Пасынки моря

26 февраля 2004 10:00

Раньше они были родными. По крайней мере, их в этом уверяли. «Вперед, сыны Отечества!» - командовало начальство, и подводники шли. Но сегодня Родина-мать обернулась для своих постаревших детей мачехой. Без малого четыре года судятся морские офицеры в запасе за мизерную надбавку к пенсии, положенную им по закону. В ответ... ну иначе как издевательством это не назовешь...



Казалось бы, все ясно как день. Существует Закон РФ «О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях». В статье 1 которого записано, что данный закон распространяется в том числе на военнослужащих, уволенных по возрасту или по сокращению, и на членов их семей. А статья 31 гарантирует им сохранение пенсии с районным коэффициентом независимо от места проживания. Для этого нужно проработать в указанных регионах либо 15 (20) лет, либо не менее 6 лет 8 месяцев (для мужчин) в так называемых особых условиях труда. А на атомных субмаринах как раз такие условия и есть, поэтому практически все бывшие подводники автоматом имеют право на северную надбавку.
Закон, о котором идет речь, принят отнюдь не вчера, а уже 11 лет тому назад. Это не говоря уже о том, что есть еще законы РФ «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу...», «О статусе военнослужащих» и целый ряд других правовых документов, закрепляющих и подтверждающих права офицеров атомного подводного флота. Но военкоматы Петербурга и Ленобласти пересчитывать скудное вспомоществование своих подопечных как не собирались, так и не собираются. После долгого и бесплодного обивания порогов капитаны-пенсионеры решили отстоять свои права цивилизованно, в суде. Не тут-то было! Фемида показала им большую фигу.
Одним из пионеров «протестного движения» стал ветеран подразделения особого риска, командир электромеханической боевой части АПЛ, кавалер ордена Мужества Игорь Лопаткин. Первое слушание по его делу состоялось в 2000 году в Октябрьском федеральном суде Петербурга.
- Это был откровенный фарс, - вспоминает моряк. - Вся процедура заняла минут пять. Судья с ходу отрезал: «Вам ничего не положено, решение получите в письменном виде». Никому не дали и рта раскрыть!
Заметим, что судебного решения (на подготовку которого отводится 10 дней) истец дожидался... почти полгода.
По сей день процесс развивается с аналогичной скоростью и результатом. Пройдя все местные инстанции, Игорь Сергеевич направил надзорную жалобу в Верховный суд страны. Ответа нет вот уже третий месяц. Офицера это не удивляет - за последнее время он совершенно разуверился в справедливости нашей судебной системы.
Впрочем, достучаться до исполнительной власти оказалось делом еще более безнадежным. Объединившись в инициативную группу, около 20 пенсионеров-подводников, проживающих нынче в северной столице и Ленобласти, составили уже пять обращений в адрес российского президента (пятое по счету не так давно отдали ему лично в руки). Копии писем отсылали в Министерство обороны, полпреду президента на Северо-Западе. И что же? Да ничего. Игорь Лопаткин и его сослуживец Валерий Конарев достают из анналов увесистую папку: «Избранные места из переписки с функционерами». Почитаешь - оторопь берет. То ветеранам на полном серьезе доказывают, что они не работали, а «служили», поэтому-де социальные гарантии их не касаются. То оспаривают их боевые заслуги и потери: подумаешь, облучились чуть-чуть... «Из нашего выпуска, из 28 человек, сейчас в живых всего 11, и у тех здоровье, мягко говоря... - грустно комментирует капитан Лопаткин. - Некоторые товарищи умерли недавно, так и не добившись правды».
Правды и уважения - вот и все, чего требуют эти люди. Обе эти субстанции в деле о пенсиях отсутствуют напрочь, зато лжи и уверток под соусом изощренного хамства хватит, чтобы накормить целую флотилию. Чинуши всех ветвей власти настолько поднаторели в искусстве ревизионизма, так виртуозно подменяют одно понятие другим, жонглируют терминами, «случайно» опускают ключевые слова... Ловкость пера - и никакого мошенничества?.. «Столь произвольного толкования законодательства я еще за свою практику не встречал!» - говорит петербургский юрист Андрей Антонов. «Мы же не можем давить на судей», - лицемерно сочувствуют истцам в Министерстве обороны. Но зачем нужно на кого-то давить? Почему бы просто не взять да и поступить по закону?..
Создается ощущение, что закон этот кому-то крепко не по нутру. «У моей бабушки пенсия и то меньше вашей!» - пристыдил однажды защитников Отчизны молодой судья. «Его бабушка вряд ли служила на атомном крейсере, а мы...» - оправдываются военные. А почему они вообще должны что-то объяснять? Велик пенсион судейских родственников или нет, если при вынесении решений судья использует подобную логику - из рук вон плохи дела в царстве Фемиды.
Да и, наверное, в самом государстве. Дотошные подводники для наглядности составили карту-схему движения бумаг «наверху»: по ней видно, как бюрократы высокого ранга - ничем не отличаясь от местечковых клерков - перекидывают жалобы граждан туда-сюда. Иногда с «корректировкой». Особенно преуспели в этом пинг-понге в аппарате президента. Например, направляют им военные пакет документов из ста листов, где содержится исчерпывающая доказательная база; аппаратчики все обоснования аккуратно изымают, а голую рекламацию спускают иерархической ступенькой ниже. И так - до бесконечности.
Тем не менее силы у морских волков еще остались. Следующим пунктом в их программе значится Страсбургский суд.

Валерия СТРЕЛЬНИКОВА