Кирилл
Фото: Елена Лукьянова

Кирилл

26 декабря 2016 09:42 / Общество

Все сотрудники российских благотворительных фондов знают: чем выразительнее лицо их подопечного на фотографии, чем увлекательнее его история, тем больше у человека шансов найти жертвователя. Герои нашей рубрики – обычные люди с обычными профессиями, обычной жизнью и, к несчастью, необычной болезнью. Им всем нужны деньги на лечение. Мы хотим, чтобы они были живы.

 
Не знаю, что творится в душе у человека, которому, чтобы не умереть, нужно 270 тысяч рублей ежемесячно, а денег просто нет и нет сил их заработать. Я не смогла спросить Кирилла, что он чувствует. Мама Кирилла постоянно плакала, ей было очень тяжело говорить, но молчать было еще тяжелее.
 
Два года назад Кириллу поставили диагноз гепатоцеллюлярная карцинома. Операция в его случае невозможна из-за обширного поражения печени, около 80%. Единственное лекарство, которое ему помогает, – стиварга. Принимать его нужно каждый месяц на протяжении всей жизни. Кирилл написал заявление в Министерство здравоохранения на получение препарата по квоте, но даже если все решится в его пользу, он сможет получить его только в марте. Но до марта нужно дожить. Сейчас лекарства осталось всего на неделю. Последнюю таблетку Кирилл примет 30 декабря.


Кириллу 27 лет. Он живет с мамой в коммунальной квартире. Наталья Петровна родила Кирилла в 38 лет, воспитывала одна, без мужа. «Поздний ребенок, я думала, он моя опора, а получилось наоборот».


Кирилл окончил Университет физической культуры имени Лесгафта, работал массажистом в хоккейной команде. Два года назад на Новый год Кирилл отдыхал в Египте и почувствовал себя плохо.

«Несколько недель я не обращался к медикам, а когда решился, еле добрался до больницы, у меня очень кружилась голова. В феврале мне поставили диагноз».

«По работе я часто ездил с хоккейной командой на автобусе, а когда заболел, меня в нем начало тошнить. Приходилось останавливаться, и я понял, что больше не могу. У нас был хороший коллектив, ребята мне помогали, когда узнали о диагнозе».

И друзья помогали, особенно вначале.

Тянулись месяцы лечения, но лучше не становилось, зато проявились почти все побочные эффекты от лекарств. Печень увеличилась на пять сантиметров. Начались проблемы с сосудами, Кирилл мог передвигаться только на инвалидной коляске.


Год назад врачи сказали Наталье Петровне, что сыну осталось жить считаные дни.


Поехать лечиться в Израиль Кириллу предложил знакомый, которого тоже выписали умирать с саркомой. В израильской клинике назначили лечение препаратом «Стиварга». Он изначально сделан для лечения колоректального рака, но в июле этого года открыли, что оно дает хорошие результаты при лечении рака печени.

«На поездку и первые пять упаковок стиварги нам помогали собирать все, – рассказывает Наталья Петровна: – друзья, родственники, соседи и даже те, кого мы не знали. Одна соседка, с которой до болезни Кирилла я только встречалась на лестнице, ее фамилия Леон, дала нам огромную сумму. Говорит – я помню, как вы с маленьким Кириллом приехали».

Наталья Петровна уговаривает сына показать фотографии до приема препарата. «Он был как беременный скелет. Тогда он весил 78 кг, а сейчас набрал десять». Я пытаюсь представить, как мог выглядеть этот высоченный худющий парень без десяти килограммов веса, мне кажется это невозможным.

«Когда речь идет о печени, почему-то все думают, что сын страдал алкоголизмом, – жалуется Наталья Петровна. – А Кирилл никогда в жизни не пил, даже на Новый год, не курил и занимался спортом. В детском саду к ним приходил тренер по баскетболу из спортивной школы и выбрал Кирилла, потому что он был самый высокий. С детского сада и до 11-го класса он занимался в спортивной школе. Кирилла называли перспективным игроком, но он поступил в институт, и времени на спорт не осталось».

Летом Кирилл хочет поступать в медучилище, в прошлом году пришлось пропустить вступительные экзамены из-за ухудшения состояния. Но теперь он чувствует себя намного лучше, возвращается привычная жизнь.

«До болезни у меня не было проблем со здоровьем, я думал, что так будет всегда, а теперь чувствую, что все мы смертны. Но я научился не думать о смерти. На этих таблетках я чувствую себя хорошо и просто живу».

Помочь Кириллу можно здесь