Яма в кармане

19 апреля 2004 10:00

Самая дорогая яма в мире, как по праву можно назвать котлован на Лиговке, оставшийся в наследство от РАО ВСМ, вновь привлек к себе внимание. Во-первых, оказалось, что Министерство имущественных отношений России продало этот недострой группе инвесторов с участием Внешэкономбанка и некой питерской фирмы «Бриз». А во-вторых, после недавнего визита в Москву Валентина Матвиенко сообщила, что договорилась с Минфином о том, что за злополучные кредиты, взятые РАО ВСМ, город не отвечает, и оплачивать яму, таким образом, не должен...




Будущая судьба котлована на Лиговке обсуждалась еще полтора года назад: 30 сентября 2002 года Минфин, Минимущества и РАО ВСМ заключили трехсторонний договор о том, что «незавершенка» изымается в федеральную казну в счет долгов РАО.
«Высокоскоростные магистрали», как известно, одолжили для строительства Транспортно-коммерческого центра (ТКЦ) под правительственные гарантии 200 миллионов долларов у английских банков, из которых успели освоить около 65 миллионов. Отдавать кредит РАО не собиралось, и правительство теперь обязано эти деньги вернуть. При этом Белый дом не первый год пытается возместить свои потери за счет питерского бюджета, но об этом - ниже.
Еще тогда, когда упомянутый договор был подписан, представители РАО ВСМ говорили, что «в ближайшее время будет объявлен тендер среди потенциальных инвесторов на застройку территории у Московского вокзала». Тендер, впрочем, состоялся лишь через полтора года - в марте 2004-го. И достаточно странный: от вице-губернатора Юрия Молчанова, который распространял соответствующую информацию, стало известно лишь то, что стартовая цена котлована была установлена в 80 миллионов долларов. Конечная цена и точный состав покупателей неизвестны. Кто и как организовывал тендер, равно как и кто в нем участвовал - не сообщается. Вместо этого Молчанов заявляет, что покупатели собрали более 300 миллионов долларов для строительства многофункционального центра, в котором будут офисы, гостиницы и магазины.
Все это выглядит весьма странно. Еще в 1998 году, когда РАО ВСМ намеревалось строить свой «центр», его окупаемость вызывала сильные сомнения. Торговых точек в этом месте и так достаточно. Гостиницы здесь тоже не слишком нужны: петербургские отели и так-то не могут похвастаться обилием клиентов. Невелик спрос и на апартаменты с высококлассным обслуживанием, не говоря уже о том, что туристы, готовые платить за проживание в таких апартаментах, предпочитают останавливаться в «Европе», «Невском Паласе» или в «Астории», но уж никак не на вокзале. Спрос на офисные помещения сейчас ненамного превышает предложение...
В общем, за счет чего инвесторы собираются окупать свои вложения - сказать трудно. Хотя это теперь уже их заботы и их риск. Пусть решают - строить что-то в существующем котловане или зарыть его и начать все с начала.
Ну а жители северной столицы, если верить словам губернатора, могут не беспокоиться относительно долгов РАО ВСМ, которые Минфин упорно хотел повесить на Петербург. «Город не несет никаких обязательств по этой позорной яме, и в Минфине с этим полностью согласны», - заявила Валентина Ивановна, вернувшись из Москвы.
Что же, спасибо за доброе известие, но хотелось бы видеть вопрос решенным не только на словах, но и на бумаге. Например, увидеть подпись министра финансов Алексея Кудрина, отзывающего иск Минфина к Петербургу, который уже второй месяц рассматривается в арбитражном суде. Ведь все последние четыре года министр говорил на эту тему прямо противоположное: что «Питер не прав», и что по долгу РАО ВСМ должен отвечать не федеральный, а именно питерский бюджет.
Если министр наконец изменил свое мнение - можно только порадоваться. Ведь все, что он говорил на эту тему раньше, не имело никакого отношения к закону: для возложения на Петербург ответственности по «высокоскоростному» долгу никогда не было ни малейших юридических оснований.
Жаль только, что нам в очередной раз показали, что важнейшие для граждан вопросы решаются не по закону, а по понятиям - по личной договоренности высоких чиновников.
А что, если бы не договорились?

Борис ВИШНЕВСКИЙ
фото Алексея ВЫСОЦКОГО