«Платон» – это было еще и оскорбление

«Платон» – это было еще и оскорбление

1 декабря 2016 11:16 / Культура

4 декабря на фестивале документального кино «Артдокфест» состоится показ фильма Константина Селина «Хроники неслучившейся революции», рассказывающего о петербургской колонне бастующих против системы «Платон» дальнобойщиков, которые доехали до Москвы и простояли в Химках несколько месяцев. Об особенностях социального протеста с Константином Селиным поговорила обозреватель «Новой» Тамара Ларина

– В самом названии звучит определенный слом – «Неслучившаяся революция». Когда вы начали съемки, вы правда верили, что из протеста дальнобойщиков вырастет нечто большее?

– Ощущения такого не было. Я увидел из независимых СМИ, что проходят протесты дальнобойщиков. Мне показалось, что это уже сложившаяся визуальная история: огромные машины, искренние люди. Еще на понимая, что из этого может выйти, я поехал, когда они делали большую «улитку» на Софийке.

– Улитка – это?..

– …Это когда колонна машин, расстояние между которыми пара метров, движется со скоростью пять километров в час. Я поехал с ними, и в конце пути был импровизированный митинг. Там сразу стало понятно, что из всего этого нужно сделать хронику. Все начали выкрикивать обычные лозунги, потом один из мужиков предложил ехать к Смольному, головы-то у всех горячие. И вдруг один из дальнобойщиков спросил: «А дальше?» Это был Олег. Так появился герой моего фильма. Затем я просто спросил, можно ли поехать с ним, и мы поехали.


Он единственный, кто сказал, что «Платон» – это ограничение свободы. Причем не столько экономически, не столько в правовой сфере, для него это было нечто большее.


Все ясно про деньги, но важно, что «Платон» – это было еще и оскорбление: дальнобойщики именно обиделись. И пошли искать правды.

Константин Селин // Фото: Радио Свобода

– Это же не простые дальнобойщики, а владельцы небольших ИП?

– Да, скажем так, это рабочий средний класс. Это не офисные работники, не креативный класс, в то же время это не подневольные водители, а люди, которые делают свой маленький бизнес, и это другая форма жизни. Мой фильм не о протесте, это лишь фон, на котором видно, как развиваются мысли и чувства этих людей. Для меня это история о пробуждении сознания. Мои герои совершили переоценку на всех уровнях: на культурном, социальном, экономическом, правовом. Они обрели свободу мысли, и в этом смысле революция для них уже случилась.

Кадр из фильма

– Вы сохранили двухчастную структуру: сначала это фильм про Олега, а затем второстепенный герой Андрей оказывается главным персонажем, который готов идти до конца. Вам важно было проиллюстрировать этот перелом в движении против «Платона»?

– Сама жизнь выстроила структуру. Без Олега мы не добрались бы до Москвы, без Андрея не было бы стояния в Химках. Это две разные истории, и по смыслу, и по ритму. Поход на Москву – это сплошной драйв. Колона едет, ее заворачивают, ищем окружные пути и так далее. Первую часть я снимал как сериал, из этого материала можно было бы сделать серий десять по двадцать минут, и было бы интересно. Химки – совсем другая история: Олег по своей психофизике двигатель, он не может сидеть на месте. И тут вожаком стал Андрей со своим упорством.

Первый раз так вышло, что я сразу нашел своих героев. Я сделал это интуитивно, но потом только утверждался в своем выборе. Другое дело, что мой фильм – это все-таки в первую очередь хроники, и передо мной стояла непростая задача все время растворять героев.

– Несколько раз герои фильма повторяют, что они не революционеры...

– Это какая-то семантическая проблема. Почему-то, если ты борешься за свои права, то это политический протест, а для моих героев задача всего лишь донести свою правду. Тех, кто кричал про поход на Кремль, сами дальнобойщики называли «диванные активисты»: люди, которые готовы перевести денег, но не приезжают сами.


Мой фильм воспринимают как политический, потому что так можно решить по аннотации. Но для меня важно было, чтобы зритель вышел после сеанса не с пониманием, чем плох «Платон», а с ощущением этих героев, того, что я почувствовал сам от этих русских мужиков.


Фото: Радио Свобода

– Очевидно, что вы симпатизируете своим героям, прошли с ними через определенные лишения во время съемок. И как следствие – частая сложность для документалистики: вам все сложнее смотреть на них со стороны?

– Да, они стали моими друзьями, я и сейчас часто звоню Олегу посоветоваться. Но на съемках я пытался держать дистанцию, хотя мне постоянно приходилось решать: кто я, наблюдатель или я вместе с ними? Очень тяжело, когда ты сидишь с дальнобойщиками в одной машине, не сопереживать им. В фильме это осталось за кадром, но когда нас еще в начале пути остановили полицейские, Олег отдал мне ключи от машины, деньги и пошел сдаваться. В этот момент еще можно было развернуться и уехать. Но, естественно, я взял камеру и пошел снимать, потому что выйти из этой истории уже было поздно.

«Хроники неслучившейся революции»
Режиссер: Константин Селин
Где смотреть: 4 декабря, 16.00 (к/т Англетер)

Расписание фестиваля в Петербурге: http://artdocfest.com/197

1 комментарий:

Я уже посмотрел этот фильм на нормальном сайте, просто супер, не зря его так долго ждал!
Кто ещё не видел, смотрим здесь, ребята - HD17.RU

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close