Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Верхи против низов

Верхи против низов

11 декабря 2017 10:51 / Мнения

РЖД подтвердили право пассажиров нижних полок быть облитыми чаем.

Не буди лихо. Эту мудрость забыл гражданин под ником unne с ресурса Pikabu. Гражданин послал запрос в РЖД: имеют ли право пассажиры верхних полок сидеть на нижних полках или они в этом праве ограничены. Интерес автора запроса был не праздный: его утомили попутчики сверху, рассевшиеся, когда ему хочется спать. А также попутчицы с детьми, относящиеся к категории «яжемать», – они требовали уступить нижнюю полку, потому что «он мужчина…».

РЖД, в лице ФПК – Федеральной пассажирской компании – ответили, что у пассажиров, купивших билет на верхнюю полку, прав на нижнюю полку нет никаких. Зато у пассажиров нижней полки есть право их пустить. Или не пустить. «Приобретая проездной документ, пассажир (…) соглашается на условия проезда в поезде дальнего следования именно на верхней полке. Следовательно, право находиться на нижнем месте, оплаченном другим пассажиром, без его согласия для пассажира, имеющего документ для следования на верхнем месте, отсутствует».

Хотя организация ответила частному лицу, ответ попал в СМИ и стал известен не только пассажирам, но проводницам и начальникам поездов.


Так как любой указ, допускающий запретительное толкование, у нас будет истолкован запретительно, то проводники и проводницы просто запомнят: нижние – для нижних, верхние – для верхних.


На первый взгляд, РЖД ампутировала рудимент советской эпохи: теперь каждый получает услуги, за которые заплатил. Ведь в театре зрители с галерки, тоже «пассажиры верхней полки», не спускаются в бельэтаж, потому, что им внизу лучше видно. Пассажиры экономкласса «Сапсана» не пересаживаются в бизнес по своему хотению.

Но спектакль длится два-три часа, в особых случаях – четыре-пять. «Сапсаны» тоже не едут сутками. Беспересадочный авиарейс дольше десяти часов – случай достаточно редкий. Между тем в поезде дальнего следования пассажир может провести куда больше десяти часов.

И тут начинаются «но». Во-первых, существует физиологическая потребность в пище, которую лежа удовлетворять не совсем удобно. Во-вторых, с дореволюционных времен на русской железной дороге сложилась традиция чаепития из классических стаканов в подстаканниках, поедания вареной курицы и, чего уж там, совместного распития. Для всего этого и предназначен столик у окна. Как для верхних, так и для нижних пассажиров.


Ссылка на мировой опыт не спасет: так далеко и долго по железной дороге, как у нас, пожалуй, не ездят нигде в мире.


Если проводники проявят ригоризм – «сидите по местам» – РЖД предстоят реформы: выделение в каждом вагоне столиков для приема пищи пассажирами верхних полок, составление графиков чаепития. Можно, конечно, запретить пассажирам верхней категории употребление пищи и напитков везде, кроме вагона-ресторана.

Если этого не сделать, РЖД завалят исками нижние пассажиры, облитые кипятком, – попробуйте выпить чай из классического железнодорожного стакана, лежа на верхней полке.

Беда в том, что сотрудники ФПК, когда готовили ответ, даже мысленно не представляли себе этот аттракцион. Они действовали исключительно в юридической парадигме и не задумались, что столик между нижними местами не только привилегия, но и место, равно необходимое всем пассажирам и оплаченное в том числе гражданами с верхних полок.

Глупость и строгость указов сверху всегда компенсируется низовым добродушием и здравомыслием. Да и проводникам не нужны промокшие матрасы, поэтому они постараются, чтобы чай пили внизу. Люди остаются людьми, и кто-нибудь поменяется полкой с бабушкой или мамой с грудничком. А на верхнюю полку потребуют положить чиновника.