Валерий Зорькин как катехон

Валерий Зорькин как катехон

3 ноября 2016 14:33 / Мнения

Председателю Конституционного суда РФ не следует бояться пока еще неизвестного «сына погибели». Ему следует заниматься своими прямыми обязанностями.

«Оставь посуду. Женщин в доме много». Эти слова я услышал на кухне на Северном Кавказе, когда по домашней привычке захотел сполоснуть кофейную чашку. В тот же самый день в Москве, на открытии XX Всемирного русского народного собора, председатель Конституционного суда Валерий Зорькин заявил, что у него «вызывают опасения нормы, которые пытаются уравнивать мужчин и женщин, пренебрегая их естественными биологическими различиями».

Дом, в котором разбираться с грязными тарелками и чашками прерогатива исключительно женщин, был не русским, а карачаевским. Поэтому трудно сказать, сохранил бы Зорькин свои опасения, оказавшись рядом со мной у посудной мойки. Правда, помыть чашку я все-таки успел.

Председатель КС устрашился в этот день не только равноправия мужчин и женщин, до которого в нашей стране еще очень далеко. Ему также не нравятся новые законы западных стран, «которые объявляют правовой нормой нетрадиционные модели поведения сексуальных и гендерных меньшинств». Еще он против «вторжения госорганов и неправительственных организаций в благополучные семьи якобы с целью защиты детей от ненадлежащего воспитания со стороны родителей».


Зорькин нашел всеобъемлющее объяснение этим безобразиям в Евангелии. «Нарастает опасность беззакония, вызывающая в памяти слова святого апостола Павла, который на заре эры предостерегал о том, что тайна беззакония уже в действии».


Председатель КС цитирует Второе послание апостола Павла к фессалоникийцам, которое не только указывает, но и персонифицирует тайну беззакония – это «человек греха, сын погибели», который «в храме Божием сядет, как Бог, выдавая себя за Бога». Впрочем, «беззаконие не совершится, пока не будет взят от среды удерживающий теперь».

Именно эта загадочная подробность – кто же этот самый таинственный удерживающий, по-гречески катехон, не позволяющий самозванцу нагло усесться в храме, – веками порождала толкования и споры. В катехоны выдвигались разные кандидаты, от Римской империи до империи Российской. Каждая версия имеет свои изъяны, споры продолжаются. Главное понимать, что тайна беззакония действует две тысячи лет подряд и пока не преуспела.

Зорькину не следует бояться пока еще неизвестного «сына погибели». Ему следует заниматься своими прямыми обязанностями. Зорькин – председатель Конституционного суда, то есть  в какой-то степени сам является катехоном, защищающим Основной закон России от беззакония. Причем беззакония совсем не тайного, а с некоторых пор очевидного.

Можно начать с 1-й главы – основы конституционного строя. Например, 2-й статьи – о том, что права и свободы человека являются высшей ценностью. Неплохо бы вспомнить и 3-й пункт 3-й статьи о том, что непосредственное выражение воли народа – референдум и свободные выборы. И признать, что степень свободности выборов соответствует частоте проведения референдумов.

Впрочем, на сегодняшний день наиболее актуальна для большинства граждан статья № 7. Она определяет Российскую Федерацию как социальное государство. В условиях лютой оптимизации именно эта статья в наибольшей опасности. Демонтаж социального государства уже начался. Отсюда неизбежность многочисленных обращений в Конституционный суд – например, по поводу медицинского налога на безработных. Быть может, Зорькину придется даже бороться с гендерным равноправием: защищать право женщин по-прежнему выходить на пенсию раньше мужчин.

Вспомним времена, когда Валерий Зорькин пытался защищать Основной закон, рискуя своим статусом. В 1993 году он не поддержал указ № 1400 «О поэтапной конституционной реформе». Кем он тогда считал себя в первую очередь – сторонником Хасбулатова или председателем КС – пусть спорят участники тех событий. Важно, что Зорькин пошел тогда против Кремля, поплатился своим постом, вернул его себе через десять лет. И с тех пор с Кремлем не спорил.

Россия – страна с очень хорошей Конституцией и очень плохим ее исполнением. Плохо и со свободами, и с равноправием.


То, что где-то мыть посуду полагается только женщинам, – скромная мелочь. Не мелочь то, что в некоторых субъектах Федерации, таких как Чечня, Основной закон де-факто отменен.


Председателю КС есть чем заняться, кроме публичных опасений относительно законодательных новелл Западной Европы.

Ну а тайну беззакония лучше оставить богословам. Кстати, они могут растолковать Зорькину 3-ю главу. Не Конституции, а того же послания апостола Павла: «Но слышим, что некоторые у вас поступают бесчинно, ничего не делают, а суетятся». Может быть, появление председателя Конституционного суда на заседании РВНС с жалобами на европейские законы и есть та самая бесчинная суета, маскирующая невыполнение прямых обязанностей?

Михаил ЛОГИНОВ



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close