Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Амнезия с часовым механизмом
Фото: Метеорологический павильон с часами на Малой Конюшенной / liveinternet.ru

Амнезия с часовым механизмом

17 августа 2018 10:02 / Общество

Памятник, ставший вместе с его автором жертвой сталинских репрессий, по-прежнему преследует злой рок: КГИОП отказывается признать его вновь выявленным объектом культурного наследия.

Метеорологический павильон с часами на Малой Конюшенной улице переживает клиническую смерть: пропали термограф и барограф, регистрировавшие колебания температуры воздуха и давления, остановились часы – каждая сторона павильона показывает разное время, стекла закрыты глухой драпировкой, фасад обветшал.

Невзгоды преследуют уникальный памятник уже почти сто лет. Павильон, установленный в 1914 году, в 30-е годы демонтировали и отправили как хозпостройку в ЦПКиО на Елагин остров. Произведение повторило судьбу автора – в марте 1931 года знаменитый архитектор мирискусник Николай Лансере был арестован и осужден по подложному делу «за шпионаж в пользу Франции». Расстрел заменили десятью годами лагерей, во внутренней тюрьме на улице Воинова архитектор участвовал в проектировании Большого дома и гаража ОГПУ и был досрочно освобожден в августе 1935 года. Но ненадолго: в 1938-м Николая Лансере арестовали вновь, и в 1942-м он погиб в тюремной пересылке.

Фото: liveinternet.ru Фото: liveinternet.ru

Метеорологический павильон вернулся на Малую Конюшенную только в 1997 году, когда улица стала пешеходной. Правда, не на прежнее место – его сдвинули вглубь, подальше от Невского проспекта, на угол с Чебоксарским переулком. В реставрации участвовал сын автора – архитектор Алексей Лансере, ныне покойный.

Какое-то время павильон исправно работал – синусоиды барографа и термографа бесстрастно фиксировали капризы петербургского климата.


Но даже после возвращения на родную улицу памятник оставался бомжом – в центре города он стоял без каких-либо документов. До 2014 года за ним ухаживало соседнее ТСЖ, после ликвидации которого он пришел в запустение.


Только год назад удалось добиться, чтобы его оформили как движимое имущество и перевели в городскую собственность.

Признание павильона памятником могло бы его спасти – тем более с такой судьбой все предпосылки для этого есть. Возможно, тогда бы нашлись деньги на реставрацию.

Весной автор этих строк подал в КГИОП заявление о признании произведения Лансере вновь выявленным объектом культурного наследия. Но история павильона не впечатлила комиссию КГИОП. В заключении, которое подписали зампред комитета Александр Леонтьев, архитекторы Никита Явейн и Рафаэль Даянов и др., говорится, что «у объекта не выявлено особенностей… подлежащих обязательному сохранению».

Фото: liveinternet.ru Фото: liveinternet.ru

Мол, после возвращения из ссылки павильон поставлен не на историческом месте (еще бы, оно уже было занято памятником Гоголю – к слову, при участии самого Явейна, в ту пору председателя КГИОП). А ремонт в 1997 году сын автора архитектор Алексей Лансере проводил «с произвольным воссозданием отдельных элементов». Наконец, утрачены барограф и термограф (а ведь это произошло именно потому, что павильон не состоит под государственной охраной!).

Больше того, комиссия вообще усомнилась в подлинности павильона: якобы существует версия о его установке в более позднее время, после революции, в 1923 году (эта версия опровергается историческими фотографиями, но и будь она правдой, это все равно больше срока, обязательного для признания архитектурного объекта историческим памятником).

На основании вердикта комиссии председатель КГИОП Сергей Макаров отказал в признании павильона вновь выявленным объектом культурного наследия. Неужели по прошествии 80 лет произведению Николая Лансере суждено до конца повторить судьбу автора?

Кирилл СТРАХОВ