Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Плохой кофе, холод и слияние библиотек
Фото: пресс-служба РНБ

Плохой кофе, холод и слияние библиотек

19 сентября 2018 11:46 / Общество

Директора Публички Александра Вислого, успевшего стать личным врагом большей части библиотечного сообщества Петербурга, 27 августа указом премьера Медведева сменил новый управляющий. Им стал Александр Вершинин, экс-глава Президентской библиотеки имени Ельцина. 18 сентября Александр Павлович встретился с постоянными читателями РНБ. На мероприятии побывала и «Новая».

Переживать не о чем

Большинство пришедших на встречу в здание Публички на Московском проспекте – пожилые люди. Почти каждый из них начинает свое выступление так: «Я еще помню огромные очереди на углу Невского проспекта, у здания на площади Островского…» Дальше – дифирамбы местным библиотекарям и жалобы на Ленинку с ее грубоватыми москвичами и «постоянно пасущейся там провинцией».

Москвичей здесь действительно не любят – после угрозы объединения РГБ и РНБ («Новая» рассказывала об этом подробно) последняя рисковала стать обычным провинциальным филиалом большого московского книгохранилища. А это потеря части авторитета, исторической значимости и, что самое главное, средств из федерального бюджета.

Александр Вершинин // Фото: пресс-служба РНБ Александр Вершинин // Фото: пресс-служба РНБ

Александр Селищев, профессор и доктор экономических наук, рассказывает о наболевшем: «Я помню этот ужас, когда в том году объявили о слиянии (Ленинки и Публички.Л. С.). Я ходил по залам библиотеки, будто приговоренный к казни! Вы как директор должны биться за РНБ: никаких слияний, никаких левых авантюр!» На продолжительный монолог профессора Вершинин отвечает кивком. Но прямой вопрос журналиста «Новой» вынуждает его сказать: «Переживать не о чем. Об этом я уже говорил, вопрос объединения РНБ и РГБ окончательно закрыт».

Зарабатывать, конечно, надо

Осторожности формулировок Александра Вершинина позавидовал бы даже глава государства. Напомним, политика прошлого директора Вислого в отношении публичности сотрудников РНБ была весьма жесткой: им не разрешалось давать комментарии СМИ без согласования с пресс-службой. Александра Павловича такое ограничение удивляет, и он обещает изучить ситуацию глубже: «В конце концов, у нас же в Конституции прописано право на свободу слова. Почему это человек не может поговорить с прессой? Нужно больше узнать о том, кто эти запреты установил и есть ли они вообще».


Вершинин утверждает, что не намерен проводить никаких репрессий в отношении сотрудников: «В интернете говорят, что новые управляющие будут закручивать какие-то гайки – это ни на чем не основано».


«Я не хочу бросать каких-то упреков своим коллегам, – аккуратно начинает Вершинин. – Нужно меньше тратить времени и сил на критику кого-то другого, а больше заниматься своими делами. Но в тот день, когда в РГБ шел модный показ и когда случился этот инцидент с актрисой (речь о скандальной фотосессии Ингеборги Дапкунайте в читальном зале Ленинки.Л. С.), у нас вовсю шла выставка к 100-летию издательства "Всемирная литература"». В зале одобрительно смеются, один из профессоров сдержанно хлопает.

«Но вот деньги зарабатывать, конечно, надо, – продолжает рассуждать директор. – Только другой вопрос – каким способом. Между прочим, Императорской публичной библиотеке тоже надо было на что-то жить – и она зарабатывала как могла, в том числе и простой арендой. Мы себе такого по закону позволить не можем, но почему бы не проводить хорошие публичные мероприятия – особенно если люди готовы за них платить? Главное, чтобы они не заканчивались скандалами».

Хочется, чтобы храм остался храмом

В Публичке происходят большие и важные изменения – многие отделы из старого здания на площади Островского переезжают на Московский проспект. Процесс этот нравится далеко не всем: некоторым давним читателям – например, историку философии Александру Ермичеву – хочется, чтобы храм остался храмом. Но реформы уже не остановить: руководство библиотеки объясняет необходимость переезда простой нехваткой места для новых коллекций.

Встреча с читателями // Фото: пресс-служба РНБ Встреча с читателями // Фото: пресс-служба РНБ

Из-за постоянных перемещений нужные книжки очень сложно получить – их просто не успевают занести в базу. Кажется, сам Вершинин не знает, насколько затянется этот процесс: «Некоторые ваши вопросы ставят меня в тупик. Они интересные и правильные, широкие и глубокие, но я не могу сейчас на них ответить».

Что появится на месте старых книг и какая судьба ожидает главное здание – пока не ясно. Вершинин обещает сохранить историю, но также и приспособиться к новым условиям жизни. Отбиваться от встревоженных новшествами читателей ему помогает заведующая отделом фондов и обслуживания Ирина Наумова: «Все в порядке будет со старым зданием, не переживайте!»

Читатель мельчает

С критикой работы РНБ неожиданно выступает и сам директор: «Друзья, читатели, вот вы мне рассказываете про очереди на Невском, про то, как у библиотеки толпа собиралась в советские годы. А сейчас что? Сидят по два-три человека в залах. Почему так происходит?»

Аспирант СПбГУ Петр Бойко уверен, что во всем виноват холод – до начала отопительного сезона в залах библиотекари греются у электронных каминов, а читатели пытаются занять места поближе к батарее. Не согревают ни плохой (по мнению пользователей библиотеки) кофе, ни даже студенческие скидки на обеды – по правилам библиотеки в верхней одежде в здание заходить нельзя. Вершинин обещает разобраться в вопросе, из зала даже звучит предложение: «Давайте переведем РНБ в ту же категорию, где находятся детские учреждения, – чтобы у нас батареи включали раньше!»


Одна из постоянных читательниц связывает малый поток посетителей с плохими техническими условиями: «Аппаратура, с помощью которой исследуют микроформы, больше пригодна для пыток!»


«И не нужно больше читателей – важно качество, а не количество», – вмешивается доктор наук. По его мнению, интернет – главная причина всех бед, а молодежь перестает интересоваться наукой и архивами, «вся в телефонах и планшетах» (справедливости ради стоит отметить, что людей молодых на встрече было всего четверо, включая фотокорреспондента пресс-службы РНБ).

Новых читателей сам Вершинин собирается привлекать за счет «триединой концепции»: улучшения условий хранения фондов, работы пользователей и труда сотрудников. Что это значит на практике, «Новой» выяснить не удалось, но в интервью «Санкт-Петербургским ведомостям» он обещал разобраться с пожарной безопасностью, путаницей в электронных каталогах и низкими зарплатами работников библиотеки.