Кун-фу-балет, или «Щелкунчик», которого не было

Кун-фу-балет, или «Щелкунчик», которого не было

1 февраля 2017 20:40 / Культура

В Мариинском театре состоялась премьера французско-канадского анимационного фильма «Балерина».

Да-да, это не ошибка: не в кинотеатре, а именно в Маринке, в камерном зале Щедрина, показывали мультфильм. Первый показ светский: с фотосессией, красной дорожкой, декольте и лаковыми туфлями. Второй – уже социальный: для воспитанников детских домов и интернатов, а также для дюймовочек из хореографических школ в бальных платьях.

Европа – не Америка?

Авторитетная французская киностудия Graumond, известная как минимум по народным хитам «Леон», «Пятый элемент» и «1+1», решила заняться популяризацией классического балета среди самой широкой семейной аудитории. Ликуйте, руководители хореографических школ, балетмейстеры и все балетные! Теперь и у вас есть большой рекламный буклет, современная 3D-сказка о предмете вашей любви и приложения сил.

Европейцы в очередной раз решили потягаться с заокеанскими коллегами в изготовлении анимационного блокбастера. Невольно ждешь от старушки Европы утонченного вкуса и интеллигентности. Победили ли главные зачинщики проекта «Балерина» – продюсеры Валери д’Отей, Николя Дюваль-Адассовски, Андре Руле? И да, и нет. Стандартные лекала больших анимационных фильмов ориентированы на запросы слишком массового зрителя, где авторским находкам совсем немного места. Вот и в «Балерине» спор коммерции и креативности решился, на мой взгляд, не в пользу последней. Но пока не посмотришь – аргументированно не поспоришь.

Эпоха и другие персонажи

Сценаристы отправились по наезженному маршруту: в сотый раз перепели историю о бедной Золушке-сиротке, законно полагая, что классический ход драматургического маховика «из грязи в князи» сработает безотказно. Любопытно, что в оригинальной версии героиня говорит голосом голливудской звезды Эль Фэннинг («Супер 8», «Малефисента»). Если вспомнить роль в недавнем экзотическом хите «Неоновый демон», где Эль Фэннинг играла сироту, приехавшую в Нью-Йорк завоевывать мир большой моды, и в особенности если знать, чем все это кончилось, то выбор актрисы весьма ироничен (вот, собственно, и весь выход Иронии на сцену «Балерины» – ни на главную, ни на второстепенную роль не тянет, камео в лучшем случае).

Главная героиня, 11-летняя Фелиси Миллинер, живет в сиротском приюте и мечтает не о принце заграничном и не о дворцах золоченых, а о балете (бывают же целеустремленные дети). Ее возраст по современным балетным меркам уже пропащий. Но во Франции конца XIX века, смею предположить, возрастной ценз для балерин был иным, и завязка истории имеет шанс на развязку. А еще у Фелиси есть друг-ровесник Виктор, и 11 лет – дивный возраст для первой влюбленности.

Фелиси с Виктором сбегают из опостылевшего детдома в Париж в погоне за мечтой. Виктор без сомнения самый яркий положительный герой картины. Персонаж будущего рассеянного ученого-гения удался: добродушный, преданный, с вечно взъерошенными волосами и кривой улыбочкой на забавном лице. Его мечта – стать настоящим изобретателем, а у Фелиси – ну, вы уже догадались.

Неистребимая танцевальная страсть приводит девочку в балетную Мекку – школу при Парижской национальной опере (старейшее в Европе профильное учреждение). Находчивый Виктор тоже попадает не куда-нибудь, а в архитектурную контору к самому Гюставу Эйфелю. И башня его имени тут как тут – уже наполовину построена и служит привлекательной декорацией для судеб героев, богатых на перипетии.


Вообще атмосферу и живописный антураж города следовало бы отнести к истинным достоинствам картины: технически качественно нарисован Париж конца XIX столетия.


Правда, до тех пор, пока в кадре не появился недоделанный скелет Эйфелевой башни, идентифицировать эпоху довольно затруднительно. Да и после тоже. В официальных синопсисах фильма вообще путаница с датами – где-то указан 1879 год, где-то 1884-й, а главную достопримечательность Парижа начали строить только в 1887-м. Ну что уж там, приблизительность позволительна семейной развлекательной ленте – не документалка же.

А вот с чем сложно смириться, так это с нехваткой изящных шуток (французы, как никак) или хотя бы детского юмора. Малышам в зале, например, не смешно от рассказа, как балетный ловелас русского происхождения (с виду дико напоминающий Александра Годунова) крутил 177 туров фуэте, а потом его вырвало. Зато их веселье по поводу второстепенного героя, неуклюжего толстяка, который в разгар битвы добра со злом наделал в штаны, трудно разделить детям чуть старше.

Выше факела

Темпераментная Фелиси и мытьем (в буквальном смысле мытьем полов), и катаньем (настойчивыми занятиями и тренировками), и даже хитростью и обманом (которые непременно вскроются и будут прощены) завоевывает себе место в балетном классе знаменитой школы. По остроумному замечанию гениального Виктора, ее танцы больше похожи на кун-фу. Собственно, если не по форме, то по сути он прав.

В единоборстве девочки-сироты с судьбой все как обычно: строгий и мудрый учитель, наставница-друг (в русском дубляже озвучивает Илзе Лиепа), соблазны романтических увлечений, интриги конкуренток и другие хештеги по теме, не хватает разве что извечной для балетных проблемы искушения едой. Любовь «кун-фу-балерины» к высотам и восхождениям выражена в ее постоянных прогулках, танцах и даже ночевках на крышах – приюта, театра, парижских домов.

А в кульминации Фелиси и вовсе взобралась с помощью главного отрицательного персонажа на голову и факел статуи Свободы (еще одно гигантское изваяние, к которому приложил руку Гюстав Эйфель, в 1879-м еще не существовавшее, а вот летом 1884-го как раз собиравшееся уплыть в Америку). Смотрится красиво, хоть и не очень ясно, к чему вдруг такой пафосный символ. Намек на французское господство в области классического балета – или просто эффектный и в чем-то познавательный заскок от создателей картины?

Не классикой единой

Нельзя не сказать о впечатляющей технике оживления балетных па 3D-танцовщиц: все эти шмелиные фуэте и суперполеты в духе Джеки Чана были созданы с помощью компьютерного захвата движений двух именитых этуаль парижской оперы – Орели Дюпон и Жереми Белингарда. Венцом такого оживления стал финальный танцевальный баттл с непримиримой соперницей за место в «Щелкунчике» Чайковского. Опять же придется снова простить создателям ляп – в указанные годы этого балета в помине не было не только в парижской «Гранд-опера», но и в природе: впервые он увидел свет на сцене Мариинского театра только в декабре 1892 года. Впрочем, финальные гранд-прыжки героини в образе девочки Клары из канонического шедевра совершаются под бодрый электронный саундтрек, к Чайковскому вовсе не имеющий отношения. Тут становится очевидно: продюсеры блокбастера об академическом балете в курсе, что классикой современного зрителя не пронять. И просто исполняют свой долг.

Интересно, почему бы им не вспомнить, что Франция – не только колыбель классического балета, но и родина выдающихся хореографов современности, например Ролана Пети или Мориса Бежара (первопроходцы, новаторы, которые создали целый пласт современной хореографии). Думается, французским продюсерам стоило бы посмотреть в их сторону. Возможно, тогда получилась бы менее прянично-аристократичная картина, чем «Балерина». И кун-фу было бы к месту.