Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Живые и мертвые
Фото: Елены Лукьяновой. Школьники во дворе Фонтанного дома в День памяти жертв блокады

Живые и мертвые

9 сентября 2018 17:13 / Общество

Впервые в Петербурге 8 сентября, в День памяти жертв блокады, прошла массовая акция: горожане на улицах – у музеев, библиотек, школ, жилых домов – читали имена погибших в блокаду.

Анатолию Разумову, руководителю центра «Возвращенные имена», еженедельно поступали десятки обращений: люди просили внести данные своих погибших родных в Книгу Памяти. До сих пор неизвестно, да и не узнаем мы никогда точного числа погибших, но каждое имя, вырванное у небытия, важно. 

Библиотека имени Лермонтова на Литейном проспекте (в войну – проспекте Володарского) работала в блокаду. Ее нынешние сотрудники до сих пор ищут имена своих блокадных коллег. Но часто в списках значатся только «товарищ Лившиц, товарищ Дмитриева» – люди, умершие от голода, имена и места погребения которых неизвестны.

Мы с фотографом Леной Лукьяновой идем дальше по Литейному – в арке Музея Ахматовой уже стоит очередь, чтобы прочесть имена погибших. Каждый год 30 октября здесь читают имена жертв Большого террора. Теперь и блокадников.

Пришла Анна Каминская – внучка Николая Пунина. Опираясь на руку сотрудницы музея, идет читать имена блокадница Вера Сомина – дочь экскурсовода первого Музея обороны и блокады Ленинграда.

На другой стороне Литейного, в доме, где сейчас кафе «Республика кошек», в блокаду был детский сад. Врач эрмитажных котов Анна Кондратьева и сотрудники кафе нашли имена погибших в этом доме. Здесь Анна прочла и имена своих родных, хоть они жили не здесь, а на улице Ткачей. Она хотела организовать акцию там, но жильцы отказались: большинство приезжие, и в блокаду у них никто не умер.

Анатолий Разумов и волонтеры читали имена у здания РНБ на Фонтанке. Разумов составил списки так, что про каждого получилась короткая история. Отец братьев Стругацких Натан – сотрудник отдела эстампов Публичной библиотеки. Умер в эвакуации зимой 1942 года, похоронен на вологодском кладбище в братской могиле. Исидор Гликин – успел в последней стадии дистрофии передать сестре втайне хранившуюся у него рукопись повести Лидии Чуковской о Большом терроре «Софья Петровна».

Фото

  • Фоторепортаж: «Живые и мертвые»
  • Фоторепортаж: «Живые и мертвые»
  • Фоторепортаж: «Живые и мертвые»
  • Фоторепортаж: «Живые и мертвые»
  • Фоторепортаж: «Живые и мертвые»
  • Фоторепортаж: «Живые и мертвые»
  • Фоторепортаж: «Живые и мертвые»
  • Фоторепортаж: «Живые и мертвые»
  • Фоторепортаж: «Живые и мертвые»
  • Фоторепортаж: «Живые и мертвые»
  • Фоторепортаж: «Живые и мертвые»
  • Фоторепортаж: «Живые и мертвые»
  • Фоторепортаж: «Живые и мертвые»
  • Фоторепортаж: «Живые и мертвые»
  • Фоторепортаж: «Живые и мертвые»

Читали имена в Доме журналиста, у Эрмитажа, во дворах Капеллы, на Конной, 10, где два года назад впервые прошла такая акция. На этот раз Юрий Вульф, ее инициатор, обошел все дома на Конной улице и соседней Исполкомской, развесил объявления. Установил свыше тысячи имен погибших.