Ведомство юриста Макарова подозревают в подлоге
Фото: Дача Садалиса в Песочном

Ведомство юриста Макарова подозревают в подлоге

28 февраля 2017 10:05 / Общество

Имитируя исполнение требования прокуратуры, чиновники КГИОП выдали старую экспертизу за новую – но оплошали, оставив ту же дату и прежний регистрационный номер.

Прошлым летом «Новая» обратила внимание на сомнительные действия КГИОП – когда ведомство Сергея Макарова сначала принимает и оплачивает экспертизы, доказывающие ценность исторических зданий, а затем лишает их охранного статуса.

Так случилось, например, с деревянной дачей Садалиса в поселке Песочное. Сначала эксперт Максим Филиппович (ранее работавший в КГИОП главным специалистом отдела пригородных районов) выполнил по заказу дирекции комитета экспертизу с выводами о ценности объекта, удовлетворительном его состоянии и рекомендовал включить в госреестр как памятник регионального значения. Филиппович отмечал «художественную выразительность, цельность объемно-пространственного решения и декоративной пластики» здания, произошедшие с годами изменения первоначального облика признавал незначительными и заключал, что дача Садалиса «до сих пор представляет особое значение для истории и культуры Санкт-Петербурга с точки зрения истории архитектуры и градостроительства, являясь показательным примером практически не сохранившихся до настоящего времени деревянных загородных дач начала ХХ века, выстроенных в формах необарокко».

Судя по тому, что работа была принята и оплачена в полном объеме, а контракт официально закрыт, комитет согласился с выводами акта экспертизы. Однако несколькими месяцами позже издал решение об отказе во включении дачи Садалиса в реестр – причем ссылаясь на эту самую экспертизу и одновременно на противоположное ей мнение рабочей группы Совета по сохранению культурного наследия.


Такой вот дуализм в одной голове – что, впрочем, давно не редкость для главы охранного ведомства, взявшего в привычку кроить отказные распоряжения по такому лекалу.


Сам господин Филиппович, комментируя ситуацию «Новой», признавал, что скорректировал первоначальные выводы, уважив мнение рабочей группы (она, напомним, почти наполовину состоит из чиновников КГИОП, плюс практикующие архитекторы, зачастую имеющие свой интерес).

Нам же такая «корректировка», произведенная после закрытия контракта, представлялась сомнительной. Обоснованность этих сомнений подтвердила затем и прокуратура. По итогам проверки, проведенной по обращению градозащитника Павла Шапчица, признавалось: поскольку комитет согласился с выводами экспертизы, оснований для ее переработки и издания отказного распоряжения не было. В декабре прошлого года прокуратура опротестовала это решение комитета, а также аналогичным образом изданное распоряжение по «Зданию Общества потребителей Адмиралтейских Ижорских заводов» в Колпине.

В феврале прокуратура проинформировала: оба эти распоряжения комитетом отменены, и теперь «благодаря вмешательству прокуратуры города комитет повторно рассмотрит вопрос об отнесении этих зданий к объектам культурного наследия». В распространенном надзорным ведомством сообщении также содержался призыв информировать ее «в целях своевременного устранения нарушений» об известных гражданам сведениях несоблюдения процедур проведения либо рассмотрения заключений экспертиз.


За бдительными гражданами дело не стало, тем более что и у комитета не заржавело по части новых к тому поводов.


15 февраля КГИОП публикует на своем официальном сайте новую экспертизу по даче Садалиса, выполненную опять Максимом Филипповичем. Содержание этой экспертизы (№ 2) уже существенно разнится с содержанием его же прежней экспертизы (№ 1). Теперь Филипповичу видится, что «первоначальный облик здания существенно искажен поздними пристройками» и нынче оно уже «не отличается художественной выразительностью, цельностью объемно-пространственного решения и декоративной пластики». Вывод: во включении в госреестр памятников отказать.

Но вот ведь какая закавыка – комитет, не иначе как умаявшись менять одни выводы на другие, публикует акт экспертизы № 2 с тем же входящим номером, что был у акта экспертизы № 1 (3-9365), и датированы они одним и тем же числом – 25.09.2015, совпадает и обозначенная при регистрации дата поступления в КГИОП – 16.10.2015.

Два документа с противоположными выводами

В ситуации, кода два разных по содержанию акта с противоположными выводами имеют один регистрационный номер и одну и ту же дату поступления, Павел Шапчиц усматривает признаки подлога, совершенного чиновниками КГИОП при соучастии эксперта Филипповича, совершенного с целью преодоления декабрьского протеста прокуратуры. При проведении проверки градозащитник просит также учесть и возможные нарушения бюджетного законодательства (поскольку экспертизы были приняты и оплачены дирекцией КГИОП), а в случае подтверждения изложенных им фактом направить в следственные органы заявления о совершении преступления, предусмотренного статьями 292, 327 УК РФ (служебный подлог; использование заведомо подложного документа).

«Новая» будет следить за дальнейшим развитием событий.

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.