Устав эпохи вертикали

15 января 2004 10:00

Вчера в Мариинском дворце во второй раз в истории города отмечали годовщину Устава Санкт-Петербурга. По этому случаю губернатор Валентина Матвиенко, спикер Законодательного собрания Вадим Тюльпанов и председатель Уставного суда Николай Кропачев распространили обращение к горожанам, в котором назвали принятие устава «значительным событием в жизни нашего города». А Вадим Тюльпанов даже предложил сделать день принятия устава - 14 января - официальным городским праздником.



Столь трепетное отношение к «городской Конституции» не может не радовать. Особенно со стороны городской исполнительной власти, которая в свое время всячески сопротивлялась принятию устава. И 14 января 1998 года, день, когда ЗакС принял Устав, был для тогдашнего губернатора Владимира Яковлева вовсе не праздником, а скорее наоборот - днем скорби и печали. Ведь устав зафиксировал те нормы, которые губернаторам многих других регионов могли присниться разве что в страшном сне.
Например, положение о том, что губернатор не может самостоятельно издавать нормативные акты, иными словами - устанавливать в городе те или иные «правила игры» по собственному усмотрению. Или положение о том, что законодательная власть города согласовывает назначения членов городского правительства и может запретить губернатору назначить желаемого им кандидата...
Правда, с тех пор устав успели несколько «подправить» в приятном для Смольного направлении. То, что никак не удавалось в эпоху Яковлева, без всяких проблем стало реальностью в эпоху Матвиенко. Те депутаты, которые еще недавно много, горячо и убедительно говорили о необходимости влияния законодательной власти на исполнительную, начали говорить диаметрально противоположное - что администрации надо доверять и не связывать ей руки.
В итоге практически одновременно со вступлением Валентины Ивановны в губернаторскую должность устав был скорректирован.
Ключевое изменение - городское правительство было наполовину выведено из-под контроля ЗакСа. Теперь городской парламент утверждает только вице-губернаторов, а другая половина правительства Петербурга назначается губернатором самостоятельно. Что уже и было сделано при формировании нынешнего питерского «кабинета министров».
Только чудом сохранился в уставе упомянутый выше пункт, запрещающий губернатору издавать нормативные акты: соответствующее положение удалось восстановить буквально в последнюю минуту, перед принятием в третьем чтении поправок к уставу. Но совершенно не исключено, что будут предприняты попытки все-таки изъять это чрезвычайно не нравящееся городской администрации положение.
Недаром ведь Валентина Ивановна уже не раз заявляла: мол, «пока еще депутаты хотят держать руку на пульсе и что-то контролировать, но скоро мы это решим». И неизвестно, сколько еще продержатся эта и другие нормы Устава, ограничивающие исполнительную власть и заставляющие ее действовать в жестких рамках закона. Даром, что ли, Матвиенко говорит, что не исключает «дальнейшие изменения» в уставе?
Постепенно ревизуются и другие уставные нормы. Так, в уставе записано, что ЗакС законом утверждает структуру городской исполнительной власти. Прежняя редакция этого закона содержала полный перечень органов исполнительной власти, существующих в Петербурге, - комитетов, управлений и так далее, - с изложением их функций. Теперь Смольный предлагает депутатам новую редакцию закона о своей структуре, где никакого перечня органов администрации нет вообще, как нет и закрепленных за ними функций. Есть только указание на восемь (!) типов этих органов - департаменты, комитеты, управления, службы, инспекции, надзоры... Предполагается, что все существенное - и перечень органов, и их полномочия, - губернатор определит сам, не загружая этой работой депутатов. В общем, движение идет исключительно в административно-бюрократическом направлении, когда все вопросы решаются не законами, а распоряжениями. Что-то будет дальше?
Впрочем, пока все «ветви» городской власти отмечают день «городской Конституции». На торжественную церемонию по этому поводу в Мариинский дворец прибыли Валентина Матвиенко, Николай Кропачев, полпред президента Илья Клебанов, спикер ЗакСа первого созыва Юрий Кравцов (главный инициатор принятия устава, поплатившийся за это в дальнейшем своим постом, а затем и депутатским мандатом) и другие высокопоставленные персоны. После чего произнесли речи о законности, демократии и защите прав граждан. И если десять лет назад сама по себе необходимость для Петербурга иметь устав признавалась отнюдь не всеми, то теперь день его принятия стал городским праздником. Что же, прогресс налицо...

Борис ВИШНЕВСКИЙ