Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Краски сгущаются
Фото: выставочный центр Союза художников на Большой Морской, 18 // Елена Лукьянова

Краски сгущаются

4 июля 2018 02:06 / Общество

Минюст подал иск о ликвидации Санкт-Петербургского союза художников, в деятельности которого выявлены грубые нарушения.

Союз художников обвиняют во многих грехах. В частности, что он «работал за пределами Петербурга, занимался предпринимательской деятельностью, которая не служила целям организации». Кроме того, выявлена «передача без разрешения Комитета имущественных отношений в субаренду объектов государственного имущества, используемых организацией, и получение денежных средств». Октябрьский районный суд Петербурга заявление не принял, как говорят – по формальным признакам, но Минюст готов его доработать и подать снова.

Тем временем живописец Алексей Кирьянов создал в интернете петицию на имя Георгия Полтавченко, которую уже подписали около полутора тысяч человек. «Художники Петербурга волнуются, искренне не понимая, чем провинились именно они (!) и чем всё же закончится эта дикая, невозможная ни при каких обстоятельствах раньше ситуация с возможной ликвидацией Союза художников», – говорится в тексте петиции.

27 июня правление Союза художников собралось, чтобы обсудить проект нового устава. Старый, как напомнил Андрей Базанов, недавно ставший председателем правления союза, был принят еще в 1997 году, с тех пор сильно изменилось законодательство. «Устав не меняли, признаем, что делали не все так, как в нем прописано, – сказал председатель. – Готовимся принять новый на ближайшей конференции».

Фото: Елена Лукьянова

Кроме того, Союз художников действует далеко за пределами Петербурга, и это Минюст счел нарушением. По словам Базанова, художники – не авторы выездных проектов, их туда приглашают как участников. Нарушением считается то, что оплата командировочных, доставка работ, распаковка, развеска производились за счет Союза. Если в названии организации появится слово «региональный», то художники смогут без проблем участвовать в проектах за пределами Петербурга.

С другими претензиями Минюста сложнее. У Союза художников с советских времен осталось немало объектов недвижимости – прекрасное здание на Большой Морской, 38, в доме, который с 1877 года дом принадлежал Императорскому обществу поощрения художеств, комбинаты, около полутора тысяч мастерских художников. В них по закону можно заниматься творчеством, но не коммерцией. Не все следовали этому правилу. Кроме того, ряд мастерских, которые были безвозмездно переданы художникам-ветеранам, а после их смерти отошли молодым, по документам по-прежнему числятся в безвозмездном пользовании.

Еще сложнее ситуация с крупными объектами недвижимости – с комбинатом декоративно-прикладного искусства на проспекте Мориса Тореза, скульптурным комбинатом по соседству, Староладожской дачей на берегу Волхова, Багетной фабрикой на Салтыковской дороге. За 26 лет Союз потерял более половины собственности.


Андрей Базанов отказался называть имена людей, в чьих интересах сейчас работает «утекшая» собственность, подчеркнув лишь, что это стало возможным благодаря усилиям «узкого круга заинтересованных лиц, которые когда-то работали в Союзе художников».


Известно, что еще при бывшем, ныне покойном председателе Союза, Альберте Чаркине, недвижимость организации попала под оперативное управление компании «Куб». УК так «управляла» Комбинатом декоративно-прикладного искусства, что в итоге он стал ее собственностью. По словам Базанова, договор был неравноценным: «Куб» передал Союзу вместо огромного комбината «два цеха полуразрушенного завода им. Калинина и помещение на Морской набережной, 39, площадью более 700 кв. м». По некоторым данным, «Куб» собирается продавать дом на Тореза за 400 млн рублей. После смерти Чаркина в 2017 году, уже при новом председателе Александре Сайкове «Куб» стал управлять зданием багетной фабрики. При этом у себя на сайте управляющая компания предлагает оба здания в аренду «от собственника».

«Мы разрываем отношения с этой УК, чтобы с багетной фабрикой не повторился сценарий с комбинатом на Тореза», – говорит Базанов. – Что же до ситуации со Скульптурным комбинатом, то у художников осталось 50 процентов, другие равные доли – по 25 и 25 – опять же у «узкого круга заинтересованных лиц».

«Мы не хотим взрывать ситуацию, но настроены жестко, – говорит Базанов. – Общаемся с адвокатами, готовимся к худшему, но надеемся на лучшее – что нас услышат Минюст, прокуратура, губернатор. Наша задача – доказать, что ошибки не являются неисправимыми».