Прокуратура отставок не дает

21 января 2002 10:00

В январе прокуратура отмечает два юбилея. 12 января - 280-летие создания в России Петром I «ока государева». Вторая дата скромнее: 23 января исполняется год со дня ареста авторитетного бизнесмена и мецената Михаила Мирилашвили. Впрочем, для прокуратуры Санкт-Петербурга этот день, вероятно, вполне знаменателен. Ведь именно с него начались многие их треволнения. Кульминация наступила в конце прошлого года, когда открыто зазвучали требования об отставке прокурора города Ивана Сыдорука, причем это связывалось уже не только с «делом МММ», но и с эпизодами, не имеющими к этому отношения.



Иван Сыдорук


Для людей не вполне осведомленных поясним: в городе две центральные прокуратуры (не считая районных и специализированных) - прокуратура Санкт-Петербурга, возглавляемая прокурором города Иваном Сыдоруком, и Управление Генеральной прокуратуры по Северо-Западному Федеральному округу, возглавляемое заместителем Генерального прокурора России по Северо-Западу Владимиром Зубриным. Традиционно считается, что Горпрокуратура находится под контролем городской власти (губернатора Владимира Яковлева), а окружная - федеральной (представителя президента по Северо-Западу Виктора Черкесова). Это чтобы была понятна расстановка сил.
Теперь напомним, как развивались события. В конце октября ближайший соратник Михаила Мирилашвили генеральный директор холдинга «Петромир» Владимир Пратусевич (Мирилашвили является председателем совета директоров холдинга) заявил, что у него вымогали взятку, обещая за 50 тысяч «зеленых» поспособствовать благополучному исходу дела его патрона. Деньги якобы были переданы сыну заместителя прокурора города Бориса Салмаксова и предназначались не только ему, но и некоему «дяде Ване» (Сыдоруку). По жалобе адвокатов МММ Генпрокуратура начала проверку Горпрокуратуры, а 5 ноября было возбуждено уголовное дело о мошенничестве в отношении упомянутого Андрея Салмаксова.
Через месяц, 4 декабря, с санкции Горпрокуратуры были освобождены из-под стражи под подписку о невыезде 11 обвиняемых по громкому делу «банды Борисова». Люди, подозреваемые в организации преступной группы, вымогательстве, похищениях людей и организации заказных убийств до суда оказались на свободе. У многих это вызвало опасения, что подозреваемые теперь скроются и дело развалится, поползли слухи об очередной взятке, уже не имеющей отношения к окружению Мирилашвили.
Вскоре, в середине декабря, региональное отделение партии «Демократическая Россия» и председатель подкомитета Государственной Думы по правам человека Юлий Рыбаков начали сбор подписей под петицией к президенту Путину с требованием отставки «недееспособного, скомпрометировавшего себя руководства» прокуратуры города. (Для полноты картины стоит сказать, что демороссы и Рыбаков не раз пользовались спонсорской поддержкой Мирилашвили, который финансировал некоторые их мероприятия.) Под требованием отставки Сыдорука акти- висты собрали около пяти тысяч подписей.
17 января это дело должно было выйти на новый виток развития. На этот день были назначены депутатские слушания в Законодательном собрании, и городские парламентарии могли присоединиться к петиции с требованием отставки «дяди Вани». Но слушания не состоялись. Прошло лишь заседание Комиссии по законности и правопорядку ЗакСа. Причем в Мариинском дворце не появилась даже ключевая фигура - Юлий Рыбаков, так что перед депутатской комиссией солировал лишь руководитель группы защитников Мирилашвили, председатель Балтийской коллегии адвокатов Юрий Новолодский. После чего депутаты направили заместителю генпрокурора Владимиру Зубрину просьбу проверить обоснованность требований об отставке Сыдорука.
Но уже тогда стало ясно, что отставки не будет. Во всяком случае сейчас. Это дал понять на состоявшейся в тот же день пресс-конференции в информагентстве «Росбалт» сам Зубрин. По его словам, злоупотребления в Горпроку- ратуре «безусловно есть», как и в любой другой правоохранительной структуре, и незамеченными они не остаются, но решение о проведении там проверки, а тем более - о снятии прокурора города принимаются не в Петербурге, а в Москве - Генеральным прокурором, но не его заместителем.
Что касается дела Мирилашвили, за ним Управление Генпрокуратуры по Северо-Западу осуществляет надзор. Следствие по одному из эпизодов, связанному с похищением людей, закончено, Мирилашвили знакомится с материалами дела. (Ему предъявлены обвинения в организации похищения людей - Двали и Какушадзе, якобы причастных к похищению отца магната, - и в организации их убийства).
Помимо этого, Владимир Зубрин обрисовал ситуацию по другим громким делам, расследуемым самой окружной прокуратурой, - делу Малышева и делу Потехина. Следствие по делу вице-губернатора Валерия Малышева было закончено еще 26 декабря прошлого года, сейчас обвиняемый знакомится с материалами дела, в феврале оно должно быть направлено в Петербургский городской суд. (Малышев обвиняется в получении взятки в особо крупных размерах, злоупотреблении служебным положением и уклонении от уплаты налогов.)
Бывшему и.о. вице-губернатора Александру Потехину обвинение пока не предъявлено, но, по словам Зубрина, «дело возбуждено обоснованно, Потехин является подозреваемым», и если в процессе расследования появятся основания для предъявления обвинения, это будет сделано. (Потехин подозревается в том, что вопреки запрету для госчиновника лично и через доверенных лиц участвовал в предпринимательской деятельности учрежденной им организации.)
Словом, по мнению прокурора, это яркое свидетельство тому, что ничто сегодня «не мешает бороться с коррупцией». В то же время эти дела, как и аналогичные (всего было возбуждено 6 уголовных дел о коррупции в отношении ответственных работников администрации Петербурга), - своего рода предупреждение Владимиру Яковлеву о том, что «нужно еще раз внимательно посмотреть на свое окружение». Пока это не сделано. Правда, нет и приговоров суда. Но когда они появятся, то, по мнению окружного прокурора, будет повод для разговора и с губернатором.
А в остальном - все хорошо...

Николай ДОНСКОВ