Требуйте культурной лжи!

20 мая 2004 10:00

Оплачем деревья, жители подневольного города! - но не тех доблестных бойцов, которых вырубают, чтобы втиснуть в исторический центр гламурные избушки на курьих ножках, где стыдливо ютятся психически больные, потерявшие контроль над своим житейским аппетитом. Эти деревья хотя бы людям послужили, под ними отдыхал Вася, потом Васина дочка в колясочке, потом Васин внук с «отверткой» в лапах.



Жалко деревья, отдавшие свое честное тело на производство бумаги, на которой была напечатана предвыборная программа госпожи... допустим, госпожи Москвиенко. Я отлично помню голубые книжечки с утопической повестью о неотложных мерах по превращению Санкт-Петербурга в Город Солнца. Цена им была понятна и тогда. Но скорбь по деревьям, которые заставили посмертно участвовать в человеческом фарсе, тогда еще не вызрела в натуральную величину. Есть мнение, что если бы вместе с этой книжечкой бывшим избирателям вручить сегодня перечень реальных поступков госпожи Москвиенко - от будничного повышения цен и тарифов до праздничной идеи продажи дворцов - единственное место, на которое она могла бы претендовать, это - последний круг ада. В котором, по Данте, обитают те, кто обманул доверившихся... Впрочем, такое мнение нельзя не признать слишком уж беспощадным.
Начальники любого уровня знают закон бесконечности социальных проблем: вы даете одному человеку один рубль, назавтра вы имеете тысячу человек, просящих тысячу рублей. Мы и не мечтаем о решении проблем. Мы, утонченные петербуржцы, заботимся прежде всего об эстетике обещаний. Проще говоря, обещая то или сё, надо все-таки, для красоты стиля, держаться в границах романтизированного правдоподобия. Коли упер кусок колбасы и хочешь его стрямкать, не надо, будучи застигнут, утверждать, что у тебя в руках веточка сирени, подаренная покойным дедушкой, и ты несешь ее в фонд возрождения культуры цветоводства РФ. Но госпожа Москвиенко - питомица поздней советской идеологии, находившейся в фазе гротеска. Мы же помним, что «высшая цель партии - благо народа», помним и все эти ноль целых три десятых холодильника на душу населения в упоительных статистических таблицах. Главная задача деятелей этой формации - не перепутать времен года. Это важно. Поскольку, когда весной вас спросят, как там с проблемой, вы ссылаетесь на осень. Осенью - на весну. Летом вас, понятное дело, никто ни о чем не спросит, а зимой вы будете бороться с трудностями зимы.
Вот госпожа Москвиенко посещает профессиональное училище, где готовят кадры для метрополитена. Оказывается, наш метрополитен - ошалевший от фантастических доходов монополист, не считающий нужным объясняться с гражданами о такой мелочи, как повышение тарифов на 15%, - не в силах содержать собственный кадровый питомник. Рядом с госпожой Москвиенко стоит господин... например, господин Дерюгин. Тут-то бы, зарабатывая народную любовь, и сдвинуть грозово брови, и прикрикнуть на боярина - дескать, куда деньги дел, курицын сын? Но так работали в прошлом, в Российской империи. Нынче госпожа Москвиенко говорит примерно следующее: «Да, серьезная проблема. Мы к осени разработаем правовые нормы, чтобы бизнесу было выгодно участвовать в выращивании собственных кадров».
Вообще-то в любом бизнесе кадры решают все. Бизнес, которому накладно участвовать в подготовке собственных кадров, - это не бизнес, а воровская шайка: после грабежа все участники разбегутся со своей долей добычи в зубах. Смену тут выращивать действительно ни к чему - сама подрастет. Какие правовые нормы на этот счет возникнут далекой осенью, мы, надеюсь, так и не узнаем.
Я и не рассчитываю услышать от властей Петербурга то, что в старину называли правдой. Это даже как-то немилосердно. Люди во всю жизнь и в глаза этой правды не видели, как же они говорить ее будут? Но я вправе требовать грамотной, культурной лжи. Врите, как уважающий свою жену муж, - складно, убедительно. Если вас спрашивают, зачем вы потратили миллионы евро на бездарное, антикультурное телевидение, не надо отвечать, как один маркиз у Мольера: «и всё ж мои стихи отменно хороши». Поверьте экспертам, что ваше телевидение дурно. И надо элегантно выкручиваться, признавать критику (на что рядовые, ограниченные женщины неспособны, но ведь наша госпожа не обыкновенная дама, а Москвиенко федерального масштаба), указывать виноватых, отправлять в отставку, заверять в неотложных действиях по всемерному укреплению. Деньги-то все равно освоены без возврата, так хоть попляшите перед нами - мы, петербуржцы, любим классический балет, а не грубые московские акты вытрахивания бюджетов и кредитов.
Столичный опыт фантомной деятельности, приобретенный г-жой Москвиенко, должен обогатиться новыми подходами, учитывающими местный колорит. Когда с высоких трибун звучат слова о том, что в каждом доме влажная уборка лестниц будет доведена до двух раз в месяц, петербуржец начинает сердиться. Если ему сказать иначе - что влагоуборка мест социального пересечения к осени достигнет 12,7 метролитра на душу взрослого населения, - он разозлится еще больше. Не рекомендую и обещать, что через год во всех подъездах города будет чисто, как в реанимации, - тут петербуржец может, озверев, прикончить кого-нибудь совсем невиноватого, вроде партнера по совместному распитию спиртных напитков...
Не доводите до греха город трех революций - врите красиво и правдоподобно! А для спасения души - посадите деревьев побольше, взамен сведенных на бумагу, где были написаны ваши обещания.

Татьяна МОСКВИНА