Рента серого вещества

3 июня 2004 10:00

«Инновации» - модное в определенных кругах словечко, как у тинейджеров - «зажигать». Когда его произносишь, все понимают: да, человек современный, грамотный... Но стоит ли за этим «ин-но» что-то, кроме красивого фонетического сочетания? На «безнадежную», «больную», «нерастревоженную» (цитаты из выступлений) тему дискутировали петербургские ученые, производственники, чиновники, собравшись в минувший вторник в пресс-клубе «Росбалта».



Подчеркивая трагизм ситуации, замглавы Петербургского научного центра РАН, в недавнем прошлом - замминистра промышленности, науки и технологий РФ академик Геннадий Терещенко привел такую цифру. Год назад в ходе социологического исследования только каждый двадцатый соотечественник на вопрос: «Нужна ли нам наука?» отвечал «да». Остальные респонденты или не знали или сомневались. Или считали, что проживем и без нее...
- Если вы думаете, что ниже падать некуда, то ошибаетесь, - говорит академик Терещенко. - Страна обложена интеллектуальной рентой! Автомобили, самолеты, компьютеры, сотовые телефоны...
Известно, что в том же японском телевизоре лишь 7 - 8% цены - по которой мы его покупаем - приходится на реальные производственные издержки, а львиную долю составляет интеллект. Обидно... Неужели у нас своих мозгов не хватает? Увы, во многих отраслях мы уже отстали настолько, что догонять смысла нет. В то же время у Петербурга, как уверены ученые, сохранился еще потенциал, на основе которого можно сделать мощный рывок вперед: водородная энергетика, нанотехнологии, сорбенты - здесь мы способны дать фору развитым странам. Что же мешает?
Участники дискуссии высказывали разные мнения. Например, глава петербургского Союза промышленников и предпринимателей профессор Вахтанг Ковешников сетует на отсутствие единой региональной инновационной инфраструктуры. Недовольны представители производственной сферы и тем, что предприятия, ориентированные на инновационную деятельность, не получают у нас - в отличие от Запада - сколько-нибудь значительных налоговых послаблений. Да и вообще, инновационный центр создать можно, а вот как обеспечить его связь с реальным сектором экономики? Процесс-то ведь очень тонкий, длительный - все равно что подсадка в спинной мозг донорских стволовых клеток...
Иными словами, бизнесменам невыгодно делать ставку на высокие технологии, а всевозможные «стимулирующие» программы и концепции - противоречивы и не конкретны. Скажем, программа социально-экономического развития северной столицы на ближайшие годы. Разумеется, главная задача - любой ценой удвоить региональный валовый продукт. Намечено освободить столько-то земли, привлечь столько-то рабочих рук, на вопрос же: «Что выпускать будем?» - ответа нет. Мол, какая разница, лишь бы прибыль была...
И это на пороге вступления России в ВТО! «Как только к нам хлынет поток качественной продукции из-за рубежа, станет видно, насколько морально устарели многие наши разработки, - предрекает профессор Ковешников. - Начнут закрываться заводы и фабрики, десятки тысяч человек останутся без работы...» А председатель Комитета по науке и высшей школе администрации города профессор Александр Викторов напомнил, что регулирование цивилизованного рынка через качество - в принципе штука очень серьезная, и действует отнюдь не только на уровне «нравится - не нравится потребителю». Как только фирма патентует более совершенную по сравнению с продукцией конкурентов модель (пылесоса, авиалайнера), она тут же добивается ужесточения законодательной базы - по шуму, пыли и т.д. То есть модели, которые до заданных параметров недотягивают, автоматически попадают на свалку истории.
Наряду с этим в России и, естественно, в Петербурге до сих пор отсутствует рынок интеллектуальной собственности. Может, де-юре он и существует, но взять, допустим, ссуду в банке под какое-то изобретение - как это делается в западных странах - практически невозможно. Уже год бьется нобелевский лауреат Жорес Алферов, пытаясь доказать целесообразность создания в районе Шувалово высокотехнологичного и, по его словам, экологически абсолютно чистого производства элементной базы. Объясняет, что это и есть наш шанс, будущее нашей электроники. И не денег, заметьте, просит - а только гарантий государства, чтобы получить кредит в Германии. По расчетам, в течение года предприятие может быть запущено, за два года окупится, начнет приносить славу и дивиденды. Так это или нет (не исключено, что сроки на самом деле окажутся несколько иными), но замыслу академика - как, впрочем, и многим другим инновационным проектам - зеленой улицы в ближайшее время, похоже, не видать.

Валерия СТРЕЛЬНИКОВА