Вы куда, Владимир Михайлович?
Фото: vk.com

Вы куда, Владимир Михайлович?

18 октября 2017 22:17 / Общество

Опорочить деловую репутацию главы Госжилинспекции Владимира Зябко оказалось очень легко – сняв и выложив в соцсети видео, как он убегает с личного приема граждан из кабинета на улицу.

Вендетта пенсионерки Марины Мачневой против Госжилинспекции началась с борьбы с нелегитимным председателем ЖСК. Когда женщина поняла, что ее хождения по кабинетам не приносят никакого результата, а представители ГЖИ только и отсылают собственников в суд, она, став активистом группы «Наблюдаем за ЖКХ», решила показывать всем, чем занимаются в кабинетах чиновники.

Она не только записывала свои хождения по инстанциям на видео и выкладывала их в сеть, но и снабжала нелицеприятными комментариями. По мнению чиновника, который подал иск от частного лица, женщина нарушила закон об охране изображения, опубликовав видео без его согласия, нанесла ему моральный вред и навредила репутации.

Судья Невского районного суда Галина Карева согласилась с доводами Зябко и удовлетворила иск чиновника к женщине. Пенсионерка должна выплатить главе инспекции 10 тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда. Сам чиновник сначала оценил свою честь в миллион рублей.

«Браво. Смелый судья…» – аплодисменты в зале суда адресованы судье, заседание 13 октября было открытым.

Владимир Зябко // Фото: vk.com

Владимир Зябко не присутствовал ни на одном судебном заседании, от общения с журналистами отказывался. Известно, что он обещал передать «выигранные» в суде деньги детям с особенностями развития в школу-интернат № 13.

Марина Мачнева исходу дела не удивляется и даже рада: благодаря неоднозначному решению судьи об инциденте узнало еще больше людей. Говорит, что ей пишут письма со словами поддержки.

Дарья Сухих, адвокат «Команды 29», считает, что чиновник «поступил не до конца умно – такая закрытость для граждан не работает в его пользу». Адвокат намерена оспаривать решение суда: «Зябко – публичное лицо. Съемка велась в рабочем кабинете. Марина Мачнева реализовывала общественный контроль за деятельностью чиновника, чтобы граждане видели, как происходит личный прием главы ГЖИ».

Создан прецедент, считают активисты в сфере ЖКХ, которые ежедневно сталкиваются с бездействием чиновников. «Эта история показывает, что нет никакого общественного контроля. За него могут засудить, обвинить в оскорблении, оштрафовать», – говорит Василий Правдин, житель дома на Некрасова, 10, тоже сытый по горло отписками из инспекции за подписью Зябко.

Улыбнитесь, вас снимают

Марина Мачнева уверена, что ее задача – показать: для чиновников прием граждан – пустая формальность. Равнодушных среди героев ее роликов не было: никому не нравилось, когда их «работу» контролируют и фиксируют. Женщину увозили в психушку, в отделы полиции, записи с ее планшета пытались стереть, но активистка не сдавалась. Хотя требования Мачневой сводились только к исполнению чиновниками законов, последние пытались представить ее городской сумасшедшей.

У самого Зябко давние счеты с Мачневой – в первый раз она пришла к нему на прием с включенной видеокамерой в 2015 году.

– Я не дал вам разрешение на съемку, – возмутился Зябко

– Вы не частное лицо, а начальник жилищной инспекции. Вы не можете мне запретить вас снимать.

– Не имеете права, потому что я должен вам дать разрешение… До свидания.


– Владимир Михайлович, вы не вернетесь? – вопрос повис в пустом кабинете. Зябко убежал с личного приема на глазах у посетительницы.


В декабре 2016 г. история повторилась. Марина Мачнева выложила видео, снабдив его комментарием: «Мало того, что он принимает один раз в месяц, так еще и уходит раньше времени окончания приема».

Зябко утверждает, что согласно Инструкции по делопроизводству Администрации губернатора Петербурга личный прием главы инспекции осуществляется только по предварительной записи по заявлению, причем в приеме может быть отказано по ряду причин. Более того, в конце августа этого года в инструкции появился новый пункт: «Личный прием не проводится, а начатый прием прекращается в случае, если гражданин проводит видео- или аудиозапись личного приема без согласия должностного лица».

«Такое ощущение, что пункт про видеозапись появился специально под наше дело», – не скрывает своего недоумения адвокат «Команды 29» Дарья Сухих.

Игорь Ан, юрист:

Согласно пп. 1 п. 1 ст. 152.1 ГК РФ обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе видеозаписи, в которых он изображен) допускаются без согласия этого гражданина в случае, когда использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах.

Без согласия гражданина обнародование и использование его изображения допустимо, когда имеет место публичный интерес, в частности если такой гражданин является публичной фигурой (занимает государственную или муниципальную должность), а обнародование и использование изображения осуществляется в связи с политической или общественной дискуссией или интерес к данному лицу является общественно значимым. (Пленум Верховного Суда РФ в п. 44 Постановления «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» от 23.06.2015 № 25).

К общественным интересам следует относить не любой интерес, проявляемый аудиторией, а, например, потребность общества в обнаружении и раскрытии угрозы демократическому правовому государству и гражданскому обществу, общественной безопасности, окружающей среде.

Из искового заявления следует, что на видеозаписи изображен начальник Государственной жилищной инспекции – главный государственный жилищный инспектор Санкт-Петербурга Зябко В. М. во время ежемесячного приема граждан в качестве руководителя исполнительного органа государственной власти субъекта РФ в кабинете 405, подъезд 4, в Смольном проезде в Санкт-Петербурге.

Зябко занимает государственную должность, а видеозапись содержит информацию о факте исполнения государственным служащим своих должностных обязанностей по ежемесячному приему граждан.

Обнародование Мариной Мачневой видеозаписи приема граждан начальником Госжилинспекции Зябко В. М. с целью информирования граждан по вопросу исполнения государственным служащим своих функций представляет общественный интерес и не требует согласия.