«Аукцион — игра, которая порождает тягу к собирательству»
Фото: turpiter.ru

«Аукцион — игра, которая порождает тягу к собирательству»

13 декабря 2016 18:08 / Культура

В субботу, 17 декабря, в галерее Art of Photo пройдет аукцион «Фотографии, меняющие жизнь», все средства с которого будут перечислены подопечным благотворительного фонда AdVita – людям с онкологическими и гематологическими заболеваниями. На аукционе выставят работы 30 всемирно известных фотографов, среди которых Сергей Максимишин, Георгий Пинхасов, Валерий Плотников, Александр Петросян, Дмитрий Конрадт, Юрий Козырев, Гунар Бинде и другие. Ведущий аукциона – главный фотограф Эрмитажа Юрий Молодковец – рассказал «Новой» о том, как перестать бояться искусства, наполнить им свою жизнь и не разориться.

«Вместе с известным дизайнером, декоратором и архитектором Марией Гончаровой мы придумали особый формат – аукционы в пользу коллекционеров. Они несут миру такое послание: в каждом доме должно быть искусство, причем не просто одна какая-то картинка, а много искусства. Люди его боятся – думают, что оно должно стоить очень дорого.

Мы же выставляем самых именитых художников Петербурга и не только, работы которых находятся в лучших собраниях, включая Русский музей и Эрмитаж. На наших аукционах есть и живопись, и графика, и объекты, и скульптура, и фотография. При этом у нас всегда начальная цена – 1000 рублей, а шаг – 100 рублей.


Нашим потенциальным коллекционерам и собирателям мы объясняем, что никогда эти авторы не будут напрямую продавать свои работы в мастерских за такие деньги.


В случае с аукционом «Фотографии, меняющие жизнь» здесь начальная цена тоже будет 1000 рублей. Дальше все зависит от того, кто придет, насколько эти люди готовы биться за искусство. Я считаю, что в любом случае все будут в выигрыше».

«В Питере – пить» // Фото: Александр Петросян

«Наши аукционы действительно пользуются большой популярностью. Люди, побывавшие на одном, всегда спрашивают: «А когда следующий?» Потеря денег невелика, человек получает настоящее искусство, а во время аукциона у него такой адреналин, как будто он покупает шедевры Рембрандта и Ван Гога. Это игра, но она наполнена настоящими чувствами и рождает тягу к собирательству».


Все работы, участвующие в субботнем мероприятим, прошли через фильтр великого русского фотографа Сергея Максимишина. Если Сергей сказал «Да, я тебя приглашаю», позвал в эту компанию – это как звание чемпиона мира во многих категориях.


«Звездные имена, достойные фотографы, авторские отпечатки, подписанные авторами, – все сделано правильно, кроме цены. Цену мы сделали такой, чтобы было интересно, чтобы было событие, чтобы люди бились, а дальше как пойдет.

Если авторы тоже будут покупать работы своих коллег по цеху, я буду только рад. Я один из тех людей, которые так делают. В моем доме уже нет ни одного квадратного сантиметра, не занятого искусством. Радуюсь, что ребенок на него смотрит. Что-то постоянно довешивается, что-то перевешивается. Мне этот процесс безумно нравится, мне кажется, что он правильный. Современную фотографию я тоже собираю, и у меня достаточно представительная коллекция».

«Монахи, несущие распятие» // Фото: Сергей Максимишин

«Моя работа на аукционе – снимок из большой серии, которая называется «Павловск. Серебро». Он был сделан в 2010 году. После кинофестиваля в Каннах проходит фестиваль русской культуры. Там есть павильон, в котором каждый раз показывают выставку, посвященную какому-то одному российскому городу. В 2010 году хотели сделать выставку про Павловск, обратились ко мне. А у меня давно была мечта – снять несколько историй про пригороды Петербурга в технике инфракрасной съемки. Она имеет эффект вневременной: когда смотришь на эти пейзажи, не совсем понятно, в какое время года и даже в каком веке сделан снимок. За счет длинной выдержки люди растворяются, деревья превращаются в странные объекты. На аукцион выставлена одна из фотографий проекта, который продолжается, у меня уже готова часть про Царское Село, и уже была выставка в очень красивом месте, в павильоне "Адмиралтейство" на Екатерининском пруду. Уже закончились съемки в Гатчине, остались Ораниенбаум, Петергоф. Хочу сделать такую большую историю про драгоценное ожерелье, которое окружает Петербург императорскими резиденциями.

Хотел, чтобы работа была очень интерьерной, чтобы могла существовать и в доме, и в офисе. Я сотрудничал и сотрудничаю с огромным количеством журналов по архитектуре и дизайну, видел очень много пространств и понимаю, что хорошо смотрится, а что нет. Эту работу нужно повесить на стенку, а не положить в стол».

«Без названия. Из проекта "Павловск. Серебро"» // Фото: Юрий Молодковец

«Мы живем в очень удивительное время. Пока я даю интервью, в мире создан не один миллион изображений. Золотая пора, когда можно было составлять рейтинги лучших фотографий, прошла. Никакой фотоконкурс, даже World Press Photo, не в обиду им будет сказано, не может охватить все, что делается в мире. Нет таких кураторских институций, которые могли бы переварить все фотографии.


Когда миллиарды занимаются созданием изображений, получаются миллионы шедевров. Впрочем, так же много и хлама, который хранится на дисках, в телефонах и компьютерах.


Этот процесс не поддается никакому контролю и никакому управлению, но он по-своему хорош – шедевров все-таки стало больше. Осталось только научиться их видеть. Это тоже проблема – не все обладают визуальной культурой. В любом случае фотография – мощнейший визуальный язык, на котором общаются миллиарды. Я знаю это по всем социальным сетям, в которых присутствую. Я веду инстаграм Государственного Эрмитажа и могу с уверенностью сказать: информационная фотография, какой бы важной она ни была с точки зрения музея, никогда не наберет столько лайков, сколько фотография, в которой есть художественность. Инстаграм – это сеть, где люди общаются прежде всего глазами, чувствами.

Я не из тех фотографов, у которых есть любимая камера. У меня есть мысли, идеи. Когда я вижу, что какую-то из них я могу воплотить с помощью айфона, конечно, я буду снимать айфоном, если вижу, что лучше снимать пинхольной камерой, без линзы, значит, буду снимать именно так; нужен форматный кадр – значит, будет форматный кадр. Мне кажется это более естественным, чем упираться и говорить: я снимаю только этой камерой! Только Nikon! Только Canon! Или только горизонтальные кадры, или только квадрат! Если кому-то это нравится – ради бога, но это не про меня».