«У меня остались две главные куклы ее жизни: дочки Лена и Юля»

«У меня остались две главные куклы ее жизни: дочки Лена и Юля»

7 апреля 2017 11:23 / Общество

Эта история о любви, а не о теракте

Ирина Медянцева любила жизнь, любила двух красавиц-дочерей Алену и Юлю, любила мужа Александра, которого встретила в середине жизни, и очень любила свою работу. Она была известным в Петербурге кукольным мастером. Ее большеглазые куклы-ангелы защищают своих новых хозяев, но не смогли защитить ту, которая их создала.

Накануне трагедии, 2 апреля, из Новгорода приехала ее 29-летняя дочь Алена. Вместе с Аленой и Юлей Ирина ходила в театр. «Мы были очень счастливы…» – вспоминает Юля. Вечером после театра она поставила на странице фотографию – сестры позируют и корчат рожицы. Ирина оставила последний комментарий утром 3 апреля: «Я вас люблю!!!!!! Дочери дочери!!!!!! взрослые дочери!»

«3 апреля мама и Аленушка ездили по точкам, где ее кукол продают, а потом мама поехала сестру провожать в Новгород. Если бы я осталась с ними, все могло сложиться по-другому», – сокрушается Юля. Девушка перепутала, в какую смену ей на работу, и уехала, а теперь корит себя, что останься – и они могли бы задержаться и сесть в другой поезд.

Но Ирина с Аленой на Сенной сели в тот самый вагон, куда вошел террорист.

Ирина с дочками // Фото: vk.com

«…И жизнь для меня разделилась на две части. То, что было до 14:36, когда я получил первый звонок от Аленки, – она позвонила сразу. И вторая часть – то, что сейчас. Я еще не знаю, что это будет за жизнь…» – говорит Александр Каминский, муж Ирины.

В 14:36 Алена позвонила и сказала, что в метро взрыв, кровь, они ранены, много пострадавших. Александр был одним из первых, кто узнал, что в метро произошла беда.

«Алена вышла на связь одна из первых, получается, я владел информацией с первой минуты после произошедшего. Алена говорила: «Саша помоги, мама в крови, она синеет. – Мы разговариваем с Александром по телефону, и слышно, как тяжело он дышит, будто ему не хватает воздуха. – Я начал звонить в МЧС – они еще не знали, что произошло, не поняли, предложили позвонить в скорую. И только на второй раз им было уже известно. Я сам еще не понимал, какая беда, масштаб произошедшего. Была паника… Я сразу полез искать в интернет, что случилось. Потом появилась информация, что метро взорвали. Алена была со мной на связи практически постоянно».


Ирина умерла в карете скорой помощи. Потом врачи скажут, что один из металлических шариков, которыми была начинена взрывчатка, попал ей в область сердца.


Алена, несмотря на ранения, не желала расставаться с мамой и, по словам Александра, была с ней до морга. Уже оттуда ее, потерявшую огромное количество крови, обессиленную, отвезли в Мариинскую больницу.

«Она не теряла сознания. Все, что происходило в метро, эту… войну, смерть мамы, – к сожалению, она все помнит, – говорит Юля. – На следующий день ее оперировали, два часа: зашивали руки и ноги. Сказали, что жизни ничего не угрожает».

На третий день Алену перевели в общую палату. Родственники попросили пока не звонить ей: «Лопнули барабанные перепонки от взрыва». Вечером Алена опубликовала первую запись на свой странице: «Мама уберегла меня, а я не уберегла мою маму, мою маму убили террористы».

Александр Каминский // Фото: vk.com

***

Ирина Медянцева родилась в многодетной семье в селе Кулига (Удмуртия) – у нее было девять сестер и братьев. По словам Александра, она привыкла к постоянному труду. «Иногда я обижался: «Я хочу с тобой посидеть, побыть вместе, поговорить, а ты работаешь». Она работала везде: и в самолете, и в поезде, все время с куклами. Однажды прямо на корабле во время путешествия сделала куклу».

«По 14 часов в день работала. Забывала поесть. Бывает, на часах 17:00 – я еду с работы, звоню ей: «Ты ела?» – «Нет».

И Саша очень любил ее куклы, за увлеченность ее любил.

Ирина жила в Новгородской области, преподавала в школе искусств в Парфино. Ей уже тогда нравилось делать куклы, и хотя они у нее получались удивительные, она считала, что знаний не хватало, и поехала учиться я в Москву. Так увлечение стало работой на всю жизнь, а талант передался дочкам: Алена стала кукольным мастером и продавала свои работы вместе с мамой, Юля работает в технике сухого валяния.

Десять лет назад в ее жизни появился Александр Каминский. Они познакомились на отдыхе в Старой Руссе. «У нас был классический курортный роман – в Старой Руссе, – рассказывает Александр Каминский. – И уже через два месяца мы стали вместе жить в Петербурге. К сожалению, у нас не было совместных детей, но наши дети были нашими общими детьми. Я люблю ее детей, она любит моих детей и внуков. С ее мужем у нас хорошие отношения. Она была замечательный человек, который сделал меня счастливым».

«Они были очень счастливые, постоянно путешествовали, у них столько планов было…» – вздыхает Юля. Они достраивали новую квартиру, где у Ирины был бы свой кабинет, где она могла бы завести котенка, о котором так мечтала.


О любви в этой семье говорят все. И дочь – о своей матери и ее муже, и Александр – о любви Ирины к дочерям.


«Любящая мать, понятно, что все матери любят своих детей, но ее любовь к Алене и Юле затмевала все», – Александр глубоко вздыхает. «Да, она очень любила нас с Аленушкой, очень любила работу, очень сильно любила жизнь», – подтверждает Юля.

В Петербург приехал папа Алены и Юли. «Мы вместе дома. Все стараются нам помогать, психологи всякие техники советуют… но мне не до этого. Мы просто еще не осознали до конца, не верим в то, что произошло. Непонятно, что делать дальше. Саша говорит, что нужно жить, – говорит Юля Медянцева. – Пока живем сегодняшним днем. Надо сначала проститься с ней…»

Похороны прошли 6 апреля.

***

В ДК Суздальский, где Ирина много лет вела кружок авторской куклы, стоит ее портрет, заваленный цветами, которые несут ученики. 26 апреля здесь откроют выставку ее работ.

«На ее занятия приходили целыми семьями, – рассказывает 86-летняя ученица Ирины Медянцевой Ирма Иноземцева. – Она всегда всем помогала, хотя в ней была и очень твердая преподавательская жилка. Мы знали обеих ее дочерей и мужа, они приходили на выставки. Ирина была добрым, отзывчивым человеком. Это огромная печаль для всех нас и невосполнимая потеря».

У Юли родилась мысль создать музей памяти Ирины Медянцевой, в котором можно было бы собрать ее кукол.

Александр написал на странице Ирины: «У меня от нее остались две главные куклы ее жизни, дочки Лена и Юля».