Метастазы в сердце города

29 мая 2004 10:00

«...Они грызут сердце города. Ну разве что Дворцовую площадь пока не трогают... А так, похоже, мы дошли до того, что можно всё!» На круглом столе, посвященном сохранению культурно-исторического наследия Петербурга, эта мысль звучала рефреном...




Месье Перро построит дом


Мероприятие, о котором идет речь, с участием исполнительной и законодательной власти, общественности и прессы намечалось давно. Его устроители не имели в виду планы Валентины Ивановны передавать коммерческим структурам знаменитые питерские особняки - об этом еще не было известно. И так совпало, что именно в тот день, когда назначили, наконец, дату и место встречи, губернатор заявила о своих «исторических» намерениях (см. «НГ» №27 от 19.04.2004). Впрочем, лишний раз убеждаешься, что случайного ничего не бывает...
Обычно, когда подобного рода дискуссии организуют специально для журналистов, говорить в глаза чиновникам, что ты о них на самом деле думаешь, - например, что денежки налогоплательщиков они проедают зря, - как-то не принято. В этот раз вышло иначе. «А зачем вы вообще нужны, если не можете ничего защитить?» - вопрос, обращенный к замглаве Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников (КГИОП) Борису Кирикову, был подхвачен аплодисментами зала.
А ведь вопрос, увы, не праздный. Как выяснилось, петербургскую Коломну - один из самых поэтичных питерских уголков, который собираются исковеркать в угоду строительству второй сцены Мариинского театра, - недавно под шумок... вывели из объединенной охранной зоны Петербурга. Да-да, это не опечатка: шесть памятников местного значения, десять объектов культурного наследия - КГИОП теперь за них не отвечает.
- Нас в известность не ставили, - оправдывается г-н Кириков. - На федеральном уровне так решили, а что мы можем сделать?..
Выходит, если очень надо - из охранного списка легко изымается любой объект? Видимо, так и поступят в ближайшее время с теми питерскими дворцами, которые приглянулись богатым инвесторам. Что же касается экспансии в Коломну, то она начнется не сегодня завтра: в Москве подписывают контракт с автором проекта «Мариинки-2» французом Домиником Перро; и деньги, говорят, в казне нашлись. Тема стала для круглого стола знаковой, к ней возвращались снова и снова: «Если мы сейчас дадим изуродовать этот квартал, так пойдет и дальше, по всему городу. Нас просто задавят!»
Глава комиссии по историческому наследию Петербургского союза архитекторов Дмитрий Бутырин с помощью фотографий и карт наглядно объяснил, как будет выглядеть район Крюкова канала после внедрения туда гигантской золоченой «опухоли» - так питерский зодчий и его соратники называют творение мсье Перро. Называют будущий храм Мельпомены и «шишкой», и «раздавленным яйцом», но дело не в эпитетах, а в том что, по словам г-на Бутырина, «потомки нам этого не простят». Чарующая аура Коломны будет разрушена до основания, уникальный ландшафт сотрут с карты города гигантским ластиком.
Примечательно, что по документам новое здание театра будут возводить в «лакуне» - якобы на этом месте есть и был пустырь! (Кстати, к разряду «лакун» особенно любящие наш город чиновники относят и Конюшенную, и Преображенскую площади). А то, что снесут в округе несколько зданий, перегородят набережную, до неузнаваемости изменят перспективу, да еще придется где-то парковать 1300 машин, - это мелочи... Поводом для грандиозного строительства стало желание руководителя театра Валерия Гергиева «сохранить труппу». Хорошо, но какое это имеет отношение к архитектуре центра города? Хотите дать работу своим сотрудникам, расширить зрительскую аудиторию - ради бога, открывайте филиал где-нибудь в Купчине. Там для общественных зданий выделены пятна застройки, очагов культуры катастрофически не хватает. Да и кто сказал, что на Театральную площадь отовсюду добираться удобнее?..
Характерно и то, что функциональное назначение французского шедевра, мягко говоря, неоднозначно. Когда противники проекта демонстрировали эскиз Перро ничего не подозревающим горожанам и задавали вопрос: «Как вы думаете, что это?» - одни люди отвечали «вокзал», другие - «супермаркет»... Кто-то даже брякнул «аквапарк» (будь он неладен)! Разумеется, о том, насколько маэстро проникся духом Коломны, спрашивать и вовсе бессмысленно.
Между тем надежда остановить стройку еще существует. Так, депутат Законодательного собрания Игорь Риммер спешно готовит закон «Об оси восприятия». Не вдаваясь в подробности, скажем, что речь идет о сложившихся городских ансамблях, о той самой перспективе, которая должна быть неприкосновенна. И которая будет грубо нарушена в случае реализации замысла «второй сцены». Как ни странно, ни один из ныне действующих местных законов подобные ситуации, по утверждению г-на Риммера, не регламентирует, поэтому приходится разрабатывать новый...
Преподаватель средней школы №243 Иван Куликов пришел на мероприятие вместе с учениками и их родителями. (Школа, расположенная на улице Союза Печатников, - одна из лучших в городе, со своими традициями, своим музеем - тоже попадает под снос.) Учитель-историк предложил вариант оригинального решения проблемы: через генерального консула Франции в Петербурге передать французским властям ноту протеста с просьбой отозвать Перро: мол, и для нас, и для вас плохо, чтобы руками вашего зодчего в Санкт-Петербурге уничтожалась мировая история. Причем авторами послания должны выступить дети: г-н Куликов и его коллеги уверены, что слова, исходящие от юных петербуржцев, соотечественников Перро обязательно растрогают.
Наряду с этим участники встречи называли и множество других адресов - переулков, домов, скверов, - каждый из которых достоин отдельного рассказа. Например, знаменитый дом эмира Бухарского на Каменноостровском проспекте: часть его выкуплена инвестором, который без зазрения совести «подстраивает» историческое здание под себя. По свидетельству жителей, со двора уже исчезли раритетные восточные вазы-цветники, зато появились современные решетки с вензелями нового собственника... Или район Дибуновской улицы, где прямо посреди старинного кладбища и парка строят высотные дома. «Ночью строители распиливают склепы, рубят двухсотлетние деревья и увозят. Днем, наверное, стесняются... - еле сдерживает слезы местная активистка детский врач Татьяна Лобода. - А у нас ведь легендарные места - тут рисовали Брюллов и Кипренский, на даче Шишмарева часто бывал Пушкин... Здесь растет третий по древности дуб в городе... Ученые из Ботанического института пытались было его защитить - какое там!..» Или не менее знаменитый дом Перцева на Лиговке - 35 подъездов, 1700 жильцов. С тех пор как по соседству вырыли самую дорогую яму в мире, здание находится под угрозой обрушения, и чем дальше, тем хуже. «Мы звоним в МЧС, - рассказывает жительница этого дома Римма Алиханова, - а нам отвечают: ну ничего же еще не случилось! Вот обвалится - тогда и приедем...»
Один из выступавших обронил фразу: «Это продуманный тактический ход, разве неясно?» Вода в подвалах Перцева дома, полчища крыс и гниющие перекрытия в 243-й школе... Похоже, власти намеренно доводят исторические дома до ужасающего состояния, чтобы потом развести руками: ну вы же видите, находиться здесь нельзя, денег у нас нет... Придется сносить или продавать!
В качестве метода борьбы большинство участников встречи выдвигали идею проведения референдумов по каждому историческому зданию или зоне, а наиболее радикально настроенные петербуржцы предложили выразить недоверие губернатору и подать документы в Конституционный суд - благо накопились их уже горы. С формулировкой: «массовое систематическое нарушение гражданских прав».

Валерия СТРЕЛЬНИКОВА
фото ИНТЕРПРЕСС


Справка «Новой»
Вчера на заседании правительства города принят временный регламент застройки земельных участков, устанавливающий параметры высотного регулирования. Для этого Петербург поделен на шесть зон. В том числе здания, строящиеся в историческом центре (первая и вторая зоны), не должны превышать в высоту 23,5 - 28 метров. Такая норма существовала в градостроительном плане российской столицы с 1846 года.

Цитата «Новой»
«Проектными замыслами движут амбиции и миллионы долларов. Мы стараемся сдерживать натиск капитала, но, думаете, это легко? Вот, например, Строгановский сад. Проводилась государственная экспертиза, которая показала, что все деревья здоровы, все нормально. А через год фирма «Конкорд», у которой в этом саду кафе, получила «свое» заключение - что вся флора, наоборот, неизлечимо больна. Мы, конечно, подали в суд... Но деревья-то уже спилили!»

Борис КИРИКОВ, замглавы КГИОП



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close