Мода травить по живому
Фото: автора. Искусственная нора

Мода травить по живому

4 мая 2017 17:52 / Общество

От притравок страдают не только лесные звери, но и охотничьи собаки.

В 2017 году Госдума намерена принять долгожданный закон «Об ответственном обращении с животными». Но в законопроекте до сих пор нет ни слова о так называемых испытательно-тренировочных станциях (ИТС) для «тренировки» собак на живых узниках этих концлагерей. Все попытки зоозащитников запретить кровавое развлечение опять разбились об охотничье лобби.

Первомайский праздник у таксика Джерри не получился. Такс дрожит и упирается – он не хочет лезть в деревянное корыто, на другом конце которого заперт енот. Он почему-то не верит уговорам притравщика Леши: «Да сейчас в азарт войдет, толкай сильнее его туда!» И уверениям, что собаке это страсть как полезно.

«Ай, браво!»

Черепа медведей, кабанов, барсуков и енотов, развешанные по стенкам клетки, в которую его зачем-то привели, таксику не нравятся. «Родители рабочие, всю жизнь на охоте», – оправдываются владельцы. Но затолкать Джерри в искусственную нору так и не удалось. Я вряд ли забуду жуткую дрожь пса и то, как он одеревенело тянул вверх голову, не давая нагнуть себя в «нору». «Тут всюду запах смерти», – было написано в его глазах.

Черепа незаконно изъятых из природы и затравленных зверей. Фото автора

Если собаководу приятно посмотреть не просто гладиаторский бой его собаки, но и с «окончательной победой», то за лису, например, здесь придется заплатить 20 тысяч рублей. Зато простой сеанс притравки стоит всего 500 рублей – по карману каждому…

На мой вопрос, где он возьмет замену «лисе за 20 тысяч», притравщик ответил: «Да тут в лесу все есть: барсук, енот, лиса, кабан». Выходит, звери, о которых различные ведомства отвечают зоозащитникам, что это частная собственность владельцев ИТС, на самом деле незаконно изъяты из природы браконьерским методом?

Момент тренировки. Фото РБЭОО «Балтийская забота о животных»

Людям, купившим собаку охотничьей породы, рассказывают: «Необученная притравками собака может погибнуть в лесу!» Это ложь. Собака может погибнуть как раз во время притравки, в интернете можно найти видео на эту тему. «Один кабан за день притравки убивает-калечит до 5–6 собак, каждая из которых стоит по 100–300 т. р.», – пишут защитники притравок, обосновывая якобы справедливое соотношение сил.

Рекламные видео от владелицы клуба ягдтерьеров и сразу двух знаменитых ИТС «Фрязево» и «Атаман» Татьяны Мазуновой: собаки терзают на притравках лис с плотно замотанной пастью, рвут барсуков, кабана и даже кошку. Всё сопровождается истошным криком терзаемых животных, хохотом участников притравки и окриками Мазуновой: «Ай, браво! Браво, хорошо! Молоде-ец!»

«Владельцам охотничьих собак необходимы места, где зверь всегда есть. Ведь в дикой природе можно потратить много времени, чтобы его найти», – признает на своей странице представитель ИТС Варвара Любимова.

Фото РБЭОО «Балтийская забота о животных»

Так вот в чем дело? Диких зверей не осталось – не беда, разведем гладиаторских? «Узников ИТС недокармливают, чтоб у них не было сил защитить себя от собак. Держат в тесных, грязных клетках, полных экскрементов. Клетки настолько малы, что они едва могут изменить положение, – пишут авторы петиции «Нет жестокой травле животных собаками». – Они покидают клетки только для того, чтобы их терзали собаки. Если они ранены или искалечены, их используют снова и снова, пока они не умрут от ран. Используют также бездомных котят и щенков. Этот «обучающий» садизм рекламируется на сайтах и в печати».

Воспитание жестокости у собак и людей

В России несколько сотен ИТС, и большинство принадлежит Росохотрыболовсоюзу. Внимание к вопиющей жестокости не в интересах охотников и заводчиков охотничьих собак, поэтому решили уйти в лес.

Помогло Минприроды вместе с Федерацией охотничьего собаководства, прописав в Правилах охоты «выделение участков в охотничьих угодьях для нагонки и натаски», то есть травли подальше от людских глаз, куда без внедорожников не доберешься.

Так живут собаки притравщиков. Фото автора

«ИТС бывают разные, есть совершенно садистские, а на других крови стараются избегать. Но концлагерь остается концлагерем, животные в любом случае страдают, испытывают постоянные боль и стресс, находятся в постоянном страхе»,– рассказывает ветеринарный врач Сергей Середа.

Роскомнадзор запрещает слова, которые якобы наносят вред психике детей. А какой удар наносится их психике, когда они участвуют вместе с родителями в травле собаками прижавшегося к доскам забора енота или посаженного на цепь медведя? Наблюдают спиливание клыков секачам, потом «работу» собак по уже травмированному животному и смерть животного в результате растерзания? Разве это не напоминает забавы пушкинского помещика Троекурова или того генерала у Достоевского, который тренировал свою стаю борзых на крепостных детях?

Законодательный шлагбаум

Итак, совсем скоро Госдума готовится принять закон «Об ответственном обращении с животными». «Нам говорят, что новым законопроектом должно быть запрещено «натравливание животных на человека или на других животных», – комментирует Елена Боброва, президент РБЭОО «Балтийская забота о животных». – Но ИТС это почему-то не касается! Узники ИТС – и не компаньоны, и не служебные. И «культурно-зрелищным мероприятием» травлю животных охотничьими собаками на притравочных станциях тоже назвать нельзя. В итоге они не попадают ни в какую категорию, и принятие этого закона ничего не изменит в их чудовищной жизни».

Депутат Госдумы Сергей Доронин два раза вносил законопроект, который разрешал бы привлекать владельцев ИТС по ст. 245 УК РФ «Жестокое обращение с животными». Но проект получал отрицательные заключения как «нарушающий права охотников».


Об ИТС ни в одном законе страны нет ни слова, они действуют абсолютно вне правового поля. Но о результате этого «обучения» говорится в Правилах охоты в пунктах о выделении зон для нагонки и натаски. В них прописано, что загрызание животных собаками разрешено круглый год.


Правда, в 2013-м нагонку удалось хотя бы ограничить сроками охоты, но ненадолго. В результате тогдашний директор департамента государственной политики и регулирования охотхозяйства Антон Берсенев выступил с открытым письмом, которое известно как «покаянное» письмо Минприроды.

В нем Минприроды сначала оправдывается мнением видных ученых, кандидатов и докторов наук: «Недопустимо не учитывающее биологические особенности животного мира проведение нагонки в сроки запрета охоты, нужен запрет весенней натаски охотничьих собак». Но тут же: «Минприроды России готово рассмотреть возможность расширения сроков охоты в целях натаски, нагонки, проведения испытаний и состязаний собак охотничьих пород».

«В результате через несколько месяцев истязания сделали снова круглогодичными, – возмущается Елена Боброва. – А как же заключения биологов РАН и экспертов? О них больше не вспоминают».

К тому же, по словам Елены, фактически Минприроды под видом охоты ввело ту же притравку, которая теперь названа охотой «с собаками без ружья» и жертвами которой могут быть птенцы, лисята и зайчата, беззащитные перед собаками, так же как и их матери, пытающиеся их защитить.

Джерри против

Собаки растут такими, какими мы хотим их видеть. Не зря же такс Джерри отказался рвать енота. Но заводчики обманывают хозяев. Например, глава женского охотничьего клуба Е. Горбунова утверждает, что подсадная лиса и сама не страдает, и для собаки безвредна, так как она «опытна и подставляет шкирку, чтоб обе были довольны». Не говоря уж о вопиющем лицемерии таких аргументов, они еще и опасны: собака, привыкшая к «безвредной» лисе, скорее получит травмы от лесной хищницы.

Против притравок выступают десятки экспертов-кинологов. 12 таких экспертов подписали открытое письмо, где утверждают, что ИТС и их «игрушечные «дипломы приводят породу к деградации. Среди обеспокоенных даже организатор первых ИТС и один из разработчиков правил притравы псов московский эксперт-кинолог Вячеслав Заседателев. По правилам Кинологической федерации медведь в течение одного дня может подвергаться нападению 30 собак. А все ради чего? Чтобы на соревнованиях собака завоевала пару титулов, пару наград, а потом заводчики подороже продали пару щенков. 

Закрытая школа

Состязания собак на злобу проводятся под эгидой Российской кинологической федерации и ассоциации «Росохотрыболовсоюз». Настал момент, когда притравку хотят узаконить путем внесения поправок в проект долгожданного закона, призванного искоренять жестокость. Поэтому 27 апреля 2017 г. зоозащитники договорились с одним из уважаемых информагентств провести пресс-конференцию «Российские деятели искусства говорят свое «нет» притравке на зверей» в виде телемоста Санкт-Петербург – Москва.

Плакат на ИТС. Фото автора

В анонсе написали: «Мы призываем поддержать полный запрет натравливания собак на зверей-узников и запрет варварской «охоты с собаками без ружья», так как все это существует сегодня в единственной стране мира – России. Более 200 притравок только официально зарегистрированы на территории РФ. Их деятельность осуществляется вопреки ряду статей УК и ГК РФ, а также законам «О ветеринарии», «О животном мире», нескольким международным конвенциям. В московском пресс-центре нас поддержат и выскажут свою позицию народный артист России Евгений Миронов и известный телеведущий Михаил Ширвиндт, а в петербургском – народный артист РФ, директор музея «Исаакиевский собор» Николай Буров и заслуженный деятель искусств РФ кинорежиссер, профессор Юрий Мамин».

Но неожиданно пресс-конференция была снята из расписания информплощадки, а на вопросы организаторов, почему, ответ был простой: «Решение принято». А в чем же причина? Не в том ли, что любителями охоты в стране являются сотни высокопоставленных чиновников?

***

ПОД ТЕКСТ

Большая энциклопедия охоты (2010, М., Рипол классик) «Собака начинает работать по живому зверю без особой подготовки, для обучения используется лисица с привязанной к задним лапам веревкой. Зверю перевязывают морду, чтобы он не покусал собаку».

Из книги В. Леонтьева «Охотничье собаководство»: Стая при виде мечущегося зверя набрасывается на него. Доезжачий поощряет их: «Возьми, возьми!» Через два дня производится повторная притрава, на которую 2–3 наиболее злобные собаки не берутся, чтобы дать возможность менее злобным научиться разделываться с добычей».

Из акта обследования ветеринарной службой медведя Моти, позже погибшего при притравке: «...большая голова и маленькое тельце с неразвитыми мышцами ниже средней упитанности... Из-за маленькой клетки и отсутствия ежедневной уборки испачкан в испражнениях. Специально выращен в стесненных условиях и с явным недокормом, чтобы с ним было проще обращаться. Используется в целях воспитания у собак охотничьих пород охотничьего инстинкта, что не противоречит правилам проведения притравки...»

ИТС под Сталиным. Фото Елены Бобровой