Если ты такой умный, почему ты такой бедный?

6 мая 2004 10:00

Поговорка, может быть, не совсем верная, но уж какая есть. Пришла она к нам не так давно, вместе со стихией рынка. А рынок, как известно, - это свобода выбора. Безграничная и безжалостная. Мы выбираем, нас выбирают... Проблема кадровой занятости - на то она и проблема, что спрос и предложение зачастую друг с другом ну никак не стыкуются. Предприятия ищут и не могут найти сотрудников, а потенциальные сотрудники сидят без работы...



Голодает ли местная промышленность по причине нехватки кадров? И если да, то как утолить этот голод?.. Представители крупных питерских предприятий, рекрутинговых агентств, высшей школы пытались ответить на непростые вопросы, собравшись на днях за круглым столом в пресс-центре АБН. Как ни странно, оказалось, что такие монстры отечественной экономики, как Балтийский завод, «Севкабель-холдинг», особых проблем со специалистами не испытывают. По крайней мере, в количественном плане. С качеством несколько сложнее, хотя вслед за развитием предприятий, внедрением новых технологий, ростом требований кадровый состав год от года, естественно, меняется. Так, если пару лет назад на «Севкабеле» тон задавали «зубры» (средний возраст инженера составлял 46 лет), то последнее время при заполнении вакансий стараются налегать на молодежь, и сегодня каждый пятый итээровец здесь - до 30. «В нашей сфере произошел перелом, появились солидные заказы на молодых стажеров - в том числе и от западных компаний», - подтверждает директор подразделения кадрового агентства «Келли» Евгения Дельнова.
Другое дело, что в большинстве случаев студент-старшекурсник или обладатель новенького диплома оценивает себя гораздо выше, чем оценивает его работодатель. Высокая самооценка - это, конечно, здорово, но плохо, если она нереалистична.
- Те $500 - 600 в месяц, на которые рассчитывают молодые ребята, мы заплатить, по идее, можем, - объясняет директор по персоналу ОАО «Севкабель» Елена Южакова. - А надо ли?..
Представители промышленности сходятся на том, что молодой специалист - это «объект инвестиций»: надо и агентству заплатить за подбор кадра, и свежеиспеченному сотруднику жалованье вынь да положь, а отдачи от него первый год - никакой... Но он-то сам так не считает! Отсюда и перекос. По некоторым данным, весьма нелегко найти работу выпускникам коммерческих отделений бюджетных вузов. Юными спецами и их папами-мамами владеет стойкое заблуждение, что вложенные в образование тысячи у.е. должны окупиться завтра сторицей. Между тем по сравнению со своими «бесплатными» сокурсниками «платные» студенты изначально заметно слабее.
- Ведь поступают на контрактной основе, чего греха таить, абитуриенты, которые не прошли общий конкурс, - свидетельствует председатель Комитета по науке и высшей школе администрации города Александр Викторов.
Кому-то за время учебы удается сделать мощный рывок, но, разумеется, далеко не всем... И работодателям это прекрасно известно. А когда выясняется, что зарплата на первых порах составит всего $200 - 300, вчерашний контрактник воротит нос. Кроме того, по словам руководителей заводов, выпускники мало-мальски престижных университетов и академий в принципе привередливы. Например, поработать мастером в цеху - даже на условиях очень хорошего вознаграждения - молодых не заманишь: вставать в пять утра?!
Вместе с тем и критерии, предъявляемые работодателем, частенько неадекватны. Сегодня даже на должностях, не требующих высшего образования, предпочитают видеть обладателей вузовских дипломов, да еще и со стажем работы - и это при том, что в реальном секторе экономики, по некоторым оценкам, уклон идет в сторону определенного рода «примитивизации производства». Упомянутая тенденция у профессионалов вызывает тревогу: так, директор по персоналу ОАО «Балтийский завод» Нина Мышинская уверена, что переизбыток образования в этом смысле гораздо опаснее, чем его недостаток:
- У человека возникает сильная недомотивированность, депрессия...
Очевидно, настает момент, когда «недомотивированного» уже никакой зарплатой не удержишь. «Предприятия сами не знают, какие специалисты им понадобятся через несколько лет, поэтому невозможно делать долгосрочные прогнозы и руководители не рискуют полноценно вкладываться в обучение потенциальных сотрудников», - констатирует г-н Викторов.
Тем не менее, решая проблемы занятости, производственники и учебные заведения, надо отдать им должное, все-таки стараются идти навстречу друг другу. Например, ректор Университета низкотемпературных и пищевых технологий профессор Александр Бараненко похвастался, что его вуз успешно развивает систему производственных стипендий, привязывая тем самым завтрашнего выпускника к месту его будущей работы. Впрочем, при этом посетовал: мол, «есть сложности в обучении - почти все старшекурсники работают и, соответственно, пропускают лекции...» Балтийский завод поддерживает тесные отношения с Кораблестроительным институтом, Университетом водных коммуникаций, факультетом менеджмента Госуниверситета: специалисты завода проводят занятия со студентами, активно используется система практик и стажировок. «Севкабель» же и вовсе открывает собственную школу молодого руководителя на базе Северо-Западного политехнического института. «Но где гарантия, что эти ребята останутся у вас работать? - спросил кто-то из журналистов. - Выучатся за ваш счет, а потом придет дядя с другого завода, предложит больше денег...»
Проблема переманивания кадров на питерском рынке и правда существует. Русскоязычные термины для этого вида деятельности еще не придуманы (пока пользуются американскими: «head hunting» - «охота за головами» и «direct search» - «прямой поиск»), зато Direct search companies на берегах Невы уже развернулись. В отличие от своих собратьев-рекрутеров, которые имеют в распоряжении базы данных обратившихся к ним специалистов (и могут предложить работодателю перечень кандидатов на ту или иную вакансию), «охотники» целенаправленно добиваются, чтобы сотрудник X перешел из фирмы Y в конкурирующую фирму Z. Речь, само собой, о специалистах среднего возраста высочайшей квалификации. Как раз их-то и не хватает большинству питерских предприятий: 30 - 40 лет, хороший вуз за плечами, иностранный язык, яркие личностные характеристики, доскональное знание отрасли, опыт руководящей работы не менее семи лет. Где ж такой человеческий материал, да еще и свободный, нынче сыщешь? Вот и приходится воровать...
До «хищения» высококвалифицированных рабочих дело еще не дошло, хотя местные машиностроительные заводы жалуются на острейший дефицит грамотных токарей, сварщиков, фрезеровщиков. Увы, как признали все участники круглого стола, система профтехобразования в северной столице немыслимо отстала от жизни. Наряду с современными лицеями - такими, как, скажем, Невский политехнический, - которые работают по европейским стандартам, и за их выпускниками выстраиваются очереди; никуда не исчезла целая плеяда советского образца «путяг». Эти, с позволения сказать, храмы науки и ремесла по-прежнему видят своей целью «социализацию» неблагополучных подростков, и не более того. Если в ближайшее время ситуация коренным образом не изменится, то, по мнению экспертов, работать руками (имеется в виду нормально работать) будет просто некому.

Валерия СТРЕЛЬНИКОВА


Кстати
По результатам опроса, проведенного недавно по заказу фонда Форда, 60% респондентов-петербуржцев, окончивших вузы, отметили, что для той работы, которую они сегодня выполняют, высшее образование им не нужно. Кроме того, из категории опрошенных петербуржцев с доходом от $500 до $1000 в месяц обладателей вузовских дипломов оказалось всего на 10% больше, чем людей со средним образованием.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close