Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Смерть на спуске. Хронометраж
Фото: Туутари-веломарафон // Фото: vk.com/marathoncup

Смерть на спуске. Хронометраж

27 августа 2018 09:06 / Общество

На сайте Туутари-веломарафона Василий Венедиктов, ехавший под номером шесть, до сих пор числится сошедшим с дистанции. Кроме него, в графе «сошел» еще тридцать человек. Они со ссадинами и в синяках – к счастью, все живы. Василий скончался, пролежав два дня без сознания. 24 августа в СК «Новой» сообщили, что следствие по делу о гибели велосипедиста продлено для проведения судебно-медицинской экспертизы.

«Страшно было… Дорога как на войне – то справа, то слева лежали или сидели травмировавшиеся гонщики в крови. Матерился всю дорогу на организаторов. Безответственная организация привела к огромному числу травм в не самом сложном веломарафоне. На финише каждый десятый ходил с разодранными коленями, много лиц, залитых кровью». Так описывает происходившее на трассе Дмитрий Макаров, в активе которого 15 веломарафонов.

…Андрей Пантелеев и Василий дружили, но в спорте были соперниками – иногда у финиша их разделяли несколько метров.

«Я помню, как Вася стоял в первом ряду на Выборгском марафоне, на 26-м велосипеде, откровенно прогулочном, зато в настоящих гоночных очках Oakley и шлеме Giro, он улыбался, а в глазах горел такой огонь! – говорит Андрей. – После этого было еще много стартов, но Вася не переставал удивлять, выступая от сезона к сезону успешнее».

11 августа у того злополучного спуска Андрей шел со скоростью 57 км в час, а Василий вырвался вперед и гнал под 60. «На скорости 30 км в час спуск безопасен, – рассказывает он, – а на шестидесяти он может быть смертельно опасным. Из защиты только шлем, даже в воду больно падать».

Василий вышел вперед, разогнался и отпустил тормоза. «Внизу его повело, и из-за того, что скорость была очень высока, он не успел среагировать и упал лицом», – продолжает Пантелеев. Говорит, что не понял, насколько серьезна травма друга, на гонках часто падают, поэтому объехал место, где упал Василий, и покатил дальше.

«Там парень-то очень сильно убрался»

На видео участника гонки Константина Шестова, которое опубликовано на YouTube, – на 48-й минуте запечатлен момент трагедии. Само падение не видно – в эту секунду Василия закрывает другая фигура. В следующее мгновение камера на велосипеде фиксирует лежащего человека, но никто не останавливается – впереди еще больше часа гонки.

Момент падения Василия Венедиктова // Фото: youtube.com Момент падения Василия Венедиктова // Фото: youtube.com

Если составлять хронику событий по видеозаписям участников, то через несколько минут рядом с ним остановятся двое велосипедистов, которые вызовут подмогу. Еще через 20–30 минут приедет машина организаторов, которая довезет находящегося без сознания Василия до финиша (это еще 20 минут), а потом, не дождавшись скорой, – до больницы.

Андрей показывает видеозапись друга по команде, Дмитрия Конюкова, тот упал недалеко от Василия, но минут на десять позже. Кто-то кричит приближающимся гонщикам: «Аккуратно, колейность, не разгоняться! […] Сбросьте скорость, куда вы все несетесь? Два человека уже упало». Слышно, как Дмитрий стонет от боли: «Я тормозил, тормозил и… не затормозил». Потом понимает, что перелом: «А-а-а, ключица, наверное». «Там парень-то вообще очень сильно убрался», – продолжается диалог за кадром, это про Василия.

Камера на велосипеде Дмитрия продолжает записывать, поэтому несложно подсчитать, что машина прибыла за Василием минут через тридцать.

«К финишу, по моим ощущениям, нас везли минут двадцать, – говорит Дмитрий. – Вызванная скорая заблудилась. Василий был без сознания, похрипывал, дышал явно с трудом, лицо разбито, все в крови и грязи, зубы повылетали. Рядом проходил детский футбольный турнир, но врачи, которые дежурили там, не могли бросить детей».

Дмитрия в больницу повезла жена, Василия Венедиктова взяли в ту же машину. Через два дня, не приходя в сознание, он скончался.

Василий Венедиктов. Одна из последних фотографий // Фото: vk.com Василий Венедиктов. Одна из последних фотографий // Фото: vk.com

Совпадение или закономерность

О том, была смерть трагической случайностью или последствием плохой организации турнира, в группе ВК «Кубок веломарафонов Ленинградской области» спорят уже две недели. Многие участники уверены, что трасса там сложнее обычного, а опасные участки не были размечены.

По словам Андрея Пантелеева, большое количество травм в тот день случилось из-за того, что участники гонки выбирали неверный скоростной режим. «Одна из причин – мнимая простота трассы, – считает он. – Длинные прямые спуски могут показаться простыми, но если разогнаться до 55–60, то на гравийном покрытии очень сложно тормозить перед поворотом или препятствием. Как и на автомобиле, здесь правило: не уверен – не обгоняй, не знаешь, что ждет за поворотом, – притормози».

Пострадавший Дмитрий Конюков настроен не так миролюбиво. По его мнению, на марафоне не должно быть скрытых опасностей, а неоднозначные места должны быть отмечены знаками предостережения. Многие марафоны проводятся по десять и более лет, и их трассы хорошо знакомы участникам. В Туутари он проводился всего второй раз, и там был даже участок с серией не обозначенных трамплинов. «Сам факт, что на этом участке упал очень сильный гонщик Венедиктов, свидетельствует о том, что участок не так прост, как кажется, – говорит Дмитрий. – И если бы не другие велогонщики, которые встали выше опасного участка и предупреждали о необходимости притормозить, серьезных травм было бы еще больше».


Но притормаживали не все. Неожиданные трамплины, колеи, так называемые двугорбые верблюды (две колеи подряд), высохшие промоины после дождя, гравийное покрытие на поворотах – стали причиной серьезных травм.


На некоторых сложных участках сами участники, выпавшие из гонки, сходили с трассы и кричали остальным о поджидающей опасности.

Одним из таких стал участник под ником Крикунов Кос. Позже он выложил в соцсети подборку видео с особо опасных отрезков, где один за другим вылетают с трассы участники гонки, наезжают на тех, кто не может подняться, образуя завал. Местом, где только на видеозаписи Коса падают не меньше пяти человек, стала серия трамплинов.

«Спасибо всем, кто выполнял работу вместо организаторов, – комментирует видео Константина Александр Патраков. – И не надо рассказывать, что «нужно уметь ездить». Вводите тогда обязательную сдачу нормативов перед выходом на трассу. В «Положении» сказано, что веломарафон – популяризация велоспорта. Где она? (Патраков обращается к организаторам. – Ред.) В вывозе людей на скорой? Я все трассы проехал на циклике за пару лет. И эта самая трешевая… Половина участников в ссадинах была, призеры как после битвы: в бинтах, хромая и ковыляя. А их никак не обвинишь в том, что ездить не умеют».

Сам Кос говорит, что решил остановиться и предупреждать других, потому что увидел промахи организаторов: «Не было предупреждающих знаков, на старте для каждой группы не напомнили о том, что надо взвешивать свои силы и умения, но главное, по мне лично, то, что не было дежурной машины скорой помощи. Не только на этих соревнованиях, должна быть всегда бригада медиков на автомобиле, чтобы не упустить драгоценные минуты в случае неприятности».

Уже упомянутый Дмитрий Макаров, опытный гонщик, считает, что проблема не в сложности трассы. «Самое опасное – затяжные спуски по твердому покрытию, – говорит он. – Тут, если гнать на результат, еще и набираешь скорость. На видео видно, как Василий делает ускорение на спуске, чтобы его на последующий подъем по инерции забросило. Если бы он оттормаживался, то его бы человек пять обошли, а он первым ехал, претендовал на медаль».

«Столько пострадавших не видел нигде!»

Взнос участника велогонки составляет от 500 до 2000 рублей на всю семью. В положении к веломарафону говорится, что принимать участие в гонке может любой желающий на исправном велосипеде, хоть бабушка. Одно из основных требований – ношение шлема на протяжении всей велогонки и расписка, что за свое здоровье ты отвечаешь сам. Со своей стороны организатор обязуется подготовить размеченную трассу, выдать стартовый номер, обеспечить медпомощь и питание на трассе и финише, место и время в протоколе и диплом. Опыт и модификация велосипеда значения не имеют.

Константин Каширин упал на велогонке так, что потом в больнице ему накладывали швы. «Я в этом спорте всего второй год, но столько пострадавших вижу впервые, – говорит он. – До того места, где разбился Вася, я не доехал, рухнул на двугорбом трамплине, попав в замес упавших. Просто тут травмировались все опытные люди, которые не первый год занимаются этим, люди, которых не так просто выбить из седла. Хочется за свои же деньги получить хорошую организацию мероприятий, можно было не раздавать медальки всем, а на эти деньги нанять волонтеров, которые засыпали бы этот треклятый трамплин и стояли бы предупреждали об опасности».

Константин Каширин после веломарафона // Фото: vk.com Константин Каширин после веломарафона // Фото: vk.com

Александр Алексинский, который участвовал в пяти этапах Кубка веломарафона, упал там же, где Дмитрий Конюков, не доезжая нескольких метров до места падения Василия Венедиктова. Отделался легким испугом. «Если бы не человек с телефоном, кричащий об опасности, – рассказывает Александр, – я бы точно получил травму. […] Считаю это явным косяком организаторов. […] Марафон при должном отношении мог бы получиться отличным и намного менее травматичным».

Однако не все велогонщики хотят говорить о проблемах, опасаясь, что веломарафоны либо закроют, либо повысят стоимость участия.


«Сначала запретят, потом надо будет проходить кучу согласований, внесут ограничения, защиту еще заставят надевать. Цены вырастут. Кому это надо? Все осознанно идут на риск», – заключает Константин Каширин.


Этого опасается и сломавший ключицу Дмитрий: «Все опытные спортсмены, понимая, как зыбка под организаторами правовая почва, осознают, что в случае привлечения внимания (условно – прокуратуры) выявят кучу косяков и выкатят неподъемные для организаторов требования. Тогда с любительским спортом точно все. Организаторов гонок в области всего 5–6 коллективов».

Ссадины и ушибы

Если верить организаторам, в той велогонке переломы получили пять человек. «Новой» организатор марафона велогонщик Алексей Павлов сказал, что вопрос об удорожании участия в соревнованиях этом сезоне не стоит, но дальше изменения точно будут. Скорее всего, это коснется введения обязательного страхования (сейчас оно добровольное) и организации медицинской помощи. При этом он отмел все обвинения в прорехах организации – на трассе, по его словам, все необходимые знаки присутствовали, работал врач, а скорая дежурила на курорте Туутари-парка.

«Очень надеюсь, что ваш материал не будет погоней за очередной горячей сенсацией, – написал Павлов корреспонденту «Новой». – Велосипедистов сбивают часто, на соревнованиях люди постоянно падают и получают травмы различной степени тяжести! И об этом не пишут так активно! Было четыре ключицы и перелом ноги, ссадины и ушибы, на марафонах бывает по несколько ключиц и другие травмы, статистику мы не ведем!»

Как бы там ни было, но у Василия Венедиктова остались жена и две дочери. В велосообществе открыли сбор денег для его семьи, а место, где он погиб, предложили назвать «Спуск Венедиктова».