Лёнькин кот теперь без Лёньки

Лёнькин кот теперь без Лёньки

31 октября 2016 10:41 / Общество

«Лёнькин кот» – это что-то милое и пушистое, немного легкомысленное, напоминающее «ёшкин кот». Думали еще назвать фонд «Памяти Леонида Гордина», но отцу хотелось, чтобы в память о сыне было душевно. «Лёнькин кот» – благотворительный фонд помощи бездомным животным, созданный человеком, никогда не питавшим особой любви к братьям меньшим. Человеком, сын которого погиб в теракте в самолете над Синаем 31 октября 2015 года.

Валерий Гордин – заместитель директора петербургского филиала НИУ ВШЭ, профессор, доктор экономических наук. Человек прагматичный и рациональный, далекий от сентиментальностей. Он вспоминает, как посмеивался над сыном из-за его волонтерской деятельности, над его тремя котами и недоумевал, зачем ему все это.

Тот день

В ту субботу Валерий Эрнстович собирался в вуз – шли дни открытых дверей. Вдруг позвонила знакомая со странным вопросом: «Каким рейсом прилетают Саша и Леня?» (Саша – невеста Лени.)

«Она сказала, что по телевизору передали, будто самолет из Египта потерпел катастрофу, – вспоминает Гордин. – Пока мы ехали в такси в аэропорт, по радио передавали разное: то самолет попал на радары, то не попал... Была надежда. Но когда нас привезли в «Краун Плаза», уже стало понятно, что все погибли. Так прошел тот день. Потом уже было важно узнать, теракт это или нет, а в тот момент самое главное было – спасся кто-то или нет».

Валерий Гордин не вдается в детали, как для него прошел этот год: «Не дай бог такого кому-то. Надо было во что-то погрузиться. У меня была работа, семья, младший десятилетний сын. Я искал какие-то отдушины».

Валерий Гордин

В память о сыне

Многие родственники пытаются сохранять память о погибших, публикуя в соцсетях их фотографии, воспоминания, объединяясь для создания мемориала. Валерий Гордин нашел свой путь. «Есть память демонстрационная, а есть деятельная, – уверен он. – Демонстрационная – когда есть мемориал, и ты раз сходил, два, пять, каждую неделю ходишь – дань отдаешь. А можно сохранять память через какие-то действия. Может быть, это и звучит затерто, но совершаешь какие-то добрые дела. Мы с младшим сыном ходим на «Бессмертный полк», это пример демонстративной памяти. Мы вместе с тремястами тысячами человек показываем, что мы помним. А можно ведь сходить обустроить какую-то могилку или помочь ветерану».


Валерий Гордин сначала стал соучредителем фонда «Рейс 9268», объединившего родственников погибших, а потом понял, что хочет сделать что-то в память именно о сыне.


Леня обожал животных и часто пытался обратить отца в свою веру, но отец только посмеивался.

«Он их действительно любил, действительно понимал, чем вызывал у меня некую иронию. Он даже наставлял меня, у молодого поколения любимое занятие – старших покритиковать. Вплоть до того, что, когда я собрался заводить кошку (жена хотела обязательно британца), он отговаривал: «Зачем покупать – возьми в приюте». Я говорю: «Но я хочу именно британца». А он: «В приюте можешь найти британца, кого угодно». В итоге мы все-таки купили кота Кешу, и очень его любим. Но да, я был далек от всякого зоозащитного движения. Абсолютно. Я его не воспринимал и, так скажем, небезосновательно считал, что люди ценнее».

Ответ на вопрос, что бы порадовало Леню, напрашивался сам собой. Так в апреле появился фонд помощи бездомным животным «Лёнькин кот». «Мне это казалось правильным, – говорит отец. – Это и есть деятельная память. Мы должны продолжать жить. Жить доброй правильной жизнью, принося в этот мир не озлобление и скорбь, а добро и какой-то позитив».

Лёнькин кот Кыся

Летом 2010 года Леня нашел своего любимого кота Кысю. Кто-то выбросил котенка из окна, но тот выжил. Его подобрал Леня. Взял, несмотря на то что в доме жили еще два питомца. И Кыся с Леней за пять лет стали лучшими друзьями. «Это был настоящий карманный кот», – вспоминает отец.

За месяц до Лёниной поездки в Египет Кыся потерялся. Леня организовал грандиозные поиски с привлечением «Потеряшки», волонтеров, искали две недели. За несколько дней до отлета ему сообщили, что нашли похожего котенка на Охте. Леня привез его домой и был счастлив. Он улетел в Египет абсолютно довольный. «Правда, сказал, что характер у котенка испортился, мол, после двухнедельного голодания психика Кыси пошатнулась и он терроризирует двух других котов. Я даже предложил усыпить его, а он ответил: «Вот если я заболею, ты что, меня тоже усыплять будешь?»


Уже после Лёниного отъезда выяснилось, что найденный кот оказался точной копией Кыси, но не Кысей. А вдобавок еще и кошкой. Но Леня об этом так и не узнал.


Леня и Саша

Леня Гордин и Саша Илларионова были знакомы давно. Мама Саши была студенткой Валерия Эрнстовича. «С мамой Саши мы знакомы 40 лет, – рассказывает он. – И невестку я знаю с детства. Наши дети пересекались на мероприятиях для сотрудников, на всяких ёлках и праздниках, но не дружили. Однажды мы с ее мамой встретились на каком-то очередном мероприятии и разговорились: «Ну как Саша?» – «Да ничего». – «А Леня?» – «Тоже ничего». – «Давай они вместе сходят куда-то… Мы ничего не теряем, и они ничего не теряют, люди взрослые, 27 и 28 лет». Они встретились раз, встретились два… и поехало. С лета они уже жили вместе».

О свадьбе, запланированной на 1 апреля, ребята собирались объявить после возвращения из Египта. «Я ему говорил: слушай, серьезные вещи 1 апреля не совершаются. Но он у меня такой… несерьезный. Как хорошо сказала наша общая знакомая – его счастье в том, что он сумел свои 29 лет прожить легко. Он напоминал мне кота – большого и доброго, – улыбается отец. – А я ему все время пенял на его лишний вес…»

Про любовь

«Я не типичный зоозащитник, – продолжает Гордин. – Если бы не эта вся история, то, как человек жесткий, явно не сентиментальный по своему характеру (за мной 4,5 тысячи студентов, я замдиректора большого учебного заведения и прочее), я бы вряд ли занялся этим. Но поскольку произошло то, что произошло, что-то поменялось даже в моем прагматичном сознании. Если раньше эта сфера была за рамками моего мировосприятия, то сейчас я понимаю: она уже внутри моего социума, моих проблем, интересов».

В результате общения с зоозащитниками родилось два направления работы фонда: прокат бесплатного медицинского оборудования для приютов и работа с пожилыми людьми, которые держат дома кошек и собак. «Я начал изучать и понял, что ситуация с благотворительностью в этой сфере не очень хорошая, – говорит Валерий Гордин. – Приюты находятся на полулегальном положении из-за бюрократии. Люди жертвуют на них чрезвычайно мало. Волонтеров не хватает. Одной из самых больших проблем является лечение – страшно не хватает оборудования, от простейшего до высокотехнологичного».

Так родилась идея создания центра бесплатного проката на базе одной из ветеринарных клиник города. Здесь Валерию Гордину очень пригодились его знания в сфере экономики. Проект создан в духе популярной нынче экономики совместного потребления. На этом принципе основана, к примеру, успешная компания Get Taxi. В результате все приюты получат возможность брать бесплатно в прокат необходимое оборудование.

Второй проект фонда – предотвращение бездомности животных, живущих у одиноких пожилых людей старше 70 лет. Проект предполагает стерилизацию таких четвероногих, их чипирование – на случай, если они убегут или потеряются. Совместно с районным отделом соцзащиты будет создаваться реестр одиноких людей, у которых есть питомцы, а также реестр новых хозяев, готовых взять таких животных в случае необходимости.

«Явление для Петербурга, к сожалению, массовое, – говорит Валерий Эрнстович. – В городе очень много одиноких стариков, которые нашли отдушину в любви к животным. Они могут попасть в больницу, умереть или переехать в другое жилье. Что будет с их питомцами?»

Фонд поддержала администрация города. Пилотным был выбран Калининский район. Попытка плавно войти в проект сразу провалилась. «Мы только начали готовиться – консультировались с психологами, как правильно говорить с такими людьми, объяснять им, что мы хотим позаботиться о будущем их животных, и вдруг звонок из Управления ветеринарии: расселяется за долги квартира, в которой живет огромное количество кошек. Они даже не знали, сколько их там, а оказалось больше 60 (!) в двухкомнатной квартире. Мы до сих пор все силы и средства тратим на этих кошек. Мы им удачно подвернулись, иначе все они были бы сейчас на улице».

Есть еще третий проект – выставка добрых иллюстраций «Друг». Иллюстрации про дружбу и любвь между людьми и животными. «Все очень душевно и создает правильную атмосферу. И все как бы об одном», – говорит Валерий Гордин. – Так мы тоже реализуем принцип деятельной памяти.

Когда у меня был юбилей – и Леня был жив, – я попросил всех своих друзей и коллег не дарить мне ничего, а сдать деньги на помощь онкобольному мальчику из «Адвиты». Я показал им фото, рассказал, что с ним. Ну а на что мне дребедень, которую мне надарят. Лёньке тогда это очень понравилось. Он многим рассказывал и советовал делать так же. И он знал, что я на это способен. Но помогать животным я начал только после того, что случилось... И я уверен, что сына это порадовало бы. Надеюсь, что я смогу реализовать его желание сделать жизнь наших четвероногих друзей лучше и безопаснее».

***

…В день, когда готовилась статья, мы никак не могли дозвониться до Гордина, чтобы согласовать последние правки. Телефон молчал. Оказалось, Валерий Эрнстович ездил на закладку камня, где планируется поставить памятник погибшим в авиакатастрофе. «Сад памяти» во Всеволожске должен быть достроен в 2017 году.

Справка «Новой»

Катастрофа самолета A321 над Синайским полуостровом произошла рано утром 31 октября 2015 года. Самолет вылетел из Шарм-эль-Шейха в Петербург в 6:50 по московскому времени, но через 23 минуты с ним была потеряна связь, а лайнер пропал с радаров. Позднее выяснилось, что на борту авиалайнера Airbus A321-231 российской компании «Когалымавиа» произошел взрыв. Ответственность за теракт в первые дни после катастрофы взяло на себя Синайское подразделение террористической группировки «Исламское государство Ирака и Леванта (ИГИЛ)». Бомба была заложена в отсеке между детскими колясками.

Все находившиеся на борту самолета погибли – 224 человека (из них 25 детей и 7 членов экипажа). По данным МЧС России, большинство пассажиров были из Санкт-Петербурга, Ленинградской, Новгородской и Псковской областей.

Как сообщил Александр Войтенко, исполнительный директор фонда «Рейс 9268», у которого в самолете погибли сестра и племянница, за прошедшие месяцы умерли шесть родственников погибших. Почти у всех не выдержало сердце. (По данным ИД «Общественный контроль»).



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close