Нехорошая квартира
Фото: Виктор Богорад,Cartoonbank.ru

Нехорошая квартира

29 августа 2016 09:51 / Общество

В 2013 году городские власти отрапортовали о начале расселения самой большой коммунальной квартиры Петербурга. Однако от начала до завершения путь неблизкий.

Прошло три года, но коммуналка на Детской улице, 17, все еще обитаема. Больше того, перед ее жильцами замаячила перспектива остаться здесь навсегда.

Квартира № 2 занимает целый этаж – в официальных документах он обозначен как «1-й подвальный». Ее общая площадь – более тысячи квадратных метров. Когда-то здесь располагалась детская поликлиника. Потом для поликлиники построили здание на улице Кораблестроителей, а высвободившееся помещение приспособили под общежитие для медицинских работников – как тогда считалось, временное. Видимо, поэтому делать здесь ремонт считалось нецелесообразным – по словам старожилов, его не было никогда, даже косметического. Поэтому к 2005 году, когда общежитие перевели в жилой фонд и нарекли квартирой, его состояние было уже аховым. Через шесть лет с этим согласились и городские власти.

В соответствии с постановлением правительства Петербурга квартира была включена в адресный перечень жилых помещений, признанных непригодными для проживания и подлежащих расселению в 2013 году. «Переселение граждан, проживающих в квартире, будет осуществляться администрацией Василеостровского района в благоустроенные жилые помещения многоквартирных домов». «За получением смотрового листа члены Вашей семьи будут приглашены в жилищный отдел администрации Василеостровского района». Такие письма Надежда Хондакова и другие жильцы получали из Смольного, и эти обещания звучали как музыка. Хотя, возможно, им стоило бы вспомнить, что обещания звучат не в первый раз. В 2012-м старожилы квартиры вспоминали, как в 90-е власти обещали «по возможности» предоставить им другое жилье и действительно были тогда счастливчики, переехавшие в нормальные комнаты или даже отдельные квартиры. Но тогда повезло далеко не всем, и сейчас, похоже, история грозит повториться…

«В 2013–2014 годах были расселены девять семей, – рассказывает Надежда. – Осталось двенадцать, десять из которых живут здесь с общежитских времен. Ну и, конечно, мы ждали, что вот не сегодня, так через месяц нас тоже пригласят за смотровыми. Но дальше в квартире неожиданно начался ремонт».

Собственно, необходимость ремонта сомнений не вызывает. Как следует из документов, при простукивании несущей стены дома «вместе со штукатурным слоем стены цоколя произошел вывал кирпичной кладки». Причиной возникновения аварийного состояния стали душевые и туалеты в квартире № 2 – проникающая оттуда влага разрушала и перекрытия, и стену. Чтобы остановить этот процесс, требовалось провести ряд работ именно в квартире: как говорится в техзадании, «выполнить новую систему канализации, разводку фановых труб под полом в душевой, новую конструкцию полов с гидроизоляцией» и т. п.

Работы начались в феврале 2015-го… Но тут версии расходятся. Районная администрация утверждает, что все жильцы были о них уведомлены заранее, более того, на время ремонта им было предложено переехать в маневренный фонд. Надежда Хондакова говорит, что никаких уведомлений не было – люди вернулись вечером домой и увидели стройплощадку. «Правда, если администрация ограничилась тем, что в местах общего пользования объявление повесила, то его могли и сорвать», – добавляет ее соседка Татьяна Лобунова.


Ремонт длился более года – гастарбайтеры, поселившиеся в пустующих комнатах, никуда не спешили. Но главное, с этого момента расселение квартиры было приостановлено. И скоро стало понятно почему.


«На основании заключения межведомственной комиссии Василеостровского района Санкт-Петербурга от 28.11.2011 квартира… признана непригодной для проживания и подлежащей ремонтно-восстановительным работам, – пишет заместитель начальника Управления по работе с обращениями граждан Лариса Христенко в ответ на письмо Веры Галаянц. – В силу ч. 2 ст. 57 Жилищного кодекса РФ вне очереди жилые помещения по договорам социального найма предоставляются гражданам, жилые помещения которых признаны непригодными для проживания и ремонту или реконструкции не подлежат. Таким образом, для возникновения правовых оснований для внеочередного предоставления гражданам жилого помещения необходимо наличие такого юридического факта, как невозможность проведения в аварийном жилом помещении ремонтно-восстановительных работ». И далее. «В силу ч. 1 ст. 57 Жилищного кодекса РФ жилые помещения предоставляются гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, в порядке очередности, исходя из времени принятия таких граждан на учет. Правовые основания для предоставления гражданам, проживающим в коммунальной квартире по данному адресу, жилого помещения вне установленного порядка отсутствуют».

Таким образом, несмотря на то что аварийность с квартиры не снята по сию пору и постановление правительства о ее расселении тоже никто не отменял, уже в декабре 2015-го все ранее данные людям обещания решили обнулить.

«Говорят, что в сентябре аварийность снимут», – объясняет Надежда Хромых. Она поселилась на Детской, когда квартира была общежитием. В 2012-м Надежда с мужем и дочкой едва ли не месяцы считали до обещанного переезда. «Но нам ничего не предлагали, расселили только тех, кто жил по соцнайму, а те, кто свои комнаты приватизировал, ну или купил их позднее, остались ни с чем, – продолжает она и пытается найти позитив: – Спокойнее стало, конечно. Ну и я дополнительную комнату выгрызла, все равно она пустовала, а мы втроем в 14-метровой жили. Сделали ремонт, теперь у нас и кухня своя есть, никуда не надо выходить, только в душевую и в туалет». И с гордостью рассказывает, что не позволила гастарбайтерам громить туалет рядом с их комнатами. «Мы с соседями там сами все делаем. Видите, и свою часть коридора покрасили! Возможно, и на линолеум новый сбросимся», – храбрится Надежда.


Она уже не верит, что когда-нибудь сможет выбраться из самой большой коммуналки города.


Другие ее жители еще трепыхаются. 

«У меня тоже своя небольшая кухонька, и ремонт был хороший сделан, – грустно говорит Татьяна. – Но на стенах уже появился грибок. К сожалению, от общих проблем тут не отгородишься».

Жильцы квартиры друг с другом практически не общаются – разве что с ближайшими соседями. Каждый сам за себя – вероятно, сказывается усталость даже не коммунального, а общежицкого быта. Здесь нет и никогда не было звонков на входной двери – их просто невозможно повесить в таком количестве. Поэтому входная дверь практически всегда открыта. Почтальон оставляет письма и квитанции на кухне. Вход в общедомовой подвал оборудован в квартире, поэтому сантехники и другие работники коммунальных служб ходят сюда, как к себе домой. Места общего пользования оказываются доступны неопределенному кругу лиц и вряд ли могут восприниматься как часть дома, люди стараются пореже выходить из своей комнаты. Поэтому квартира кажется вымершей.

В заключении межведомственной комиссии о признании квартиры непригодной для проживания недопустимым названо прежде всего состояние перекрытий в санузлах и душевых – эти дефекты действительно были устранены в ходе ремонта. Все остальное осталось как есть. В том числе и инженерные сети на кухнях, состояние которых комиссия также сочла недопустимым, и деформированные полы в местах общего пользования. Естественно, никто не менял межквартирные перегородки, не отвечающие требованиям СанПиНа по звукоизоляции. Проблемы с вентиляцией тоже не устранены. Осталась и электропроводка, «не соответствующая современным нормам и находящаяся в пожароопасном состоянии». «Нам говорят, что мы сами все это должны делать», – разводит руками Надежда.

Стоит уточнить, что площадь мест общего пользования в самой большой коммуналке составляет около 500 метров – почти столько же, сколько и жилая. Наверное, каждый, кто хоть раз в жизни делал ремонт, может прикинуть, сколько стоит даже простенькая косметика на такой площади… не говоря уж о выравнивании полов, замене труб или электропроводки, а тем паче перепланировке всей квартиры с заменой межкомнатных стен. Люди, которые могут себе позволить такие траты, жить здесь точно не будут, и члены различных комиссий, советующие все сделать самим, вряд ли этого не понимают. Но проще сослаться на букву закона, чем признать, что бывшая поликлиника, переделанная под общагу, не может стать полноценной жилой квартирой, и этому помещению давно пора найти иное применение и иных хозяев.