высокий и почетный пост сенатора в Совете Федерации. «Утечка» квартир, возможно, происходила не без его участия. Во всяком случае, несколько документов, разрешивших судьбу «пропавших» квартир, были подписаны его рукой, а все прочие - завизированы его ближайшим помощником и сподвижником Владимиром Фомичевым.
Итак, в далеком 1993 году фирма «Трест-32» задумала строить дом на пустыре на Ключевой улице. Вообще-то это желание возникло у них давно, еще в 80-х годах, но строптивые районные экологи почему-то не давали «добро» на строительство. И только в 93-м с администрацией было достигнуто взаимопонимание, задокументированное как договор «О сотрудничестве в экономическом и социальном развитии Калининского района». За столь высокопарным названием скрывалась довольно простая схема, очень распространенная ныне в отношениях между администрациями и строительными фирмами: «Трест-32» строит дом и передает администрации 7% жилой площади «с целью предоставления лицам, состоящим на учете по улучшению жилищных условий», а администрация разрешает-таки строительство.
Не самыми передовыми темпами означенное строительство тянулось до 1996 года. Дом сдан. Часть очередников, рассчитывавших получить квартиры еще в прошлом столетии, периодически бегают взглянуть на новый дом на Ключевой улице с символическим номером «13». Ведь 7 процентов жилья - это целых 5 квартир, 250 квадратных метров...
Но их мечтам не суждено было сбыться. В недрах администрации рождаются странные документы, из которых следует, что власти просто отказываются от положенной им по договору доли жилья. Просто так, без объяснения причин, в качестве дополнительных соглашений к договору от 1993 года.
10 июля 1996 года замглавы администрации Владимир Фомичев росчерком пера вдруг отказывается от двух квартир: подписывает допсоглашение, из которого следует, что «стороны по договору от 23.12.93 г. пришли к взаимному соглашению - п. 2.1.1. договора изменить и принять в следующей редакции: «Предприятие обязуется передать администрации безвозмездно в корпусе 34а квартала 24 Полюстрово (строительный адрес дома по Ключевой. - Прим авт.) три квартиры...» Не пять, как было положено по договору, а три. В апреле 1997 года Владимир Фомичев решает, что администрация обойдется и двумя квартирами и отказывается еще от одной в письме гендиректору «Треста-32»:
«Администрация Калининского района, с учетом предоставленных Вами фактов и обстоятельств, считает возможным внести изменения в договор о сотрудничестве между Вашим предприятием и Администрацией от 23.12.93 г. с целью безвозмездной передачи району двух квартир (одну трехкомнатную и одну однокомнатную) в корпусе 34а квартала 24 Полюстрово».
Администрация сочла, что не нужны эти квартиры району. Вероятно, данное мнение не разделяли 20 тысяч семей, стоящих в очереди, но это вряд ли учитывалось при принятии решения. Знали бы другие строительные фирмы о щедрости Калининской администрации - ринулись бы строить объекты на их территории, ведь в других районах жадные чиновники норовят отдать на растерзание очередникам 10, а то и 15 процентов жилплощади в строящемся доме.
Впрочем, у директора «Треста-32» Евгения Пантюшкова о щедрости администрации есть другая информация. Ведь он до сих пор пребывает в заблуждении, что передал все пять квартир администрации...

Не нашим, не вашим
Что же случилось с квартирами, предназначенными для администрации и так ей и не понадобившимися? По версии сотрудника ОБЭП, занимавшегося розыском «пропавших» квартир, одна квартира, по акту дарения, перешла к некому Митину, числящемуся сотрудником «Треста-32». Вторая - некой Наталье Быковской, которая удостоилась такой милости на основании договора «возмездного оказания услуг». Из договора следовало, что квартиру она получила за то, что в течение двух лет осуществляла технический надзор за строящимся объектом. Но правоохранительные органы насторожило то, что, во-первых, ни на одной стройке не практикуется такая практика расплаты с техническими надзирателями, а во-вторых, технический надзор проблематично осуществлять заочно - за два года никто на стройплощадке Быковскую не видел.
Формально, конечно, «Трест-32» имел право передать эти квартиры Митину и Быковской. Но, по странному стечению обстоятельств, Митин, как выяснили органы, оказался гражданским супругом г-жи Гедзенко, секретаря жилищной комиссии администрации, а Быковская - супругой бывшего студенческого товарища тогдашнего главы Калининского района. Бывший товарищ тогда трудился на посту начальника информационного отдела Калининской администрации.
...Третья квартира, по версии ОБЭП, была продана какому-то постороннему гражданину с армянской фамилией, причем сделку проводил по генеральной доверенности, выданной от «Треста-32», уже известный нам Митин.
Судьбой двух оставшихся у администрации квартир распорядился персонально Михаил Михайловский. Он направил в адрес дирекции «Треста-32» официальное письмо с просьбой передать эти квартиры двум заслуженным работникам Калининского РУВД Алексею Кузнецову и Алексею Королеву, трудившихся всю жизнь за баранкой милицейских автомашин. Цитирую:
«Уважаемый Евгений Григорьевич! Прошу Вас принадлежащую администрации Калининского района по договору о сотрудничестве от 23.12.93 г. квартиру по Ключевой улице, дом 13, передать милиционеру-водителю батальона милиции ОВО при УВД Калининского района...»
И:
«Прошу вас принадлежащую территориальному управлению Калининского района квартиру... передать работнику РУВД...»
Никто не сомневается, что доблестным трудом милиционеры заслужили эту награду. Но вот в очереди на улучшение жилищных условий они не стояли, так же как и владельцы других искомых квартир...

Растаявшие квадратные метры
Как уже было сказано, директор строительной фирмы «Трест-32» Евгений Пантюшков до сих пор считает, что передал все пять квартир администрации. Он так стоек в своем заблуждении, что однажды, участвуя в тендере на застройку, указал в перечне достоинств фирмы этот факт (мол, соблюдаю взятые на себя обязательства). И даже представил документ за подписью Михаила Михайловского, из которого следовало, что администрация получила эти квартиры. К сожалению, организаторы тендера эту заслугу не учли: по запросу в Жилищный комитет пришел ответ, что никаких квартир от «Треста-32» они не получали.
Вот так исчезли целых пять квартир общей стоимостью, по самым скромным оценкам, примерно 100 тысяч долларов. «Трест-32» их передал, а администрация их так и не получила. Ни одна из пяти квартир не была передана с баланса строительной компании на баланс районной администрации. В том числе и оставшиеся две, о которых администрация не успела отречься дополнительным соглашением. По бумагам получается, что фирма по просьбе главы администрации просто подарила две квартиры двум достойным людям из милиции.
От встречи с корреспондентом Евгений Пантюшков отказался. «Зачем вам эта история? - сказал он уставшим голосом, - я передал по договору эти пять квартир, есть соответствующие акты. ОБЭП этим занимался, и так ничего не нашли». (Еще бы нашли - ведь не зря появились на свет те странные допсоглашения с отказами от квартир.)
На вопрос, почему так получилось, что очередники не получили квартиры, Евгений Пантюшков отвечает, вероятно, теми же словами, которыми ему отвечали в свое время в администрации:
- Ну это же было коммерческое жилье, не за бюджетные деньги построенное. Они и не должны были достаться очередникам.
Это же мнение о статусе новопостроенных квартир, по договору положенных администрации, официально подтвердили и в ТУ Калининского района. Также официальные лица администрации не смогли пояснить, кому, если не очередникам, по их мнению, должны доставаться квартиры.
В Комитете по жилищной политике категорически заявили, что квартиры, положенные администрации по договору со строительной фирмой, предаются в КУГИ, а уж затем, может быть, в район - исключительно для того, чтобы оные были распределены по районным очередникам. И кажется очень странным, что районные специалисты об этом не знают.
А вот по словам сотрудников ОБЭП, такая практика злоупотреблений очень распространена в районных администрациях. Такие квартиры (якобы проинвестированные строительной компанией «в район») попадают в разряд того, что плохо лежит, и у чиновников появляется соблазн претворить в жизнь описанную выше схему. Чаще всего эти квартиры оказываются не у очередников, а у сотрудников самих администраций или их окружения или же у «нужных» людей из Москвы...

Илона ЕГОРОВА
фото Александр ГУТОРКИН