Америка на неве

7 июня 2004 10:00

В минувший четверг на фасаде дома на набережной Мойки, 66, появилась мемориальная доска, напоминающая о событиях почти двухсотлетней давности. Здесь в 1810 - 1811-м жил первый официальный американский дипломат в России - посланник США Джон Куинси Адамс, сын второго президента Соединенных Штатов, впоследствии сам ставший президентом страны.




Часто говорят, что у американцев и русских много общего. Наверное, это так. Видимо, поэтому взаимный интерес двух держав возник чуть ли не с первого дня рождения Соединенных Штатов.
1784 год. У Соединенных Штатов возраст еще младенческий - 8 лет. Русский купец Григорий Шелехов только что заложил первый поселок Русской Америки на острове Кадьяк у берегов Аляски. А в апреле 1784-го в столицу Российской империи Санкт-Петербург пришел первый американский корабль. Ровно через десять лет после этого первый американский президент Джордж Вашингтон назначил Джона Рассела первым американским консулом в Санкт-Петербурге. Правда, миссии Рассела так и не суждено было состояться.
В России историю русско-американских отношений начинал император Павел I. По его указу в июле 1799 г. была учреждена Российско-Американская компания, в уставе которой закреплялся приоритет России в открытии Аляски - «матерой земли северо-восточной Америки». А вот установить дипломатические отношения с заокеанским соседом Павел не успел - в марте 1801 г. его задушили заговорщики в собственной спальне Михайловского замка.
Первого американского консула в Петербурге Леветта Гарриса встречал в апреле 1803 года старший сын Павла император Александр I. О том, что встреча была радушной, можно судить по настроению письма самодержца американскому президенту Томасу Джефферсону: «Я всегда питал большое уважение к вашему народу, который сумел самым достойным образом воспользоваться своей независимостью, дав себе свободную и мудрую конституцию, обеспечивающую счастье всех вообще и каждого в отдельности».
Но консульство - это было еще только полдела. А вот первым полномочным американским посланником в России стал Джон Адамс, сын второго президента Соединенных Штатов, впоследствии сам избранный шестым президентом страны, но в те годы еще молодой политик. В октябре 1809 года корабль с членами американской дипломатической миссии прибыл в Кронштадт, и российскому канцлеру Румянцеву доложили о приезде «достопочтенного Джона Куинси Адамса, сына бывшего президента Соединенных Штатов Америки и их полномочного посланника при Его Величестве Императоре Всероссийском».
После вручения верительных грамот между американским посланником и российским императором состоялась беседа.
«Между Россией и Соединенными Штатами, - говорил самодержец, - не может быть противоречивых интересов и причин для разрыва, а торговля между обеими странами могла бы быть очень полезной для каждой из них».
Американец с этим согласился, заметив, что США очень заинтересованы в развитии торговли с Россией. Слова не разошлись с делом. Уже в следующем, 1810-м году в Санкт-Петербург прибыли 120 американских торговых кораблей.
Интерес к сближению у России с Америкой был обоюдным. Русское правительство рассматривало заокеанскую республику как определенный противовес чрезмерному усилению морского могущества Англии. А Соединенные Штаты в тот момент находились в дипломатической изоляции в Европе и стремились к сближению с Россией, единственной великой державой, расположенной к ним благожелательно.
Американского посланника Джона Адамса поразили великолепие и роскошь Петербурга, который он назвал самой великолепной столицей Европы и мира. Правда, вскоре американский посланник сделал неприятный вывод о том, что его скромное жалованье не соответствует огромным расходам, без которых здесь не обойтись. В своих письмах на родину он постоянно жаловался на дороговизну жизни в российской столице.
«Любезная матушка, - писал Адамс домой в феврале 1810 года. - Вы знакомы с трудностями и расходами, связанными с устройством дел американского посланника в других странах Европы. Они повсюду велики. Здесь они больше, чем где-либо. Мы проживаем в квартире дома довольно скверного и очень дорогого. Частое присутствие при дворе здесь самая непременная обязанность. Иногда даже по два раза в день. Утром - прием, а вечером бал и званый ужин. Количество слуг, которых обязательно нужно здесь содержать, по крайней мере втрое больше, чем в других странах, а местный климат требует таких расходов на одежду, какие неизвестны в южных районах. Таковы здешние тяготы, которых нельзя избежать при всем желании. Но имеются и другие вещи, еще более разорительные, и избавиться от них можно только жертвуя своей репутацией в глазах здешнего общества. Почти для всех его членов характерен такой образ жизни, когда расходы превышают доходы. Все официальные лица тратят намного больше, чем позволяет их жалованье, многие из них знамениты тем, что никогда не платят своих долгов, их источники дополнительных доходов в нашей стране считались бы бесчестными. И это здесь в порядке вещей, а вот жить экономно считается непристойным».
Вот такая язвительная характеристика российского образа жизни была дана почти 200 лет назад, а многое, согласитесь, звучит так, как будто сказано сегодня.
После одного из таких писем взволнованная мать посланника обратилась к президенту США Медисону с просьбой отозвать ее сына домой. Президент, проникнувшись трудностями российской жизни, разрешил Адамсу покинуть свой пост, правда, просил, если возможно, задержаться в Петербурге, чтобы не прерывать работу американской миссии в России. Так что Джон Адамс оставался на невских берегах вплоть до 1814 года, проведя здесь в общей сложности пять лет.
Уезжая, он увозил с собой так и не разгаданные им до конца загадки непостижимой русской души.

Подготовил Николай ДОНСКОВ
фото ИНТЕРПРЕСС



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close