Назовите меня брахмапутрой

12 февраля 2004 10:00

Астрологи рисуют наш город звездной пылью, психологи - пастелью и маслом, статистики проводят штрих-пунктиры отточенным карандашом, на другом конце которого - ластик... Вчера социально-демографический портрет града Петрова - триста лет тому вперед - попытались отразить в своем зеркале сотрудники загса. На брифинге в Управлении ЗАГС Санкт-Петербурга на Таврической улице языком этого ведомства рассказали обо всем, что произошло с нами за год. Ведь любое сколько-нибудь значимое событие нашей жизни - хочешь не хочешь - подлежит регистрации.




На том и стоит запись актов гражданского состояния. С досадой брошенное в угол обручальное кольцо ("Да пропади ты пропадом!") и первый испачканный подгузник ("С почином!"), реквием Моцарта и марш Мендельсона - загсу до всего есть дело... Вот, например, "дети, рожденные вне брака". Полку их прибывает как на дрожжах: нынче малыши, у которых нет папы, составляют едва ли не четверть всех питерских младенцев, а если сравнивать с 70-ми годами, то с тех пор доля бастардов увеличилась на порядок. Впрочем, грубоватый термин в наших краях не в чести, да и не соответствует сегодняшним реалиям.
- На самом деле безотцовщина по большей части искусственная, - объясняет начальник управления Галина Богданова. - Люди живут благополучным гражданским браком, но в свидетельство о рождении ребенка заносят данные только о матери.
Родителями движет практицизм: считаясь формально одиночкой (что теперь, слава богу, не зазорно), женщина имеет право на льготы. Кстати, благодаря этой тенденции заметно выросло и количество так называемых "установлений отцовства". Как раз-таки принудительно (через экспертизу, иск и т.д.) в счастливые папы записывают в редких случаях - обычно это происходит по доброй воле, когда чадо вышло из пеленок и материальное положение семьи улучшилось.
Отдельная тема - заполнение графы "Ф.И.О.". С одной стороны, специалисты радуются, что разброс имен, которыми нарекают петербуржцы своих отпрысков, последнее время широк как никогда. Савва и Анфиса, Агриппина и Ермолай, Кармен и Гамлет, Гордей и Саломея... Само собой, резко ползет вверх кривая национальных имен. Мало того, что многочисленные этнические группы, населяющие берега Невы, непременно хотят таким образом подчеркнуть свою самобытность (давать наследникам "общепринятые" имена среди нацменьшинств сейчас непрестижно, будь ты даже питерцем в третьем поколении), так еще и иностранцы - не только из ближнего, но и из дальнего зарубежья - повадились почему-то производить потомство у нас.
Подобных родов регистрируется больше день ото дня.
Вместе с тем снедает загсовских работников и тоска-печаль: слишком часто нынче обращаются наши земляки по поводу перемены "вывески". Резоны приводят конфессионально-сектантского или зодиакального характера.
Обретают веру, заглядывают в гороскопы, хотят праздновать день рождения с именинами в одном флаконе...
"И ладно бы меняли Изабеллу на Параскеву, так ведь порой такую абракадабру выдумают - хоть святых выноси!" Особенно удручает "записных" профессионалов возникшая среди славян мода на арабские, индийские и прочие восточные "логотипы". Не то чтобы в загсе имели что-то против азиатских народов, но... Вот свежий пример: в Приморском районе семья ударилась в какую-то экзотическую религию и "силой" требует себе абсолютно непроизносимые 45-буквенные имена и фамилии. Как эти шедевры словотворчества поместятся в паспортах (не говоря уж об отчествах, которые должны быть образованы от папиного нового "нома") - уму непостижимо. Отсоветовать - невозможно. Отказать - не вправе. Чуть что, обиженные бегут в суд...
Так или иначе, в то время когда одни взрослые ведут себя по-детски, другие - наоборот. Супружество в северной столице, по образной оценке специалистов, становится более зрелым. Во всяком случае, самый плодотворный в смысле браков возрастной диапазон с 20 - 29 лет смещается к 24 - 36. Существенно меньше играют сегодня и "несовершеннолетних" свадеб. Правда, делать выводы о всемерном повышении ответственности за себя и за своего парня (девушку), по словам экспертов, не приходится - речь, скорее, идет о здоровом эгоизме: сначала пожить для себя, сделать карьеру... В общем, Запад наступает нам на пятки.
А вот разводов, вопреки устоявшемуся мнению, в Питере все же меньше, чем вновь создающихся союзов.
Причем, как ни парадоксально, ту цифру, которая фигурирует в загсовских сводках, сами апологеты этой структуры призывают считать... недействительной. Поскольку по нынешнему законодательству расторжение одних и тех же уз Гименея можно зарегистрировать дважды: скажем, экс-жена оформляет документы по месту своей прописки, а экс-муж дезавуирует ячейку общества независимо от нее - в своем районе. И по отчетам выходит "два развода"... Точной, не дублированной информации, увы, нет. Навскидку же специалисты полагают, что сегодня под сенью Медного всадника распадается примерно каждая вторая пара.

Валерия СТРЕЛЬНИКОВА


Кстати
Проблем загсам прибавляет также технический прогресс и свободомыслие в сфере воспроизводства. Очень хлопотно регистрировать детей, появившихся на свет на дому, по специфическим методикам, без оказания официальной медицинской помощи, - нужно привлекать свидетелей, собирать кучу дополнительных бумаг, - а таких прецедентов все больше. Еще сложнее процедура оформления при суррогатном материнстве.
Параллельно с победами и неудачами на поприще борьбы с бесплодием брошенных детей в Северной Венеции не убывает. Зато увеличивается процент усыновлений местных сирот (главным образом социальных) иноземцами. Увозят маленьких уроженцев земли невской чаще всего в США, Францию, Италию. При этом сами питерцы чужих ребятишек берут в семью чрезвычайно редко (как правило, местные "благодетели" - это мачеха или отчим, которые усыновляют пасынка или удочеряют падчерицу).

Справка "Новой"
Данные Управления ЗАГС за 2003 год
Рождения - 40700
Смерти - 78091
Браки - 37270
Разводы - 31740