Проверка закончена, забудьте

22 апреля 2004 10:00

Скандал, связанный с февральской голодовкой в питерских тюрьмах и колониях, не утихает по сей день - слишком громким он был. Обе стороны - как заключенные, так и руководители тюремного ведомства - то и дело напоминают о тех событиях взаимоисключающими заявлениями. Заключенные в неофициальном порядке утверждают, что дело еще не закончено, и нечеловеческие условия, которые якобы и явились первопричиной бунта, ничуть не изменились. Тюремщики официально утверждают обратное: факты издевательств и вымогательства в питерских колониях, о которых заключенные рассказывают журналистам и правозащитникам, не соответствуют действительности, жить в местных тюрьмах и колониях становится все лучше, все веселее...




Пожалуй, главным итогом тех событий стала беспрецедентно масштабная проверка, которой подверглась питерская пенитенциарная система на протяжении марта-апреля этого года. Основная ее часть - прокурорская - уже завершена. Впрочем, прокуроры были не первыми, кто нагрянул в питерские колонии. Первыми были представители уполномоченного по правам человека Владимира Лукина. Именно ему передали заявления заключенных, где говорилось о «беспределе» со стороны администрации и заключенных из числа лагерного актива в колонии усиленного режима ИТК-4 в поселке Форносово Ленинградской области. А уже по заявлению Лукина на невские берега явилась комиссия Генпрокуратуры. Полтора десятка прокуроров почти месяц прочесывали колонии и тюрьмы, чтобы заявить: факты издевательств, избиений заключенных, вымогательства у них денег как залога для послабления режима не подтвердились. Одно уголовное дело, правда, возбуждено - по статье 163 УК РФ (как раз вымогательство). Произошло это недавно - 13 апреля, и обвинение пока никому не предъявлено. Впрочем, руководство ГУИН тут же оговаривается: к «беспределу» в ИТК-4 это отношения не имеет, просто ряд заключенных заявили, что они подвергались угрозам со стороны других заключенных, да и то, мол, это было не сейчас, а уже в прошлом. Наказан и кое-кто из сотрудников форносовской колонии, правда, как уверяет руководство, опять же не за издевательства (и тем более избиения бейсбольными битами, о которых говорили заключенные и от которых якобы можно было откупиться за несколько сотен долларов), а так, получили дисциплинарные взыскания за мелкие нарушения.
- Ни о каких издевательствах над заключенными речь не идет, иначе были бы не дисциплинарные взыскания, а уголовные дела! - утверждает Владимир Веселов, первый зам, а ныне, на время отпуска начальника, и. о. начальника Главного управления исполнения наказаний Минюста РФ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.
А как быть с теми, кого заключенные упоминали в своих заявлениях, переданных журналистам и правозащитникам? Речь идет в первую очередь о заключенном Юрии Корякове (которого якобы в ИТК-4 забили насмерть, правда было это еще в позапрошлом году) и Руслане Данченко (который якобы, чтобы избежать повторяющихся день ото дня побоев, в декабре прошлого года вскрыл себе живот, после чего и пошла волна возмущения, которая и привела к той самой февральской голодовке). Эти случаи Владимир Веселов прокомментировал «Новой газете» так:
- Коряков умер по болезни, у него какая-то сложная болезнь была, со сложным названием. Правда, умер по пути в больницу, не успели довезти... Данченко состоит на учете у психиатра, сейчас как раз проходит курс лечения. Он придерживается определенных уголовных традиций, вероятно считал, что попасть в «красную» зону (там, где порядок «держит» администрация, а не «воровские авторитеты». - Авт.) для него никак нельзя, всеми силами стремился, чтобы его оттуда перевели, и с этой целью совершил членовредительство...
Еще один неприятный вопрос, который мы задали Владимиру Веселову, касался его самого. По нашей информации, на неформальной встрече, состоявшейся 25 февраля между представителями ГУИН и криминальных авторитетов, офицерам якобы передали ультиматум заключенных с перечислением условий прекращения голодовки. И среди прочего значилось требование об отстранении самого Веселова, которого заключенные якобы и считают родоначальником «палочной системы» в ИТК-4. После чего был некий звонок по сотовому телефону - якобы генералу Заборовскому (начальнику ГУИН), и офицеры якобы подтвердили, что все условия будут выполнены. На следующий день голодовка была прекращена...
- Ну, что касается моего отстранения, думаю, вряд ли такое обещание могло быть кем-то дано, - ответил нам Владимир Веселов. - Кстати, меня назначает и смещает с должности замминистра юстиции... А то, что этого кому-то, может быть, хотелось? Что ж, мне даже приятно, что я не нравлюсь определенным категориям криминалитета...


Кстати, именно этим - нежеланием мириться с лагерными порядками «определенных категорий криминалитета» руководители тюремного ведомства и объясняют причины волнений в колониях Ленинградской области.
- Многим не нравится режим: проверки, хождение строем, жизнь по расписанию, но таков закон, таковы требования режима, - говорит Владимир Веселов.
По его словам, никакой напряженности и противостояния заключенных и администрации сегодня в питерских тюрьмах и колониях нет. Хотя, конечно, заключенные - это вам не члены филармонического общества, и гарантировать то, что между ними время от времени не происходят стычки, никто, мол, не возьмется...
Впрочем, руководство ГУИН все же признает наличие проблем, но никак не считает их фатальными. Одной из проблем (о которой, впрочем, в ГУИН особо не распространяются) является очередной этап реформирования всей системы, которая за последние годы пережила уже не одну реформу. Вначале тюремное ведомство, которое входило в состав МВД, передали Минюсту. Теперь пошел процесс создания отдельного ведомства - Федеральной службы исполнения наказаний. С одной стороны, статус тюремного ведомства повышается до отдельного министерства. С другой стороны, понятно, что это повлечет за собой неминуемую глобальную кадровую перетряску. Да к тому же часть сотрудников лишат погон, сделав их людьми сугубо штатскими, - такова одна из сторон реформы. В этой связи громкий скандал, грозивший вылиться в массовую голодовку заключенных, вряд ли сойдет с рук питерскому главку. И ясно, что все это создает дополнительную напряженность и подозрительность внутри самого питерского ГУИН.
Еще одной проблемой для тюремщиков, по их же собственным словам, являются сотовые телефоны. Которые развелись на зонах в огромном количестве. И как с ними ни борются, они появляются вновь и вновь. И с их помощью заключенные свободно выходят на связь с внешним миром (что, конечно же, запрещено режимом). В том числе арестанты связываются с журналистами и правозащитниками. Без которых, по логике вещей, просто ничего бы не было. В смысле - никакой утечки информации. А журналисты и правозащитники, как мы все, конечно же, знаем, - существа падкие на сенсации и вообще люди вредные.
Кстати, представители уполномоченного по правам человека господина Лукина так и не согласились с выводами прокуроров, признавших, что обстановка в питерских тюрьмах и колониях спокойна и безмятежна...

Николай ДОНСКОВ
фото ИНТЕРПРЕСС


Справка «Новой»
За 2003 год в ИТК-4 зарегистрировано
13 материалов о происшествиях:
- 4 производственные травмы,
- 2 бытовые травмы,
- 2 членовредительства,
- 1 побег,
- 1 смерть по болезни.
От заключенных поступило 746 жалоб и заявлений (из них 51 - в прокуратуру).

За I квартал этого года в учреждениях ГУИН СПб и ЛО изъято:
- 336 тысяч рублей наличных денег,
- 29,6 литра чистого спирта (в пересчете),
- 909 литров кустарного алкоголя,
- около 3 граммов наркотиков,
- 185 сотовых телефонов;
- пресечен ряд «неслужебных контактов» сотрудников ГУИН с заключенными, по этому поводу ведутся проверки;
- заключенными совершено 3 преступления, тяжких среди них нет.