Молодежи – труднодоступное жилье!
Фото: Виктор Богорад,Cartoonbank.ru

Молодежи – труднодоступное жилье!

12 сентября 2016 00:41 / Общество

Что делать, если дом есть, а дороги к нему нет и не предвидится?

Каждый год в Петербурге вводятся в эксплуатацию сотни тысяч метров жилья. При этом дороги, поликлиники, школы строятся очень медленно, и долг города по инфраструктуре растет как снежный ком.

Дом на 108 квартир в Красном Селе на улице Спирина, 15, ввели в эксплуатацию в 2013 году. Этот дом заселялся по программе «Молодежи – доступное жилье», поэтому почти в каждой квартире здесь есть дети.

И вот уже три года они ходят в школу, поликлинику, магазин да и просто к ближайшей остановке по дороге без тротуара и без освещения, по которой в обе стороны ездят машины.

Дети и коляски на безумной дороге

Когда-то здесь был замусоренный пустырь, и по сути улица Спирина и улицей-то не является – это заасфальтированная техническая дорога, которую только в 2015 году учли в перечне дорог общего пользования. В том же году Комитет по развитию транспортной инфраструктуры признал, что она не соответствует параметрам дороги регионального значения, так как на ней всего одна полоса для движения и нет тротуаров.

«Автомобили ездят по одной полосе в обе стороны, и здесь же ходят взрослые с детьми и колясками с младенцами, – пишут жители дома № 15 губернатору Георгию Полтавченко. – Пешеходной дорожки нет, уличного освещения нет. Такая дорога небезопасна для жизни людей. […] Автомобили, не соблюдая скоростной режим, проносятся мимо нас вот только что не вплотную».

Обочина вместо тротуара

Хроника переписки жителей с чиновниками различных инстанций весьма показательна. Глава муниципальной администрации Кравченко сообщил им, то строительство пешеходной дорожки с организацией уличного освещения не относится к его полномочиям (что правда). И хотя в 2015 году они думали над этой проблемой, но сделать ничего не смогли: с одной стороны улицы находится охранная зона водопроводных сетей, с другой – производственная зона «Красносельская».


На самом деле «зона» – это огромный заболоченный, непроходимый пустырь, и когда здесь будут возводиться фабрики и заводы – неизвестно. Неужели производственная зона «Красносельская» так обеднеет, если у нее отрежут два метра вдоль улицы под тротуар?


В апреле 2016 г. из аппарата вице-губернатора Игоря Албина пришел ответ: «До 30.06.2016 Комитет по развитию транспортной инфраструктуры подготовит предложения по включению дороги в перечень объектов, подлежащих включению в распределение средств на 2016–2018 годы, со сроком проектирования в 2016 и 2017 годах».

Жители обрадовались: ну не завтра, так хоть к 17-му году сделают, тем более что вдоль дороги отсыпали грунтовые обочины – правда, не очень качественно, кое-где они уже стали непроходимыми.

Но радоваться пришлось недолго, 5 сентября выяснилось, «что предложения по включению» не прошли и возможность финансирования сдвигается с 2015–2020 годов на «после 2020 года». То есть через четыре года вопрос только поднимут – а когда будет дорога, вообще неизвестно.

«В случае отсутствия тротуаров пешеходы должны использовать для движения обочины, а в случае их отсутствия – использовать для движения кромку проезжей части», – написал жителям вице-губернатор Игорь Албин.

Пока что ни света, ни «полицейских»

С освещением тоже все не слава богу. Как утверждают чиновники, нельзя просто поставить фонари – нужно провести реконструкцию освещения всего микрорайона. Делать ее должно «Ленэнерго», так как сети принадлежат им, а не городу. Но «Ленэнерго», судя по всему, делать тоже ничего не будет, так как в апреле 2016 года было принято решение о передаче сетей в казну. Однако когда это произойдет, совершенно не понятно – о сроках ни слова.

Послали жителей и в дирекции по организации дорожного движения, у которой они просили хотя бы установить лежачих полицейских, чтобы водители не носились как сумасшедшие. Ответ: «В этом году лимит финансирования распределен. […] включат в план работ на будущие периоды». Без указания конкретных дат.

Неужели действительно нет денег?

Получается, что дом есть, а дороги к нему нет, как якобы нет денег в казне, поэтому приходится ужиматься… Или дело все-таки не в деньгах?

В Петербурге проекты планировки территории под будущее строительство делают застройщики. На своих планах они рисуют дома, которые собираются строить, а также дороги, скверы, школы и детские сады. Проблема только в том, что дома они строят сами, как можно быстрее – чтобы получить прибыль, а всю инфраструктуру достраивает государство, с той скоростью, с которой может.

Например, в 2016 году планируется ввести в эксплуатацию 2,9 млн кв. м жилья. Это около 50 тысяч квартир для 100 тысяч жителей.

За это же время необходимо построить 55 объектов социальной инфраструктуры, в том числе несколько школ на 4150 учеников, детсадов – на 3690 малышей. Однако, учитывая опыт прошлых лет, маловероятно, что все это будет построено не только в срок, а будет построено вообще.

Например, в 2015 году при похожих объемах жилищного строительства в эксплуатацию должно было быть сдано 9 садиков, 7 поликлиник и 3 школы. Однако садиков построили всего 5, поликлиник – 4, а школ – одну.*

Вы думаете, проблема в недофинансировании? Нет, по данным Контрольно-счетной палаты, наоборот, Комитет по строительству исполнил выделенный ему бюджет лишь на 74%, остались невостребованными 6 миллиардов рублей!

Возьмем для примера школы. Всего на 2015 год планировалось ввести три объекта общего образования на сумму 403 млн руб., а ввели один объект, потратив 277,5 млн.

Вряд ли 270 миллионов стоила одна школа – скорее всего, эту сумму размазали по всем трем проектам, а может быть, еще и по ряду других, которые в 2015 году заканчивать не планировалось. Но в любом случае оказалось, что из выделенных 400 миллионов остались вовсе невостребованными 125 – и вернулись обратно в бюджет…

Так с каждым годом и накапливаются долги города перед своими гражданами по инфраструктуре.


Конечно же, у Комитета по строительству есть объяснения по каждому отклонению от планов: не решены имущественно-правовые вопросы, не исполнены обязательства подрядчиками и т. д. На самом же деле ключевое объяснение одно: государство неэффективно распоряжается деньгами. Чиновник не заинтересован в результате, он заинтересован лишь в том, чтобы у него было объяснение по каждому его шагу для прокуратуры.


Так и на улице Спирина. Решение их проблемы отложили на 2020 год не потому, что в бюджете не наскрести именно на них несколько лишних миллионов, а скорее всего потому, что их включение в адресную программу потребует большого объема дополнительной бумажной работы. Которую при разумном планировании можно было бы сделать гораздо раньше.

Вариант решения

Решить проблему могло бы помочь комплексное освоение территории (КОТ), когда застройщик не только планирует целый квартал с дорогами и школами, но и строит его за свой счет, а государство постфактум компенсирует ему расходы на инфраструктуру. Относительно успешным примером такого проекта можно считать «Балтийскую жемчужину». По данным СМИ, сейчас КОТ составляет 40% всех строительных проектов Петербурга и области.

Но и в таком случае застройщик часто в первую очередь сдает жилые дома, а инфраструктуру достраивает по остаточному принципу. Чтобы такого не происходило, чиновники должны тщательно и подробно прописывать все мелочи в договоре с застройщиком, а потом отстаивать интересы петербуржцев в суде. И здесь мы опять сталкиваемся с проблемой эффективности госуправления: застройщик преследует свою выгоду, а чиновник в первую очередь следит, как бы ему лично что-нибудь не вышло боком.


*По данным заключения Контрольно-счетной палаты Санкт-Петербурга по результатам внешней проверки годового отчета об исполнении бюджета Санкт-Петербурга за 2015 год.