Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Приступить к «Эвакуации»
Фото: подопечные интернатов с сотрудниками и волонтерами БО «Перспективы»

Приступить к «Эвакуации»

3 июня 2020 13:09 / Общество

Из петербургских психоневрологических интернатов вывезли людей с самой тяжелой инвалидностью, чтобы уберечь их от коронавируса.

Уникальный проект «Эвакуация» реализуют сейчас совместно благотворительная организация «Перспективы», центр «Антон тут рядом» и ГАООРДИ (Городская ассоциация общественных объединений родителей детей-инвалидов). Их сотрудники и волонтеры на время карантина забрали из соцучреждений в квартиры и реабилитационные центры 26 человек — самых слабых и беспомощных. Могли и хотели бы помочь гораздо большему числу людей с ограниченными возможностями здоровья, если бы хватило сил и средств.

«Перспективы» спасения

Сегодня свыше шести тысяч человек в Северной столице живут в психоневрологических интернатах (ПНИ). Специалисты сравнивают их с муравейниками: в стационаре-тысячнике вероятность схватить инфекцию выше в разы, чем в отдельной квартире. «Перспективы» решили помочь тем, у кого меньше всех шансов справиться с болезнью. Благотворителей поддержали центр «Антон тут рядом» и ГАООРДИ.

— К концу марта нам уже был известен трагический опыт Италии и Испании. Там в домах престарелых коронавирус и ненадлежащий уход в условиях эпидемии привели к массовым смертям, — рассказывает директор по внешним связям БО «Перспективы» Светлана Мамонова. — В Петербурге с середины марта сотрудникам общественных организаций и волонтерам запретили посещение медучреждений, чтобы сократить вероятность проникновения вируса. Но такая мера не спасала от угрозы заражения. Сотни сотрудников психоневрологических интернатов по-прежнему добирались до работы общественным транспортом и вполне могли стать разносчиками вируса.

Проект «Эвакуация» стартовал 9–10 апреля. После длительных и непростых переговоров с чиновниками Смольного и руководителями интернатов сотрудники «Перспектив» за два дня перевезли на шесть площадок 26 жителей из петербургского ПНИ № 3 и детского дома № 4. Из них 17 человек разместились на четырех площадках «Перспектив», пятеро — в тренировочной квартире центра «Антон тут рядом», четверо — в квартире ГАООРДИ. Организаторы проекта не успели забрать людей из ПНИ № 10: коронавирус добрался до интерната, и его закрыли на карантин.

«Вещи, которые не пахнут интернатом»

Женя Куликова с коллегами отвечает за площадку в Центре дневного пребывания на пр. Непокоренных, где временно поселились шесть человек с тяжелыми нарушениями развития. Дежурят посменно, круглосуточно.

— Трудно такое представить: взрослые, 20–23-летние девушки и юноши весят по 20 килограммов, — рассказывает о подопечных Евгения, координатор БО «Перспективы». — Лишь один из них ходит, и то — на короткие расстояния. Две девушки — лежачие, их время от времени надо переворачивать. Остальные — «колясочники». Никто из ребят умственно не сохранен. Никто не говорит. Никто не в состоянии самостоятельно держать ложку, поменять себе памперс, одеться. Если человек может сам пить через трубочку — для нас это уже круто!

Фото предоставлено БО «Перспективы» Фото предоставлено БО «Перспективы»

Участники проекта «Эвакуация» живо отреагировали на заботу, внимание, сопереживание, любовь. За два месяца вне стен интерната все они преобразились. Начали жестами и мимикой выражать свои желания, согласие или несогласие, одобрение, негодование.

— Ребята оттаяли, раскрылись, — Женя подбирает слова. — Мы удивляемся тому, что произошло. Кажется, девушки и юноши, которых мы забрали в апреле, и те, которых видим сегодня, — разные люди, так сильно они изменились, и внешне, и внутренне. Почти все прибавили в весе. Но еще важнее, что у них сформировались пищевые пристрастия. В интернате им приходилось есть то, что дают. А здесь они могут выбрать, что им нравится, а что нет. Успокоились, почувствовали себя в безопасности, стали дольше и спокойнее спать. У всех подопечных появилось личное пространство (если не отдельная комната, то свой угол), собственная одежда и обувь, подходящая им по размеру.


Когда мы дали им вещи, которые не пахнут интернатом, они были по-настоящему счастливы…


Дом поддерживаемого проживания в поселке Раздолье (Ленобласть) «Дом на воле» принял троих: Кирилла, Свету и Вику.

— Здесь очень хорошо, всегда есть дело, — говорит Светлана. — Наводим порядок, готовим еду, работаем в огороде или в керамической мастерской. А в свободное время у нас репетиции — ставим спектакль «Пир во время чумы».

— Пожив у нас, ребята из интернатов начали проявлять эмоции и чувства, раскрывать свои способности и таланты, — продолжает Павел Кроль, координатор БО «Перспективы» в «Доме на воле». — Каждый день мы слышим от них: «я хочу», «я умею», «я могу», «я буду». Нам хотелось уберечь людей с ограниченными возможностями от страшной болезни, и это удалось. Но самое главное — мы дали понять им, что они не одни. У них есть друзья — это важнее всего.

С миру по нитке

— 26 человек — это мало? Это — капля в море или бескрайнее море? — рассуждает Светлана Мамонова. — Даже если бы нам удалось вытащить хотя бы одного из наших ребят, чтобы обеспечить для него большую безопасность от вируса, — это стоило бы того, чтобы бороться. К сожалению, помочь всем нуждающимся у благотворительных организаций не хватает ресурсов.

Когда «Эвакуация» затевалась, ее авторы были движимы одной мыслью: людей из ПНИ надо спасти. Но скоро стало понятно: проект — дорогостоящий. Чтобы обеспечить круглосуточное сопровождение подопечных, необходимы сотрудники и волонтеры, транспорт для них (общественный исключается из-за угрозы заражения), всех нужно кормить, обеспечивать средствами гигиены и индивидуальной защиты. При запуске проекта организаторы перераспределили уже имеющиеся средства: то, что планировали потратить на другие цели, пустили на «Эвакуацию».

Фото предоставлено БО «Перспективы» Фото предоставлено БО «Перспективы»

— Но мы тогда не знали, как долго продлится проект, — говорит Мамонова. — Сначала думали, до конца апреля, потом — до конца мая, но все предполагаемые сроки прошли, а мы и сейчас не знаем, как долго еще протянем. В идеале можем вернуть подопечных в интернаты и детдома, когда снимут все ограничения по карантину, и статистика по заболеваемости будет не выше, чем 9–10 апреля, когда мы их забирали. До этих пор мы должны продержаться.

Если представить семью, где воспитываются 26 особенных детей, нуждающихся в круглосуточном уходе, то несложно понять, на что ежедневно нужны деньги благотворителям и почему их постоянно не хватает. Для сбора средств «Перспективы» проводили вечера встреч с писателями Евгением Водолазкиным, Людмилой Улицкой и журналистом Катериной Гордеевой. Просят о помощи на своем сайте: «Поддержите нас: отправьте СМС с текстом «ЭВАКУАЦИЯ» и суммой пожертвований на номер 3434. Например, «ЭВАКУАЦИЯ 100». Бюджет складывается по копейке.

Вирус любви

Уберечь воспитанников ПНИ и детдомов от коронавируса организаторам «Эвакуации» удалось. Не удалось убежать от привязанности и любви.

— Я не хочу возвращаться в интернат после карантина, я навсегда хочу остаться здесь! — твердит Кирилл.

— Я пока еще не готова ехать обратно, я побуду тут, — вторит ему Света.

— Возвращение в ПНИ — самый сложный момент, — комментирует Павел Кроль. — Но мы сразу нашим гостям объясняли честно: жить в Раздолье постоянно нет возможности. Сейчас это необходимость. Вы ею пользуетесь. Но рано или поздно придется возвращаться. Правда, мы обещаем ребятам, что сделаем все возможное, чтобы таких домов, как в Раздолье, стало больше, и тогда мы обязательно вытащим их из интернатов, а пока надо потерпеть.

Кирилл в «Доме на воле» в поселке Раздолье Ленинградской области. Фото предоставлено БО «Перспективы» Кирилл в «Доме на воле» в поселке Раздолье Ленинградской области. Фото предоставлено БО «Перспективы»

— Возвращение в интернат — вопрос болезненный, и был таким с самого начала, — признается Дарья Мякишева, координатор БО «Перспективы» в квартире на Ленинском проспекте, где сегодня проживают дети в возрасте от семи до шестнадцати лет. — Не только подопечные к нам привыкли, многие волонтеры и сотрудники тоже привязались к ним. Отдавать их обратно в интернат и для сопровождающих тяжко. Я лично думаю о том, чтобы оформить опеку над мальчиком, о котором сейчас забочусь.

— Мы все надеемся на какое-то чудо, которое помешает возвращению наших подопечных в интернат. Мы очень не хотим отпускать их обратно, — говорит Евгения Куликова. — Но даже если это неминуемо, то все же надеемся, что они запомнят все хорошее.