Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
А может, нас хотят отсюда выселить?
Фото: Олеся Литвиненко

А может, нас хотят отсюда выселить?

18 июля 2018 10:37 / Общество

Что делать с уличными музыкантами, ярмаркой и жителями, которым все это надоело? Выясняли на примере Малой Конюшенной.

Летом в редакцию «Новой» пришло письмо от жителей Центрального района Петербурга. Они жалуются на высокий уровень шума и утверждают, что на улицах происходит полная вакханалия.

Малая Конюшенная, дом 9. Журналиста «Новой» встречает приветливая хозяйка Марина Сергеевна. Просторная и светлая квартира, высокие потолки, из окна вид на Казанский собор. Только есть один подвох. Чуть ли не каждый день, садясь за стол, Марина Сергеевна и ее семья бесплатно попадают на один из «музыкальных фестивалей».

Без музыки никак

Мы заходим в гостиную, и хозяйка сразу интересуется: «Слышите?» Окна закрыты, но в квартире будто спрятался плохой диджей: советские романсы мешаются со звуками из репертуара группы Queen. Пока Марина Сергеевна угощает пирожками, к разговору присоединяется сосед этажом выше. Андрей Сергеевич нервно размешивает в чае варенье и говорит: «Слушайте, да против музыки никто не возражает. Всегда были праздники, всегда сцену ставили – но не каждый же день!» Хозяйка добавляет: «Когда мы три года назад услышали, что «Книжная лавка писателей» решила открыть «Книжные аллеи», были даже рады. Пускай торгуют, нам-то что. Но скажите, зачем постоянно устраивать песни и пляски?» (Согласно официальной афише, развлекательные мероприятия на «Книжных аллеях» проводятся с 13–15 до 20 часов. Л. С.)

Координатор культурной программы «Книжных аллей» Юрий Соболев объясняет, как так вышло. Говорит, сначала «Аллеи» должны были стать просто ярмаркой, где проходили бы поэтические чтения. Но многие поэты – люди поющие, да и организаторы проекта («Книжная лавка писателей») настояли: «Нужно показать, что Петербург – столица культурная, без музыки никак!»

Фото: Олеся Литвиненко Фото: Олеся Литвиненко

На вопрос, почему решили развернуть палатки на жилой улице, он удивляется: «А где еще? На Малой Садовой нам негде встать, ближе к памятнику Екатерины конкуренция – постоянную ярмарку не откроешь. Мы пытаемся найти общий язык с жителями, но это не всегда получается. Вот приходит человек из Музкомедии, ты же не заставишь его арию исполнять вполголоса». Координатор культурной программы уверен, что большинство людей довольны концертами, да и на лавочках у сцены сидят «такие же пенсионеры, как и те, что приходят жаловаться». Соболев не считает «Книжные аллеи» главной бедой Малой Конюшенной:


«Вы думаете, если ярмарку убрать, то настанет тишь да гладь? Да здесь музыканты всегда есть и будут, место-то проходное, мы, наоборот, их просим потише играть во время наших выступлений. И в барабаны не стучать».


«А вам что, наша музыка не нравится?» – спрашивает барабанщик лихой уличной группы и указывает на шляпу с монетками. – Людям вот по кайфу!» На вопрос о местных жителях отвечает его напарник-гитарист: «Да, пенсионеры иногда приходят, обещают горящую тряпку с балкона скинуть или водой облить. Говорят, пару раз чуть до драки не дошло. Когда люди адекватно просят потише – стараемся, мы же не звери. Но на улице без усилителей никак, тут вам не камерный зал».

Центр притяжения

Андрей Сергеевич делится рецептом: «Решение нашей проблемы есть. Нужно просто принять закон, ограничивающий шум в дневное время в жилых районах. Вот и все». Но дело в том, что такой закон есть, причем федеральный – «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения». А еще есть санитарные нормы, по которым максимально допустимый уровень шума в жилом помещении – 55 Дб (звук, по громкости сопоставимый с обычным разговором).

Андрей Сергеевич пытался измерять шум самостоятельно – приложение на телефоне показало около 80 дБ. Обращался с этим вопросом в полицию, но ответ был такой: «У вас нет сертифицированного шумомера? У нас тоже. И чем мы можем помочь?» Марина Сергеевна добавляет: «Да тут и без шумомера понятно, что в таких условиях жить невозможно. Я могу здесь, в гостиной, находиться только до 12 дня и уже после 10 вечера».

Фото: Олеся Литвиненко Фото: Олеся Литвиненко

«Избавиться совсем от этих шумных объектов вряд ли возможно, поскольку в центре большого города кипит жизнь, и это нормально, – комментирует Екатерина Тейдер, урбанист, директор направления девелопмента строительной компании Becar Asset Management. – На юге города жителям мешают взлетающие самолеты, где-то метро, где-то железнодорожные пути. Малая Конюшенная – центр притяжения людей, так сложилось исторически. Во всех развитых городах уровень шума помогают поддерживать специальные органы. Они и устанавливают часы работы заведений, ярмарок и всего остального».

Член Российской гильдии управляющих и девелоперов Илья Филимонов видит решение проблемы иначе: «Потребность в общественных пространствах в городе есть, от этого никуда не деться. Вопрос в том, как распределять ее между историческим центром и другими районами. Для того чтобы снизить нагрузку на центральные районы, нужно заняться развитием общественных пространств в спальных. Но надо понимать, что такие проблемы в один момент не решить, а интересы отдельных социальных групп вообще могут противоречить стратегии развития города».

Как в Европе

Андрей Сергеевич строит конспирологические теории: «А может, нас вообще хотят отсюда выселить?» Марина Сергеевна, закуривая очередную сигарету, сетует: «Вот кто-то говорит – переезжайте, раз вам не нравится. Конечно, всерьез никто менять квартиру не думал, но… Вы ведь посмотрите, за последние годы недвижимость и на Рубинштейна, и в Басковом переулке резко упала в цене (Найти подтверждение этим словам на рынке «Новой газете» не удалось. Л. С.). Никто здесь жить не хочет».


Так, по словам риелтора агентства «Александр Недвижимость» Юлии Стадник, квартиры в Золотом треугольнике, наоборот, товар штучный и индивидуальный: «В первую очередь покупатели хотят быть причастными к истории и культуре, а за это приходится чем-то платить».


Екатерина Шарма, руководитель исследовательской программы по урбанистике Urban HAB, объясняет, как подобные вопросы решаются в европейских странах: «В основном все меры, связанные с регулированием шумового загрязнения в городе, устанавливаются местной администрацией, вплоть до самых маленьких административных единиц. Существует система правил и штрафов за их нарушение, причем не номинальных, а весьма существенных – как для физических, так и для юридических лиц».

Фото: Олеся Литвиненко Фото: Олеся Литвиненко

Так, в Германии запрещено выносить мусор после 20:00, а пользоваться шумной бытовой техникой и принимать душ – после 22:00. «Что касается мест развлечения и фестивалей, то город либо размещает увеселительные места подальше от жилых домов, либо ограничивает время работы таких заведений, – продолжает Екатерина. – Подобные практики существуют во всех цивилизованных странах, но соблюдаются они ровно настолько, насколько хватает настойчивости пострадавшим жителям. Их преимущество перед российскими горожанами лишь в том, что есть четко прописанные нормы, которые все должны соблюдать».

А что петербургские власти? В ходе подготовки материала «Новая» обнаружила, что найти ответственных за охрану тишины (особенно в дневное время) – задача не из простых. В Комитете по благоустройству нам посоветовали обратиться в комитеты по промышленности и законности, Комитет по промышленности отослал в Комитет по развитию предпринимательства и потребительского рынка. В пресс-службе последнего помочь ничем не смогли, а из Комитета по законности прислали официальный ответ: «Ответственность за шум в дневное время административным законодательством Санкт-Петербурга не предусмотрена». Вместе с этим, уточнили в ведомстве, по жалобе жителей Малой Конюшенной в ноябре 2017 года прошел полицейский рейд, который выявил «семь фактов нарушения тишины и покоя граждан в ночное время». На музыкантов были составлены административные протоколы.