Уставные отношения

5 ноября 2002 10:00

Четырехлетнюю годовщину принятия Устава Санкт-Петербурга отметили его очередным изменением - на вчерашнем заседании в «городскую Конституцию» внесли норму, согласно которой условное наказание не является основанием для прекращения депутатских полномочий. Это изменение было очевидно спроектировано под депутата Сергея Шевченко, получившего недавно условный срок. Ведь до тех пор, пока в уставе говорилось о том, что вступление в силу любого обвинительного приговора суда влечет за собой лишение мандата, Шевченко мог в ближайшее время перестать быть депутатом (5 февраля суд должен вынести решение по его кассационной жалобе). Так что городской устав остается полем для политических баталий - каким он, собственно, и был с самого начала...




Создание «питерской Конституции» началось десять лет назад - в 1992 году была образована рабочая группа городского Совета под руководством Михаила Горного, которой поручалось разработать проект устава. Группа (в которую входил и автор статьи) трудилась больше года, но до принятия документа дело так и не дошло. Наступила осень 1993-го, единственной властью в городе на целый год остался мэр Анатолий Собчак, а у него были собственные взгляды на устройство питерской власти - не предусматривающие никакого реального влияния законодателей на городскую жизнь.
Как только осенью 1994 года было избрано Законодательное собрание, оно постепенно начало восстанавливать равновесие. Сначала этот процесс шел без особого успеха, до весны 1996 года, когда мэру было жизненно необходимо перенести на более ранний срок собственные выборы. Как известно, ему это не помогло - выборы он проиграл, но в качестве «отступного» за согласие большинства депутатов перенести их срок Собчаку пришлось подписать закон о системе органов городской власти. По сути, это был «малый устав», и впоследствии практически все его положения попали в «городскую Конституцию».
Ключевых положений было три. Первое - запрет для губернатора издавать нормативные акты, если это прямо не предусмотрено законом или указом президента. Второе - проведение выборов губернатора в два тура. И третье - необходимость утверждать в Законодательном собрании кандидатуры всех членов городского правительства, в том числе вице-губернаторов. Кроме этого, Собрание должно было утверждать законом структуру городской администрации и могло выражать недоверие членам правительства. Естественно, все это вызывало у мэра крайнее недовольство - но выборы были важнее.
Осенью 1996 года Собрание решило взяться за разработку Устава города по «второму кругу». Было даже объявлено что-то вроде открытого конкурса - всем желающим предлагалось представить свои проекты. Таковых оказалось всего два: один - разработанный комиссией ЗС по вопросам организации госвласти и МСУ под руководством Анатолия Кривенченко, второй - разработанный Александром Шишловым, Михаилом Горным и автором этих строк. На их базе в течение года и был изготовлен окончательный текст проекта Устава, который осенью 1997 года начал обсуждаться в Собрании.
Пройдя два чтения, Устав добрался до третьего, - но поскольку губернатор был настроен против его принятия (по тем же причинам, что и мэр), а для одобрения Устава требовалось не менее двух третей голосов депутатов, все считали, что шансов на прохождение документа в третьем чтении практически нет. Но 14 января 1998 года устав неожиданно получил 34 голоса «за».
После этого разразился грандиозный скандал. С одной стороны, законность принятия устава пытались оспорить через суд - на том основании, что первый вице-губернатор Вячеслав Щербаков проголосовал не только своим, но и чужим ключом, принадлежащим Аркадию Крамареву, который в момент голосования отсутствовал в зале, а потом отрицал, что оставил свой ключ. Городской суд жалобу удовлетворил, но Верховный суд признал, что все было законно. С другой стороны, в ряде городских газет началась активная кампания против устава, как якобы ограничивающего полномочия губернатора и превращающего его в декоративную фигуру.
При этом как-то упускалось из виду, что все нормы, которые вызывали недовольство исполнительной власти, действовали еще с весны 1996 года - будучи включенными в упомянутый закон о системе органов городской власти. Ничего нового в этом плане устав не внес. На самом деле, недовольство губернатора, скорее всего, было вызвано не тем, что устав нарушал «баланс властей» в пользу Законодательного собрания, а тем, что он практически лишал администрацию возможности впоследствии изменить этот баланс в свою пользу. Ведь для изменения устава надо 34 депутатских голоса - такого количества сторонников у исполнительной власти в Мариинском дворце никогда не было.
В конце концов, устав удержался - хотя его принятие стоило Юрию Кравцову председательского кресла. Запомнивший свое политическое поражение губернатор сделал все для смещения спикера, после чего Собрание жило без председателя два с лишним года. Ну а «городскую Конституцию» с тех пор городские власти научились по крайней мере уважать. Хотя соблюдать - не всегда. Но не будем требовать от них слишком многого...

Борис ВИШНЕВСКИЙ