Доктор смерть закончит жизнь в неволе

24 ноября 2003 10:00

В пятницу в Петербурге стало на одного врача меньше. Городской суд рассмотрел уголовное дело по обвинению 38-летнего врача «скорой помощи» Максима Петрова. Он признан виновным в 12 убийствах, сопряженных с грабежом и разбоем, и еще в 35 грабежах, закончившихся бескровно. К своим жертвам Максим Петров, получивший в печати зловещее прозвище Доктор Смерть, приходил под видом заботливого участкового терапевта, навещающего своих пациентов на дому. Теперь он не сделает этого уже никогда: суд приговорил «кровавого врача» к пожизненному заключению.




В погоне за «медбратом»
Согласно уголовному делу, свое первое преступление Доктор Смерть совершил в 1997 году. А летом 1998-го по городу прокатился целый вал однотипных ограблений: человек в белом халате наведывался в квартиру, представляясь участковым врачом, причем приходил обычно по утрам, когда кроме старушек-пенсионеров в доме никого и не было. Он измерял своим жертвам давление и предлагал сделать укол. После чего старушки засыпали (некоторые - навсегда), а врач не спеша собирал ценности и удалялся.
Больше всего подобных историй случилось в Невском, Фрунзенском, Василеостровском и Красногвардейском районах. Кстати, оперативники до сих пор не исключают возможности того, что некий коллега врача-убийцы, прослышав о прокатившейся по городу волне преступлений, взял на вооружение тот же метод. Тем более что фоторобот злодея не публиковался: милиция рассчитывала, что врач и так вот-вот попадется. Правда, этого не случилось. На то, чтобы вычислить оборотня в белом халате, ушло несколько лет.
Только в начале 2000 года оперативники выяснили, откуда доктор Петров черпает информацию о пенсионерах - их имена, фамилии и адреса. Все оказалось примитивно просто. «Наводкой» служили бланки результатов флюорографических исследований, которые выставлены в незапирающемся ящике у входа в районные поликлиники.
Установив адреса всех купчинских бабушек, которые делали флюорографию, но так и не пришли за результатом, сыщики определили группу риска и установили засаду по семидесяти адресам, куда в ближайшее время мог наведаться доктор. Операция получила название «Медбрат» - милиционерам даже в голову не приходило, что это дело рук дипломированного врача. В ней единовременно участвовали более семисот милиционеров. Подобная масштабность не случайна, ведь к тому времени на счету кровавого «медбрата» было уже больше десятка смертей. Задержали его 17 января 2000 года в квартире дома по улице Турку.

Первая кровь
Первой жертвой доктора Петрова должна была стать жительница квартиры на 12-й линии Васильевского острова. 12 октября 1998-го доктор усыпил ее, а потом открыл конфорки газовой плиты. К счастью, женщина вовремя проснулась и успела выключить газ. Аналогичный случай произошел на следующий день в том же районе, на проспекте Кима: там старушку спас муж, вернувшийся с работы. Второго февраля 1999-го, во время тридцатой по счету вылазки, Петрова застали в квартире в момент сбора вещей. Свидетельницу - дочь усыпленной пенсионерки - он заколол отверткой, а бабушку пришлось задушить чулком.
После этого врач рассудил, что надо действовать наверняка: просто сразу убивать своих жертв - и все. И он стал вводить старушкам в вену смертельный раствор анаприлина, причем «с запасом», вчетверо превышая смертельный порог (3 мг вещества при летальной дозе в 0,8 мг). Иногда для того, чтобы замести следы, еще и устраивал поджог.
В квартире, где произошло первое убийство, Доктор Смерть поживился вещами, которые потянули в сумме всего-то на семь тысяч рублей. Часто нажива была еще меньше - ведь жертвами-то оказывались не старухи-процентщицы, а самые что ни на есть обыкновенные старушки, живущие на скудную пенсию. Наживу Максим Петров сдавал перекупщику на Сенном рынке за символическую сумму (перекупщика опера тоже уговорили дать показания). Иногда врач-убийца удовлетворялся бутылкой водки из буфета и пачкой печенья, иногда ему везло и он забирал что-нибудь посущественнее, например видеомагнитофон, обнаруженный позже в его квартире. Бывало, попадались и драгоценности, причем снять кольцо с пальца или выдернуть сережки из ушей сердобольный доктор мог даже не дожидаясь, пока его жертва потеряет сознание. В такой момент одна из женщин укусила врача за палец, но его это не остановило.


«Меня превратили в маньяка»
Вскоре после задержания Петров признался во всех эпизодах. Как правило, такая откровенность бывает обусловлена простым желанием похвалиться своей смелостью и изобретательностью. Однако по прошествии нескольких месяцев врач твердо ушел в отказ. «Маньяка из меня сделали милиционеры и журналисты, - уверял он во время судебных слушаний и в своем последнем слове. - Я виноват лишь в том, что под сильным психологическим давлением оговорил себя и теперь вынужден расплачиваться. При задержании мне нанесли черепно-мозговую травму, а в тюремной больнице с меня требовали по 100 долларов за каждую медицинскую справку, чтобы приобщить ее к делу. Поэтому в деле и нет ничего, что свидетельствовало бы о моих травмах».
Оперативники не отрицают того, что они особо не церемонились при задержании, тем более что не исключалась вероятность того, что преступник вооружен. Впрочем, тогда он вроде бы отделался всего лишь ссадинами. Объяснить толком, почему он в тот день оказался на пороге квартиры на улице Турку, представившись врачом, «медбрат» так и не смог.
Версии он пек как блины. «Встретил на улице коллегу-терапевта, который зашивался и попросил зайти к одной из своих пациенток на улице Турку». Фамилию коллеги назвать не смог. «Хотел позвонить жене, но, не имея мобильника, зашел в первый попавшийся подъезд и позвонил в первую попавшуюся квартиру. Да, на втором этаже, потому что на первом не открыли. Действительно, на входе представился врачом, но лишь для того, чтобы впустили. А навстречу вышел человек с пистолетом». Третья версия была еще интереснее: якобы на улице к нему подошел незнакомый мужчина, дал 150 рублей и попросил подняться в квартиру и сказать условную фразу: «Здравствуйте, я ваш участковый терапевт»... Ни одной из этих версий суд не поверил.

Оборотни в белых халатах
Петербургский доктор Петров - далеко не первый врач-оборотень, использующий в преступных целях белый халат и то безграничное доверие, которое граждане, особенно пожилые, питают к представителям самой гуманной профессии. На Украине довольно долго промышлял сексуальный маньяк-геронтофил с врачебным дипломом. Врач по фамилии Куликов делал своим жертвам инъекции снотворного, чтобы коварно воспользоваться их беспомощным состоянием. Ни одна из четырнадцати его жертв не успела что-нибудь заподозрить.
В обычной жизни Доктор Смерть действительно был мало похож на убийцу-маньяка. Его сослуживцы по подстанции «скорой помощи», узнав о случившемся, никак не могли поверить в то, что их не особенно общительный коллега способен на такое. Мало того, что он - человек самой гуманной профессии (между прочим, при получении врачебного диплома давал клятву Гиппократа), такому просто по определению незнакомые люди безоговорочно доверяют свое здоровье и жизнь. Так он и в личной жизни казался чуть ли не примером: любил детей, а их у него трое - сын от первого брака и двое детишек от второго. Жена - тоже медик. И тем не менее, это был он.
Как спастись, если такой врач придет к вам в квартиру? Милиции известны несколько случаев, когда потенциальные жертвы не пускали врача-убийцу на порог. Одна женщина ответила ему, что лечится в другой поликлинике, у своего врача, к которому она и отправится. Другая просто отказалась делать укол. Третья, что-то заподозрив, сообщила, что с минуты на минуту ждет возвращения своей дочери. Кое-кого спасли соседи, почувствовавшие запах газа, родственники, вернувшиеся домой и вызвавшие «скорую помощь»...
Из девятнадцати убийств, в совершении которых подозревался Петров, доказать удалось только двенадцать. Впрочем, этого оказалось вполне достаточно, чтобы определить кровавого врача в колонию особого режима на всю оставшуюся жизнь.

Мария ЮРЧЕНКО
фото Алексей ВЫСОЦКИЙ