Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Могила на платной парковке
Фото: Редуктор самолета с лопастью / предоставлено Виктором Соболевым

Могила на платной парковке

18 января 2019 09:35 / Общество

После письма поисковиков Александру Беглову военная прокуратура начала проверку бывшего сотрудника военкомата, который уличал жалобщиков в воровстве.

Летчик Василий Бухтеев погиб 14 сентября 1941 года. Его истребитель «МиГ-3» был подбит над Пулковскими высотами. 27-летний старший лейтенант Бухтеев уже был награжден орденом боевого Красного Знамени за то, что сбил два бомбардировщика в боях за Халхин-Гол в 1939-м. Спустя 77 лет поисковики обнаружили место падения истребителя и даже установили точное время его столкновения с землей. Благодаря застывшим в момент крушения сохранившимся бортовым часам известно, что трагедия произошла в 17:41.

Чей улов?

В апреле 2018 года поисковики из отрядов «Высота» и «Крылья Родины» извлекли из глиняной почвы в окрестностях Экспофорума останки пилота и «МиГа-3». Работы на месте строительства парковки неподалеку от жилого квартала они выполняли по договоренности с заказчиком строительства стоянки. При раскопках присутствовал Игорь Ткачук, на тот момент помощник военкома по Колпинскому и Пушкинскому районам. «Так как я был в курсе, что Ткачук сотрудник военкомата, то предложил ему официально принять пистолет летчика и пулемет», — вспоминает командир «Крыльев Родины» Виктор Соболев. Но тот отказался. Сам Ткачук пояснил «Новой», что оружие не взял из благоразумия. «Пистолет и пулемет нашли около 22:00 в первый день поисков, — рассказал он. — И говорят, мол, давайте вы с собой заберете! Ну я же не сумасшедший — домой с пулеметом в сумке ехать».

На следующий день на место раскопок приехали журналисты и представители Западного военного округа. Соболев считает, что, пока поисковики на глубине трех метров подбирались к кабине пилота, военные присваивали себе их заслуги. «Они стали раздавать интервью, что это-де они подняли самолет, а наши отряды просто участвовали, — рассказал «Новой» командир «Высоты» Андрей Пименов. — А на самом деле подняли его мы, летчика установили мы, документы развернули тоже мы». По его словам, как только телевизионщики уехали, представители военкомата покинули место раскопок.

Фото: ww2.ru Фото: ww2.ru

По завершении работ поисковики передали найденное оружие правоохранительным органам, а оставшиеся вещи, по словам Пименова, поместили на временное хранение в частный музей объединения «Ленрезерв». Объединение имеет юридический статус патриотической организации, а его руководитель Анатолий Бернштейн попросил корреспондента «Новой» называть его собрание военных артефактов скорее частной коллекцией, нежели музеем. В любом случае «Ленрезерв» — огромный павильон, в котором несколько раз в год для бесплатного посещения открывается сразу несколько экспозиций.

Как рассказал Андрей Пименов, который ведет поисковые работы преимущественно в Пушкинском районе, по долгу службы ему не раз приходилось общаться с Игорем Ткачуком. До истории с истребителем конфликтов у них не было, скорее наоборот: они вместе защищали воинское захоронение № 282, на месте которого затевалось строительство дорожной развязки.

Мемориальный паркинг

Когда все находки (останки Бухтеева, фрагменты самолета, документы и др.) поместили на хранение в коллекцию «Ленрезерва», бросили клич по соцсетям в поисках родственников. Точно неизвестно, что оказалось эффективнее — соцсети или телевидение, но, как рассказал Соболев, через пару дней после сюжета Первого канала на связь с поисковиками вышли родственники летчика из Подмосковья. «Я им сразу сказал, чтобы думали над местом захоронения», — говорит глава отряда «Крылья Родины». Дело в том, что закон «Об увековечении памяти погибших при защите Отечества» (ФЗ №4292-1 от 14.01.1993) допускает, что место гибели воздушного судна автоматически считается воинским захоронением. Но поисковики предупредили родственников, что в таком случае могила окажется посреди парковки близ новостроек, и лучше бы задуматься над захоронением на воинском кладбище в Кондакопшино, неподалеку.

Найденные личные вещи летчика / Фото ww2.ru Найденные личные вещи летчика / Фото ww2.ru

Накануне Дня Победы четверо родственников погибшего воина, среди которых были его внучатая племянница и племянник, приехали в Петербург. Поездку им оплатил «Ленрезерв». Поисковики показали родне летчика выставку найденных предметов и свозили на место гибели. Яму к тому времени закопали, и вокруг шло бурное строительство парковки. Но родственники после общения с военкоматом решили, что хоронить Василия Бухтеева необходимо на месте падения самолета — то есть на парковке. Андрей Пименов говорит, что в таких случаях желание родственников закон, и он лично передал письменное заявление племянницы летчика главе Пушкинского района.


Погребение прямо на месте гибели Соболев считает странным прецедентом, который предполагает, что «теперь из любого лежащего под землей воздушного судна нужно делать захоронение». Его точку зрения разделяют и некоторые чиновники.


Так, зампред Комитета по молодежной политике Смольного Богдан Заставный в письме заместителю главы Пушкинского района указывает: «Места воинских захоронений, указанные в статье 3 Закона («Об увековечении памяти погибших при защите Отечества». — Ред.), являются захоронениями в случае невозможности эксгумации останков и становятся воинскими захоронениями после проведения церемонии отдания воинских почестей». То есть, если останки пилота Бухтеева и самолет возможно достать из-под земли и похоронить на мемориальном кладбище, то так и нужно сделать. Но военкомат и потомки Бухтеева настояли на своем.

«Когда в конце мая происходила церемония, там уже была разлинованная парковка с откатными воротами. Судя по забору, она будет еще и платная, — с сожалением говорит Соболев. — Все понимали, что это абсурд, но ничего не сделали». Действительно, даже на фотографиях видно, что Бухтеева захоронили в центре автостоянки, огороженной забором. Родственница погибшего, выступая на церемонии, поблагодарила местных жителей и администрацию Пушкинского района, которые поддержали желание захоронить героя именно на этой земле и помогли все организовать.

Могила Василия Бухтеева в мае 2018 года / Фото предоставлено Виктором Соболевым Могила Василия Бухтеева в мае 2018 года / Фото предоставлено Виктором Соболевым

Достучался до военной прокуратуры

Казалось бы, все закончилось общим согласием, но с этого момента между Игорем Ткачуком и поисковиками пробежала черная кошка. Спустя некоторое время у отрядов, обнаруживших летчика Бухтеева, начались трудности в общении с госорганами. «Где-то через месяц Ткачук начал слать письма от военкомата, подписанные военкомом, в администрацию Пушкина и военному комиссару [Сергею] Качковскому», — говорит Пименов из «Высоты». Сам Ткачук заявил «Новой», что требовал от поисковиков передать найденные при Бухтееве предметы государственным органам или в музей.

Директор «Ленрезерва» Анатолий Бернштейн рассказал, что примерно через месяц после организованной им выставки администрация Пушкинского района прислала письмо с просьбой вернуть экспонаты. Андрей Пименов говорит, что там они и хранились временно до того момента, пока родственники не скажут, как они желают распорядиться находками. Те пожелали передать их в Историко-литературный музей города Пушкина.

Родственники у экспозиции в «Ленрезерве» / Фото ww2.ru Родственники у экспозиции в «Ленрезерве» / Фото ww2.ru

Тем не менее Игорь Ткачук настаивал на своем. «А где сейчас находятся парашют, бортовые часы, двигатель? — спросил он корреспондента «Новой». — Может быть, уже проданы?» Пименов эти обвинения отверг. «Все давным-давно находится в Историко-литературном музее, — говорит он. — Мы что, акты о находках составляли, чтобы все украсть?! В «Ленрезерве» вещи хранились только временно, до окончательного решения родственников». На сайте этого государственного музея действительно можно увидеть, что с 15 сентября прошлого года открыта мемориальная экспозиция «Памяти летчика героя В. П. Бухтеева». Правда, перечисленных Ткачуком двигателя, бортовых часов и парашюта там нет. «Если честно, не знаю, где часы, — сказал Андрей Пименов. — Как-то пропали из виду».

На жалобы Ткачука поисковики письмом в аппарат врио губернатора Александра Беглова с просьбой остепенить военкомат: «Уважаемый Александр Дмитриевич, все поисковое сообщество Санкт-Петербурга просит Вас защитить отряды «Крылья Родины», «Высота» и «Юнит» (работают в связке с «Высотой». — Авт.) от угроз и необоснованных претензий со стороны помощника военного комиссара по Колпинскому и Пушкинскому районам И. А. Ткачука, а также его начальника — военного комиссара по Колпинскому и Пушкинскому районам Д. Н. Зевакина, который подписывает клеветнические письма».

На призыв поисковиков откликнулось полпредство президента. Заместитель полпреда Олег Логунов пригласил Виктора Соболева на совещание по вопросу «О совершенствовании поисковой работы в СЗФО» с участием профильных чиновников, представителей МВД, Росгвардии и военного комиссариата города. На нем, по словам Соболева, поисковиков и военных призвали жить дружно. Игоря Ткачука там не было.

«После этого совещания мне сделали предложение уйти из военкомата, от которого я не мог отказаться», — говорит Игорь Ткачук.


Теперь военная прокуратура проводит в отношении него проверку на предмет превышения полномочий, которая может вылиться в уголовное дело. Якобы Ткачук, скрываясь за подписью военкома, преследовал свои личные интересы.


Корреспондент «Новой» все-таки поинтересовался насчет двигателя, парашюта и бортовых часов у Виктора Соболева. Выяснилось, что двигатель от самолета лежит на базе его поискового отряда, припорошенный снегом (он прислал фотографию). «Мотор АМ-35 самолета «МиГ-3» 3693 летчика Бухтеева, — написал он в мессенджере. — Тот, что, по мнению фантазера Ткачука И. А., продан в Америку. Часы и парашют находятся на выставке в «Ленрезерве». Однако глава этой общественной организации Анатолий Бернштейн, пригласив журналиста на выставку, которая откроется на Феодосийской улице 25 января, между делом сказал, что ни бортовых часов, ни парашюта в его коллекции нет — все вещи летчика, которые когда-то выставлялись в «Ленрезерве», будто бы давно переданы по решению администрации Пушкинского района в госмузей. Где, как мы уже знаем, их тоже нет

Когда корреспондент «Новой» в недоумении перезвонил Виктору Соболеву, командир «Крыльев Родины» обещал «еще раз посмотреть у себя на базе», не найдутся ли потерянные артефакты там.


Поисковую деятельность в России регулируют несколько законодательных актов. В частности, федеральный закон № 4292-1 «Об увековечении памяти погибших при защите Отечества» предполагает следующее:

  • Найденные оружие, документы и другое имущество погибших передаются по акту в органы военного управления по месту их обнаружения для изучения, проведения экспертизы и учета.
  • При этом документы, личные вещи и награды погибших передаются их родственникам или в музеи, стрелковое оружие передается в органы внутренних дел.
  • Стрелковое оружие и иные средства вооружения после приведения в состояние, исключающее их боевое применение, могут передаваться для экспонирования в музеи. Закон уточняет, что документальный прием, изучение, учет и экспертизу военной техники (к которой, несомненно, относится и самолет летчика), обнаруженной в ходе поисковой работы, проводят органы военного управления.