Бегом от правосудия

12 апреля 2004 10:00

Седьмого апреля из-под крыла питерской Фемиды в очередной раз сбежал преступник. Кросс стартовал у здания Дзержинского федерального суда на улице Восстания в половине восьмого вечера, когда судья Соболева огласила приговор по уголовному делу. К этому моменту двое из шести фигурантов, обвиняющихся в тяжких преступлениях, - Кобылинский и Кравченко - были признаны виновными и получили соответственно 9 и 8 лет колонии. До этого они находились под подпиской о невыезде и их никто не охранял. После оглашения вердикта милиционеры из Центрального РУВД взяли осужденных под стражу и повели к машине, однако наручники надели почему-то только на Кобылинского. Через десять минут блюстители порядка вернулись и сообщили неприятную новость: Кравченко удалось вырваться и убежать.




Инцидент не имел бы столь широкого резонанса, если бы не то обстоятельство, что это уже третье бегство от правосудия в Питере менее чем за год. 12 мая 2003 года прямо из зала суда сбежали Алексей Савко и Андрей Заводский (оба граждане Белоруссии), обвинявшиеся в разбойном нападении. Тогда судьи удалились в совещательную комнату, а дама-конвоир начала было надевать на обвиняемых наручники. Но довести работу до конца ей не пришлось: уголовники ударили женщину, выхватили из ее кобуры пистолет Макарова, навели оружие на присутствующих в зале и убежали. Зал, где слушалось дело, располагался рядом с выходом на улицу, а охраны у здания не было, так что Савко и Заводский скрылись безо всяких проблем. Впрочем, в течение месяца обоих поймали: Заводского - в поселке Отрадное Ленинградской области, а Савко (у которого, кстати, нашли отобранное у конвоира оружие) - на родине, в Белоруссии.
6 июня 2003 года, опять же, как и нынешней весной, в Центральном районе, в здании Смольнинского федерального суда на улице Моисеенко произошел еще один побег. Правда, «бегом» это трудно назвать - преступники просто ушли, фигурально помахав ручкой. 27-летний Кирилл Кожелев, 29-летний Алексей Егоров и 27-летний Вадим Скурьят обвинялись в грабеже, совершенном в 1999 году. В том же году их арестовали, а чуть позже всем троим была изменена мера пресечения и их отпустили под подписку о невыезде. Поэтому приговор суда (как и в этот раз) они слушали не за решеткой, а на открытой скамье в зале заседания. Кожелева и Скурьята приговорили к семи годам лишения свободы, Егорова - к шести. Вердикт, видимо, им не понравился: после его оглашения молодые люди быстро выскользнули в коридор - и были таковы. Благо им никто и не препятствовал: конвоя в зале не было, а милиционеры, которые должны были взять их под стражу и передать конвойному полку, застряли в пробке. Насколько нам известно, из троих беглецов задержать удалось пока только одного Кожелева.
Итак, три побега, и причины всех трех разные. Виновник первого по времени случая, с обезоруженной женщиной-конвоиром, - некомплект конвойной службы, достигающий более 60 процентов. А причина некомплекта - недостаточное финансирование и, как следствие, низкая зарплата конвоиров (1400 - 1800 рублей в месяц). Люди, проработавшие много лет, уходят, смены им нет. Проблема доводилась до сведения МВД, Верховного суда, Генштаба, до правительства РФ. Но пока все усилия ее решить тщетны. Правда, в мае этого года заработок сотрудников конвойного полка вырастет на 70 процентов за счет городского бюджета, но вряд ли это решит проблему кадров.
Во втором побеге значительная часть вины лежит на судье, не дождавшемся сотрудников правоохранительных органов. Можно и нужно было потянуть время. В минувшую же среду, по мнению руководителя пресс-службы Управления судебного департамента при Верховном суде РФ в Петербурге Александра Разживина, подвела неопытность персонала и типичное разгильдяйство.
- Ведь не первый побег происходит в одной и той же ситуации: обвиняемые, находящиеся под подпиской о невыезде, получают реальные сроки и должны быть арестованы тотчас в зале суда, - сетует Разживин. - Петух уже клюнул, пора принимать меры. Должна быть отработана методика, где будет все детализировано: когда вызывается конвой, когда он прибывает, когда оглашается приговор, когда осужденный передается под стражу. Подобного документа, в котором оговаривались бы все эти вопросы, я не видел.
...В отношении милиционеров, упустивших Кравченко, проводится служебная проверка. К делу немедленно подключились сотрудники уголовного розыска, когда-то уже «бравшие» этого молодца. Кстати, Кравченко признан виновным - ни много ни мало - в разбойном нападении, похищении человека и незаконном приобретении и хранении оружия. На момент сдачи номера в печать опасного преступника еще не нашли.

Дмитрий КРЕЧЕТОВ
фото Алексея ВЫСОЦКОГО