Куда бежать маме в домашних тапочках с пятью детьми
Фото: ktv-ray.ru

Куда бежать маме в домашних тапочках с пятью детьми

22 ноября 2017 10:28 / Общество

В Петербурге стало меньше государственных кризисных квартир для женщин, оказавшихся в беде.

Пару недель назад, когда на улице еще был плюс, но совсем ноябрьский, а дождь переходил в мокрый снег, к приемной уполномоченного по правам ребенка Светланы Агапитовой прибежала женщина. Был вечер пятницы, все сотрудники уже разошлись, к счастью, сама Агапитова еще не ушла домой. Мама с пятью (!) детьми, в том числе с младенцем до года, были одеты по-домашнему, без пальто и шапок. Они бежали из дома, потому что муж и отец – наркозависимый человек – буйствовал и избивал их.

Эта история, которая буквально поставила на уши и аппарат уполномоченного, и соцслужбы в двух районах города, послужила поводом обсудить ситуацию с государственными кризисными квартирами.

Выяснилось, что женщину – назовем ее Наташей – деть некуда. Потому что она со старшей дочерью от первого брака прописана в одном районе города, остальные четверо детей в квартире свекрови – в другом. Но в этих районах кризисных квартир нет. А в тех районах, где квартиры есть, столько детей не возьмут. То есть семью надо разлучить: старшую девочку-подростка отправить в приют, младенца – в больницу Цымбалина, кого-то оставить с мамой. В общем, в данном случае государственные социальные учреждения помочь бессильны.

Выручила общественная организация «Мать и дитя» Мальтийской службы помощи. Они отправили маму с детьми в хостел и оплатили десять дней проживания. Дали продукты, одежду. Нельзя сказать, что соцзащита вообще отключилась, соцработник центра помощи семье и детям одного из районов сделала все, чтобы Наташе и ее детям было легче: везде с ней ездила, справки собирала, продукты покупала, договаривалась с другим районом, где прописаны четверо детей, чтобы все же решился вопрос с временным пристанищем. В итоге нашли две комнаты в маневренном фонде, но там нужен существенный ремонт. Срок проживания в хостеле истекал, и подопечная вернулась к свекрови – матери мужа-обидчика. Та на три месяца отправила сына лечиться. Что будет потом с этой семьей – вопрос открытый. Говорят, что Наташа собирается подавать на развод. Такую семью надо поместить на несколько месяцев в кризисный центр, чтобы мама с детьми пришли в себя, получили необходимую помощь, вместе со специалистами выстроили дальнейший путь – как жить, что делать.

«Одни районы могли взять только маму, другие – только детей после трех лет, третьи – до 14 лет. В качестве решения маме предложили отдать малыша в дом ребенка, старших – в приюты, а ей и средним подобрать убежище. Но мы же понимаем, – комментировала на экспертном совете эту ситуацию Светлана Агапитова, – что членов семьи, которые в страхе и шоке убежали из дома, разлучать нельзя. Куда в нашем городе обращаться многодетным мамам, которые стали жертвами насилия в семье?»

Ответ ясен: некуда, но и не многодетным, если нет гражданства, регистрации – тоже некуда.

Петербург, бывший пионером в развитии сети помощи женщинам в кризисной ситуации, позиции растерял. Еще в 2011 году кризисных квартир при центрах помощи семье и детям насчитывалось в Петербурге десять, а для несовершеннолетних беременных и мам – государственное учреждение «Маленькая мама».


Теперь государственных убежищ осталось семь. Но не думайте, что туда можно прибежать и постучаться. Все строго: необходимо заявление, медицинские справки, составление договора, за нарушение которого могут выставить за дверь.


Сотрудники Светланы Агапитовой проанализировали, что может предоставить город.

Итак, Московский район – квартира на шесть мест, но туда не возьмут, если у женщины дети до трех лет, с инфекционным заболеванием (то есть с гепатитами и с положительным ВИЧ-статусом тоже нельзя) и нет регистрации в Петербурге. Петродворцовый район может принять трех женщин и пятерых детей. Ограничения – состояние здоровья и регистрация, а район, между прочим, пограничный с Ленобластью. То есть если женщина прописана в каких-нибудь Горбунках, работает в Стрельне, а снимает в Петергофе, где ее муж и побил, то ее в стационар-убежище не возьмут – не наша. Да, еще бельем постельным в Петродворцовом районе не обеспечивают, то есть бежать надо, прихватив спальные принадлежности.

Василеостровский район – там кризисная квартира рассчитана на трех женщин и шестерых детей. Ограничения те же – состояние здоровья, отсутствие регистрации, количество детей.

В Калининском районе получше – там шесть комнат, могут принять шестерых мам и 18 детей, даже без регистрации в Петербурге, что удивительно, только опять же в качестве ограничения выставлено состояние здоровья и постельного белья не дают.

В Кировском районе могут разместить шесть женщин и троих детишек, несовершеннолетних мам с детьми не возьмут – рядом расположена «Маленькая мама». И опять – «состояние здоровья». Зато будут кормить, постельное белье и средства гигиены дадут, если надо, оденут и обуют.

Одна из кризисных квартир в Петербурге // Фото: the-village.ru

В Красносельском районе в трехкомнатную квартиру могут разместить семь женщин и восемь детей, только с петербургской регистрацией и здоровых.

В Кронштадтском районе к постельному белью прибавят средства гигиены, но не возьмут с плохим здоровьем и без регистрации: на восьми койках трехкомнатной квартиры поместят пять мам и троих детей.

Все эти сведения – из таблицы, составленной в аппарате Агапитовой. В графе «Основание для отчисления» – то есть когда женщину попросят вон – в ряде районов, в частности в Петродворцовом, Красносельском и Кронштадтском, указано «асоциальное поведение», а также «отказ от оплаты за обслуживание». Вот такая картина на пятимиллионный город.

Почему закрылись три кризисные квартиры? Сотрудники социальных служб говорят, что из-за федеральных проверок, оценивающих качество социальных услуг. И проверки выявили нарушения. Какие? Женщинам не обеспечивали горячее питание, потому что в каждой такой квартире есть нормальная кухня, а рядом полно магазинов и проще самим купить и приготовить. «По законодательству кризисные центры должны обеспечивать горячим питанием, но на практике организовать его весьма проблематично. Жильцам предоставляют продуктовый набор и кухню, на которой можно приготовить еду. Но «сухой паек» и «питание» – по нашему закону не одно и то же, – поясняют в аппарате Агапитовой. – Те кризисные квартиры, где в ходе проверок выявились нарушения, и были закрыты».

Получается, что квартиры, до которых проверки еще не добрались – с кухнями, но без горячего питания, – могут тоже закрыть?


Социальные работники прекрасно понимают, что норма законодательства в данном случае абсурдна, ведь женщина, находясь в кризисной квартире, как правило, не прекращает работать, то есть днем уходит, дети в садике и в школе.


Не возвращаться же ей специально, чтобы ее – в соответствии с нормативом – накормили специально приготовленным обедом. Необходимо не проверки проводить, а нормы менять на федеральном уровне, чтобы в рекомендуемой индивидуальной программе социального обслуживания исправить требование «обеспечить питанием» на «предоставить продуктовый набор».

«Другим основанием для закрытия кризисных квартир могла стать низкая заполняемость, – отмечают в аппарате Агапитовой. – Некоторые из них действительно долгое время стоят пустыми. Но происходит это не потому, что помощь никому не нужна. Просто попасть туда проблематично, да и далеко не все знают о существовании такой формы помощи. Еще одна причина невостребованности убежищ для женщин – строгий отбор. Во-первых, чтобы попасть в кризисную квартиру, нужно собрать много медицинских справок – от флюорографии до справки об отсутствии карантина и эпидокружении. А во-вторых, городские службы помощи принимают только женщин с регистрацией в Петербурге. Жительницам Ленобласти, а тем более беженцам из других стран крышу над головой никто предоставить не может».

Остается надеяться на подруг и на общественные организации, которые могут оплатить хостел, чтобы убежавшая из дому женщина, которая успела только подхватить на руки ребенка и сумку с документами, могла найти убежище, если ее дома бьют и унижают.

При Городском государственном кризисном центре помощи женщинам, с 9.00 до 21.00 работает телефон доверия 713-13-19, по которому оказывается психологическая помощь и предоставляется информация, в каком районе могут приютить – с регистрацией в Петербурге, естественно. Сайт центра.

Негосударственные организации, которые могут помочь:

  • Ресурсный центр для беременных женщин, женщин и семей с детьми, находящихся в трудной жизненной ситуации «Каритас Петербург».
  • Центр поддержки детства и материнства в кризисных ситуациях «Свет надежды».


vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close