Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
 Фейк в основе обвинения

Фейк в основе обвинения

5 августа 2019 14:02 / Судебная хроника

Верховный суд отменил правила пожарной безопасности. За их нарушение на людей заводили уголовные дела и выписывали многотысячные штрафы.

1 августа Верховный суд России признал недействующими Правила пожарной безопасности на строящихся и ремонтируемых судах (СРС 01-2009). Их оспаривал петербургский юрист Константин Елькин. Его подзащитных мурманское управление МЧС пытается признать ответственными за пожар на судне «Одиссей-1» в 2017 году. После решения ВС стало ясно, что суды и силовые ведомства в течение десяти лет ориентировались на филькину грамоту.

Утром 21 ноября 2017 года в мурманском морском порту загорелся рыболовецкий траулер «Одиссей-1». Он стоял на ремонте в одном из плавучих доков, и на нем велись сварочные работы. Возгорание быстро перешло в пожар, который тушили больше десяти часов, судно выгорело полностью. Когда огонь потушили, пожарную безопасность дока проверил инспектор мурманского филиала администрации морских портов Западной Арктики. Никаких нарушений чиновник не нашел и, как ни парадоксально, отметил «готовность систем пожаротушения и личного состава дока действовать в чрезвычайной ситуации». Параллельную проверку проводили дознаватели из местного управления МЧС (пожарный надзор), результатом стало постановление об отказе возбудить уголовное дело.


На этом все могло и закончиться: жертв и пострадавших нет, претензий у сторон друг к другу нет, траулер был застрахован. Но зампрокурора Первомайского района Мурманска Игорь Вознюк отправил слишком либеральное заключение на дополнительную проверку обратно в пожнадзор.


Там выпустили новое постановление, в котором указали, что двое рабочих во время ремонта нарушили ППБ СРС 01-2009 — Правила пожарной безопасности на строящихся и ремонтируемых судах. Утверждал эти правила департамент судостроительной промышленности и морской техники Минпромторга. Подзащитным Константина Елькина назначили сначала по 40 тысяч рублей штрафа. После апелляции штрафы снизили — судья решил, что некоторые пункты ППБ нарушены не были.

Ни одному из мурманских судей юрист не смог доказать, что правила, на которые ссылаются дознаватели из пожарного надзора и прокуроры, на самом деле не являются нормативными правовыми актами, обязательными к исполнению. Елькин обращал внимание на три главных нарушения: ППБ не зарегистрированы в Минюсте, не опубликованы в публичных источниках и приняты департаментом Минпромторга, который не имеет права утверждать нормативные правовые акты. Между тем в Верховном суде именно к этим доводам Елькина прислушались и приняли решение в пользу его подзащитных: правила признали недействующими. Представитель МЧС в Верховном суде не смог объяснить, почему в разбирательстве с пожаром на «Одиссее-1» были применены ППБ Минпромторга.

Сложно сказать, почему судьи, инспекторы и прокуроры ни разу не усомнились в этих правилах — им по профессии следует быть юридически грамотными. Возможно, ППБ слишком убедительно притворялись настоящими. Например, в самом начале документа Минпромторга указано, что правила «являются обязательными для применения и исполнения всеми предприятиями, учреждениями и организациями, <…> их должностными лицами и работниками, индивидуальными предпринимателями, а также гражданами».


По сути фейковая бумага Минпромторга оказалась настолько убедительной, что в России сложилась практика уголовных и административных наказаний за нарушение указанных в ней правил.


Например, в 2013 году Ливадийский ремонтно-судостроительный завод пытался в арбитражном суде Приморского края отменить наложенный на предприятие штраф в размере 150 тысяч рублей — за нарушение, как теперь признал Верховный суд, недействующих правил пожарной безопасности. Судья отказала заводу в иске. А в Петербурге по уголовному делу преследовали маляра за причинение смерти по неосторожности: якобы это произошло в результате нарушения все тех же правил.

«Судьи как будто вообще не читают постановления, которые им приносят административные органы, — возмущается Елькин. — Если никто им не укажет, что те или иные правила носят рекомендательный характер или вообще юридически неприменимы, то судьи во время процессов эти правила даже не откроют». Теперь у тех, кто понес уголовную или административную ответственность за нарушение ППБ Минпромторга, есть три месяца, чтобы подать заявление о пересмотре их дел по вновь открывшимся обстоятельствам.

В отзыве на иск мурманских рабочих в Верховный суд Минпромторг изменил позицию на собственные правила. Если в самих ППБ указано, что они обязательны к исполнению всеми гражданами, то Верховному суду представитель министерства Анна Носальская сообщила, что этот документ содержит требования, применение которых на добровольной основе обеспечивает соблюдение законодательства в сфере пожарной безопасности. Причем «добровольное» применение правил распространяется лишь на «ограниченный круг лиц». А 30 июля, не дожидаясь решения Верховного суда, Минпромторг опубликовал приказ «О признании не подлежащими применению Правил пожарной безопасности на строящихся и ремонтируемых судах». Во время отпуска Дениса Мантурова приказ подписал врио министра промышленности и торговли Сергей Цыб.

Сам Елькин собирается привлечь к обсуждению проблемы правил пожарной безопасности администрацию президента: в стране просто не существует четких инструкций на случаи пожара, а те, которые есть, невыполнимы и носят рекомендательный характер».