Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Напортачили
Фото: проект порта / upkprimorsk.com

Напортачили

20 июля 2021 12:15 / Экология

Стройка порта в Ермиловской бухте на Балтике ставит под угрозу жизнь сотен тысяч рыб, птиц и приведет к вырубке ценных пород лесов. Как маневрирует инвестор?

Проектную документацию — через суд

Еще в 2019 году в центр экспертиз ЭКОМ обратилась группа местных жителей с просьбой провести экологическую экспертизу проекта порта, строительство которого планируется под Приморском с 2022 по 2026 год. В том же году центр запросил документы у ООО «Приморский УПК» («Приморский универсально-перегрузочный комплекс»). По словам руководителя ЭКОМ Александра Карпова, до декабря 2020 года инвестор говорил, что дорабатывает документы.

«Получить их удалось только с помощью арбитражного суда, обязавшего компанию представить проектную документацию, — поясняет Карпов. — Мы обратились в суд, узнав, что компания уже передала документы на государственную экспертизу. В итоге 747 томов документов на электронном носителе оказались у ЭКОМ только 17 марта нынешнего года».

Похоже, инвестор тянул как мог. Ведь по сложившейся практике общественная экспертиза проводится одновременно с государственной, а Приморский УПК получил положительное заключение от Росприроднадзора еще в январе. Может ли опоздание стать поводом не рассматривать результаты общественных исследований?

«Есть решения арбитражных и Верховного судов, признающих результаты общественной экспертизы независимо от того, состоялась или нет государственная, — заявил Александр Карпов. — Никто не отменял права граждан на достоверную информацию о состоянии окружающей среды, в том числе информацию о ее изменениях после реализации проекта».

Ни птиц, ни нерпы, ни рыбы…

Напротив будущего порта, всего в паре километров, находится заказник «Березовые острова», основной район размножения кольчатой нерпы, сохранившейся в восточной части Финского залива. Сами острова лежат на трассе Балтийско-Беломорского пути перелетных птиц, останавливающихся здесь на отдых весной и осенью, да и неперелетные пернатые вовсю вьют себе гнезда.


Между тем фарватер грузовых судов проляжет рядом с островами, более того, акватория порта почти соприкоснется с заповедной территорией.


Однако в проектных документах утверждается, что будущий объект не повлияет на охраняемые Березовые острова и их обитателей.

Откуда такая уверенность? Дело в специфике методов исследований, проведенных подрядчиком, нанятым «Приморским УПК». Например, за птицами они наблюдали всего пять дней, с 1 по 5 июня 2020 г., не охватив период весенних и летне-осенних миграций. «Что не позволяет провести полное и достоверное обследование орнитофауны, — считают общественные эксперты. — В силу некорректности выбора сроков и территории проведения изысканий в отношении морских млекопитающих сделаны недостоверные выводы об отсутствии подходящих мест для лежки тюленей, включая балтийскую кольчатую нерпу, и благоприятных условий для их размножения».

Фото: anashina.com Фото: anashina.com

С исследованиями водных обитателей и вовсе вышел анекдот. Так, рыбохозяйственная ценность ручьев, протекающих в районе планируемого строительства и впадающих в Финский залив, была признана крайне низкой. А все потому, что на момент исследований (лето 2020-го) в шести из семи ручьев полностью отсутствовала… вода. Леса вырубили, тяжелая техника перепахала местность… А ведь эти ручьи хорошо известны специалистам по лососевым рыбам как места захода из моря на нерест кумжи — вида, включенного в Красную книгу Ленинградской области. В них же молодь кумжи проводила первые несколько лет своей жизни.

Нет ужа…

В проектной документации не обошлось без вранья. Так, в списках сосудистых растений исследователи, нанятые заказчиком, перечислили виды, многие из которых даже теоретически в данном районе обнаружены быть не могут в силу того, что их ареалы находятся, например, на Дальнем Востоке или на Кавказе. «Из 209 видов сосудистых растений, приведенных в табл. 4.5-2, в районе исследования не произрастают 73 вида. Из них 48 видов, указанных в списке, не встречаются не только в районе Приморска, но и в Ленинградской области, а во многих случаях и на северо-западе Европейской части России», — резюмируют эксперты.

Потеряли исследователи и ужа обыкновенного, занесенного в Красную книгу Ленобласти, обитающего на месте будущего строительства. Этот абориген не указан в разделе «Животный мир наземных экосистем» проектной документации. Зато дали постоянную прописку не встречающемуся в Финском заливе тюленю обыкновенному, обитающему в Западной Балтике: на юге Швеции, в Германии и Дании.

«Технические отчеты <…> по проведенным изысканиям являются неполными и недостоверными, — заключают общественные эксперты. — Представленные материалы не отвечают целям проведения таких изысканий, противоречат научным источникам и результатам краткого натурного исследования территории, проведенного комиссией ОЭЭ. Они не могут быть положены в основу оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС)».

Хитрость или некомпетентность?

Похоже, история с муфлонами повторяется. Горных козлов «нарисовало» в ОВОС-2019 АО «Инвестиции. Инжиниринг. Строительство» («И.И.С.»), и после разразившегося скандала «Приморский УПК» все еще судится по этому поводу с бывшим подрядчиком. Разработчиком новой проектной документации стало ООО «Онего Шиппинг Лтд». Организация другая, а уровень исполнения… Или дело в заказчике, выбирающем особо одаренных исполнителей?

Впрочем, и сам заказчик умудрился запутаться в двух соснах, то есть в проектных документах, разработанных обеими фирмами. Дело в том, что на рассмотрение комиссий по экологической экспертизе (как государственной, так и общественной) не были представлены материалы общественных обсуждений нового проекта Приморского УПК, что является нарушением требований ФЗ «Об экологической экспертизе» и Положения об ОВОС. Слушания по новой версии проекта от ООО «Онего Шиппинг Лтд» просто не проводились. Но заказчик подсунул общественным экспертам документы по слушаниям 2019 года, подготовленные еще АО «И.И.С.». Схитрил? Или, по причине некомпетентности, решил, что сойдет и так?

Схема застройки Приморского УПК (закрашено черным). Фото: bellona.ru Схема застройки Приморского УПК (закрашено черным). Фото: bellona.ru

«Факт непроведения общественных слушаний, — поясняет Александр Карпов, — является грубым нарушением закона. А также поводом для граждан оспорить через суд итоги Государственной экологической экспертизы проекта нового порта, полученные «Приморским УПК».

Каждую минуту по КамАЗу

Площадь будущего морского хаба (как любят называть планирующийся порт чиновники Ленобласти) в несколько раз превысит территорию города Приморска. И станет объектом техногенного воздействия регионального масштаба. Так, для поставки грузов из разных уголков России ему потребуется ежесуточно 28 грузовых поездов. Вопрос, по каким путям они будут идти, проектом не рассматривается.

Единственная действующая сегодня железнодорожная ветка от Павлово-на-Неве, мимо жилой застройки Санкт-Петербурга Мурино, населенных пунктов Карельского перешейка Токсово — Васкелово — Сосново — Лосево, практически исчерпала резервы. Дополнительная нагрузка приведет к транспортным заторам, в том числе на железнодорожных переездах перешейка, где практически нет двухуровневых пересечений железной и автомобильных дорог. К тому же бесконечные составы с углем и минеральными удобрениями станут фактором негативного воздействия на жителей Петербурга, дачников и жителей Карельского перешейка.

Правда, в схеме территориального планирования Ленинградской области предусмотрено строительство новой линии Павлово-на-Неве — Орехово с реконструкцией мостового перехода через Неву. Проект уже назван Северо-Восточным грузовым железнодорожным обходом Петербурга. Но проектирование линии еще не началось, и даже не утверждена ее предварительная трассировка.


Впрочем, даже если новый обход и будет построен, он не облегчит судьбу жителей поселений, которые окажутся по соседству с этой транспортной магистралью, включая жителей Приморска.


Станет жарко и на автодорогах. «На сортировочной станции будущего порта должно быть изъято порядка 50 млн кубометров грунта, — рассказывает Александр Карпов. — Он будет доставляться на карьеры Дергачи, Рябово, Воронцовское месторождение Ленобласти. (Документального подтверждения о размещении там грунтов пока нет.) Каждую минуту круглосуточно со строительной площадки будет выезжать очередной 25-тонный КамАЗ и двигаться через весь Карельский перешеек. А с карьеров обратно повезут песок для насыпного участка в акватории (на его создание также не получены необходимые разрешения). Так что ареал техногенного воздействия порта не ограничится побережьем».

Притворная сделка?

Такого рода неожиданных поворотов в общественной экологической экспертизе немало. Но настоящая бомба содержится в пункте 5.1.7. документа. В 2019 году инвесторы пытались найти правовые обоснования уничтожения 260 га защитных лесов. Правительство Ленобласти тогда заявило, что вырубка произведена под линейные объекты, строительство которых разрешено Лесным кодексом. Однако планы лесоустроительных работ и другие официальные бумаги общественности получить так и не удалось. Зато теперь эти документы оказались в доступе комиссии ОЭЭ.

Бухта Желтая и мыс Кюрённиеми. Фото: anashina.com Бухта Желтая и мыс Кюрённиеми. Фото: anashina.com

«Из восьми земельных участков, которые были предоставлены в аренду в качестве лесных участков для строительства и эксплуатации линейных объектов, некоторые действительно планируется использовать преимущественно для сооружения линейных объектов инфраструктуры Приморского УПК, — заключают эксперты. — Однако три наиболее крупных земельных участка (кадастровые номера 47:01:0000000:51249, 47:01:0000000:51165, 47:01:1318001:688) предполагается использовать в том числе и для размещения объектов капитального строительства <…> — терминалов для перевалки угля, минеральных удобрений, контейнеров и сельскохозяйственных грузов. Все указанные в проектной документации лесные участки, предоставленные в аренду ООО «Приморский УПК», на момент предоставления их в аренду относились к защитным лесам.

…Комитет по природным ресурсам Ленинградской области письмом № 02-2428/2018 от 16.02.2018 подтвердил, что извещен о намерениях ООО «Приморский УПК» по строительству на испрашиваемых в аренду участках перегрузочных комплексов, которые, как указывалось выше, не являются линейными объектами, — говорится в заключении ОЭЭ. — Несмотря на это, основная часть договоров аренды лесных участков была заключена этим органом исполнительной власти после указанной даты с целью использования арендатором для строительства, реконструкции, эксплуатации линейных объектов.

Таким образом, договоры аренды лесных участков с вышеназванными кадастровыми номерами, с декларируемой целью строительства линейных объектов, были заключены ООО «Приморский УПК» с уполномоченным органом государственной власти (комитетом по природным ресурсам Ленинградской области) в условиях, когда обе стороны должны были знать, что договор в таком виде выполнен не будет и в действительности имеются намерения сторон по предоставлению и использованию арендованных участков для строительства объектов капитального строительства <…> универсально-перегрузочного комплекса.

На основании изложенного можно сделать вывод, что указанные сделки направлены на достижение других правовых последствий <…> и прикрывают иную волю всех участников сделки, а следовательно, <…> содержат предусмотренные п. 2 ст. 170 ГК РФ признаки притворной сделки. В соответствии с п. 2 ст. 170 ГК РФ притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях, ничтожна. В соответствии со ст. 166 ГК РФ ничтожная сделка недействительна независимо от признания ее судом недействительной».

Этот вывод способен разрушить планы строительства порта-гиганта.

Воздействие разрушительно

«Заключение общественной экологической экспертизы будет направлено в надзорные органы и органы власти всех уровней, — отмечает Карпов. — Учитывая, что проект Приморского УПК еще не получил вердикта Главгосэкспертизы, надеемся, что наши выводы заставят инвестора кардинально доработать проектные решения. Хотя, если откровенно, по нашему мнению, предложенные технологические решения невозможны, так как они противоречат действующему законодательству. Воздействие, которое окажет порт на живую природу, недопустимо и разрушительно».

Между тем совсем рядом, на Высокинском озере, уже полгода идет интенсивная вырубка лесов. Инвестор планирует построить здесь вторую и третью очереди порта.

«Новая» отправила запросы в Администрацию Ленинградской области и в «Приморский универсально-погрузочный комплекс». На момент публикации материала ответов получено не было. Редакция планирует следить за темой.