Битва за воду
Фото: www.dudeway.ru

Битва за воду

1 августа 2016 09:57 / Общество

266 метров – такова длина акватории реки Мойки от 1-го до 2-го Садового моста. 21 июня правительство города постановило включить ее в перечень мест, где «в целях защиты жизни и здоровья граждан» запрещена швартовка и стоянка водных катеров.

Опасной признана только одна сторона реки – правая, где две небольшие компании уже много лет арендуют причалы. Собственно, даже не причалы, а небольшие площадки на сходе к воде, оборудованные причальными кольцами. Речному трамвайчику здесь не пришвартоваться, а вот для небольшого катера – в самый раз.

«Я знал, что такое постановление готовят, но до последнего не верил, что его могут принять, да еще в разгар навигации», – признается директор ООО «Альбатрос» Аркадий Ильин. Он начал работать на Мойке в 1990 году, его «сосед», директор ООО «Стайл» Евгений Сахаров, – в 1996-м.

Звоночек прозвенел в конце прошлого года, когда казенное учреждение «Агентство внешнего транспорта» сообщило о своем намерении оборудовать у Марсова поля общедоступный причал длиной 18 метров. Оставим сейчас за скобками вопрос о том, насколько украсит набережную это сооружение, – понятно, что без согласования с КГИОП здесь не обойтись. Но Мойка – река неширокая, и если трафик на этом отрезке возрастет, то не возникнет ли угроза безопасности движения?

Директор агентства Александра Бахмутская уверена, что нет. В своем письме президенту ассоциации владельцев пассажирских судов она приводит расчеты, согласно которым при остановке у причала судно типа «Фонтанка» займет не более шести метров ширины акватории, что позволит разойтись проходящим судам с запасом ширины более трех метров по каждому борту. «Организация городского причала не приведет к снижению уровня безопасности судоходства на указанном участке», – отвечает на депутатский запрос Алексея Ковалева вице-губернатор Игорь Албин. Письмо Бахмутовой датировано декабрем 2015-го, ответ Албина – мартом 2016-го. Теперь следите за руками.

31 марта в Комитете по транспорту обсуждали вопрос об организации причала с владельцами пассажирских судов. По итогам обсуждения было решено принять к сведению информацию «о возможности возникновения сложных условий расхождения судов при интенсивном движении на указанном участке» и провести моделирование. А до получения результатов моделирования подготовить проект постановления правительства о запрете остановки транспортных средств на участке вдоль правого берега реки Мойки.

«На самом деле проект постановления подготовлен еще в феврале, – говорит Ильин. – Именно на него ссылался Комитет по имущественным отношениям, отказываясь выдавать нам акты приема-передачи участков набережной».

«У меня нет других причалов, и взамен мне ничего не предлагают. Значит, мое дело – швах», – резюмирует Сахаров. Даже если его компания переживет «пустой год», постановление правительства дает основание для расторжения действующего договора аренды – ведь участок предоставлялся для того, чтобы пришвартовывать здесь прогулочные катера, а теперь этого делать нельзя.

То же касается и Ильина, но у него ситуация полегче, поскольку есть еще причалы на Фонтанке. «Вот только что будет с ними дальше, неизвестно, – говорит он. – Не исключено, что через год-другой их отберут по уже отработанной схеме. Ну и навигация длится всего пять месяцев: лучшее время у нас отобрали. А есть же еще люди, которые у нас работают: капитаны, экскурсоводы, те же зазывалы. Для них остаться без работы в разгар сезона – тоже трагедия».


Желание Комитета по транспорту побыстрее разделаться с мелкими арендаторами можно было бы объяснить заботой об общем благе и здоровой конкуренции. Ведь декларируется, что общественный причал «создаст условия для равного доступа всех судоходных компаний, осуществляющих экскурсионно-прогулочные маршруты, к историко-культурным ансамблям музея-памятника «Спас на Крови» и Марсову полю». Только еще весной было понятно, что в нынешнем сезоне причал не появится.


Как следует из ответа начальника аппарата Албина, по состоянию на 4 апреля заявку в КГИОП агентство не подавало. Ну и неизвестно, каким будет вердикт охранного ведомства. Как выясняется, с безопасностью движения при увеличении трафика тоже не все так просто – требуется моделирование. Но комитет решил поторопиться. Почему?

Ильин рассказывает, что до 2015 г. арендовал также причал напротив Шуваловского дворца. Но потом его пригласила на встречу глава КИО Юлия Лудинова, объяснившая, что организаторы музея хотят сами использовать причал, город заинтересован в том, чтобы им помочь, и надо пойти навстречу. В итоге договор был расторгнут, и на освободившееся место пришел другой арендатор – достаточно крупная судовладельческая компания. Как выяснилось, «город» помогал именно ей.

Судовладельцы полагают, что под ту же компанию чиновники зачищают и набережную Мойки. В дальнейшем общественный причал либо передут ей в аренду, либо организуют работу так, что «мелочи» туда будет не сунуться. То есть под благовидным предлогом с рынка убирают лишних игроков. Ставшие лишними, естественно, пытаются бороться за свои права, пишут письма в различные инстанции, обращаются в суды. Хотя, видимо, сами понимают, что шансов на победу не много.