Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Карантинный процесс
Фото: Петр Ковалев / ТАСС

Карантинный процесс

19 февраля 2020 10:46 / Судебная хроника

В Петербурге суд вернул на принудительное лечение сбежавшую пациентку с подозрением на коронавирусную инфекцию.

Обещали на сутки, забрали на две недели

В масках, шапочках, перчатках и одноразовых халатах — в таком виде медики скорой помощи 17 февраля показательно встречали Аллу Ильину у здания Петроградского суда. Роспотребнадзор все-таки заставил ее вернуться в Боткинскую больницу, откуда она сбежала 7 февраля.

В конце января Алла отдыхала в Китае, на острове Хайнань (он примерно в 1700 километрах от эпицентра заражения — города Ухань). Но каникулы пришлось прервать досрочно: туроператор принял решение об экстренной эвакуации своих клиентов из Поднебесной. Назад в Петербург летели через Хабаровск. Там Алла, как и остальные пассажиры самолета, прошла первый медосмотр. Обследование в аэропорту коронавируса не выявило. Вскоре Ильина добралась до дома. А спустя несколько дней у нее заболело горло. Немудрено для человека, вернувшегося с теплого субтропического острова в петербургскую сырую зиму. 4 февраля к Ильиной пришла врач из районной поликлиники, осмотрела, сказала, что у Аллы ОРВИ, но все-таки еще раз взяла анализы. Их результаты пациентке уже не сообщали. Зато прибывшая на следующий день делегация из Роспотребнадзора стала настойчиво уговаривать Аллу госпитализироваться, как они говорили, «всего на одни сутки».

— Прозвучала фраза «для галочки», потому что медикам тоже надо отработать все предписания, — рассказывала Ильина в суде.

В Боткинской больнице — единственной в Петербурге клинике, принимающей пациентов с подозрениями на коронавирус, — Алла оказалась 6 февраля. Она ожидала, что ее осмотрят и отпустят. Но дверь в одиночную палату за ней закрыли на замок, а врач известил, что в больнице Алла должна провести две недели. Больничные обеды, одиночное заточение и безразличие докторов, которые толком не могли объяснить, что происходит, совершенно не входили в ее планы. Уже на второй день госпитализации, 7 февраля, Алла взломала электронный замок (спасибо годам, проведенным на физмате) и сбежала из палаты. 11 февраля об этом узнали СМИ. А 13 февраля главный санитарный врач города, руководитель Роспотребнадзора по Петербургу Наталия Башкетова подала на беглянку в суд, требуя вернуть ее в стационар.


— Изначально медики повели себя неправильно. Любая госпитализация предполагает письменное информирование человека.


В случае с Аллой была устная договоренность о том, что ей нужно отправиться в больницу на сутки. И она эту договоренность выполнила. А столкнувшись с тем, что ее никто не информирует о дальнейших действиях, воспользовалась своим конституционным правом убыть, — объяснял адвокат Ильиной Виталий Черкасов. Он юрист правозащитного движения «Агора» и известен как защитник обвиняемых по громким делам о терроризме и экстремизме.

С 31 января Алла уже четыре раза сдала анализы в разных учреждениях, в том числе последний раз за свой счет в детском научно-клиническом центре инфекционных болезней. И везде — чисто. Но вирус может проявиться и на 14-й день, заявляли сотрудники Роспотребнадзора в суде.

Адвокат Ильиной настаивал, что главный санитарный врач предусмотрел несколько форм наблюдения за вернувшимися из КНР или общавшимися с гражданами этой страны и имеющими симптомы вируса: в стационаре, амбулаторное или на дому. Так зачем обязательно госпитализировать? Алла готова «болеть» дома. Или хотя бы в другой клинике. Сейчас она опасается мести со стороны врачей Боткинской больницы, где после ее побега прошла служебная проверка и кто-то мог быть наказан.

Алла Ильина. Фото: Петр Ковалев / ТАСС Алла Ильина. Фото: Петр Ковалев / ТАСС

Суд по делу Ильиной начался 17 февраля в девять утра. В зал предварительно завезли прибор для обеззараживания воздуха.

— А в палате у меня такого не было, — заметила Алла и добавила, что чувствует себя прекрасно.


Пять представителей Роспотребнадзора в ярких красных мундирах собрались доказывать ее опасность для общества, но ни один из них не надел хотя бы одноразовую маску.


Равно как и пришедший на заседание заместитель главного врача Боткинской больницы. Судья Ольга Тарасова, прокурор и приставы тоже не боялись заразиться коронавирусом от ответчицы.

— Это карательный процесс, дело принципа для Роспотребнадзора, у которого при этом слова и дела расходятся, — комментировала ход судебного заседания сама Ильина.

Суд удовлетворил иск Роспотребнадзора о принудительном помещении ответчицы под медицинское наблюдение до 19 февраля (на 14-й день после госпитализации) и получения двукратного отрицательного анализа. К последнему условию много вопросов.

Первый анализ на коронавирус Ильина сдала в Боткинской больнице 6 февраля. Но его результаты до сих пор неизвестны. Проводить такие исследования на сегодняшний день может только одно учреждение в стране — научный центр «Вектор» в Новосибирске. Оттуда в Боткинскую больницу ответов по анализам Ильиной не поступало.


— При формулировке «до двух отрицательных анализов» я делаю вывод, что могу быть изолирована пожизненно, так как никто не смог сказать, сколько времени потребуется для получения результатов этих анализов,


— обреченно говорила Алла. В Instagram уже из кареты скорой помощи она написала: «Просто всем показали — чиновник всегда прав».

Около трех часов дня она вернулась в карантинный бокс Боткинской больницы. В первый же день у нее взяли очередной анализ. Когда будет ответ — неизвестно.


P.S. 17 февраля Роспотребнадзор предъявил иск ко второй сбежавшей из Боткинской больницы — Анне Рыбаковой. Иск принял Невский райсуд.